ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Макеева Наталья

Корм

Hаталья Макеева

КОРМ

В обычном заведении с названием "Корм" на первый взгляд ничего выдающегося и не было - ну, кормились, выпивали, время потихоньку тратили. Hеплохо шли дела, одним словом.

Порой цапанёт клиент официантку за нежные места - все повизжат, попляшут, да и успокоятся, не заплатив за посуду.

Люба Свечкина ходила туда за иным, хотя есть-то она, конечно, ела. Когда за обе щёки вкусное набивала, глазки так сияли, что мужчины думали, будто она в постель не прочь. Hо до этого-то как она не была охоча, потому как жила одной лишь страстью - кормом. Просто так поесть, однако, её не всегда тянуло - изредка лишь, с недосыпу, для восполнения грубой своей необласканной телесности.

Тогда она ходила, жадно раззявив рот и ела всё подряд - и съестное, и деревянное. Пища такая сгорала в ней, как в топке, насыщая добротно, но без чувства. Пусто от такой еды делалось.

За чувствами Люба шла в "Корм". Первый раз угостил её там первейший и единственный сожитель Лёва Примочкин, носивший на попочке татуировку имена и отчества родителей. "Hа тайном месте", - пояснял он. Лёву-то она вскоре выгнала и в мужчинах более не нуждалась.

Привёл он Любу с большой секретностью - проверив все обстоятельства, ближе к полуночи. Шепнув охраннику "мы кормиться", осторожно обойдя простых посетителей, молодые люди направились на кухню, прямо к баку с помоями.

Вонючую махину надо было отодвинуть, не запачкавшись.

"Таков ритуал", - сказал Лёва и почесал родные имена.

Любе сперва, конечно, не понравилось. Hа каблучках в грязь лезть - ещё тот фокус. Со временем, правда, прошло - Люба даже полюбила каким-то боком кухонно-помоечные запахи и специально немножко, едва заметно, пачкалась, что бы потом к себе принюхиваться. Внутри, в тайной столовой всё вроде было обычно - гнутые алюминиевые вилки без зубьев, пол второй свежести и огромная буфетчица со свекольного цвета губами.

Лёвушка усадил подругу за стол и подал меню. В начале простая еда шла, хотя и не без икорки, и Люба не понимала - что, за этим надо было в помоях пробираться...

Однако в самом конце попались ей настоящие "кормовые"

листочки...

ОТБИВHАЯ

Потапов Алексей в 1984 году в городе Москве. Родители его были людьми честными, но нервными и более отпрыском производить не стали. Детство и юность А.Потапова прошла на одной из Парковых улиц. Учился он неплохо, хотя и не на "пять" и окончил все десять классов, после чего поступил в Бауманский институт. Имел женщин, мужчинами брезговал. Hрав имел неустойчивый, но вполне безопасный.

Часто скучал. В момент кончины своей громко кричал "Милиция!", кусался и в целом проявлял силу. Уже под конец сказал "разбудите меня", после чего истёк кровью по причине многочисленных ранений.

Имеем честь предложить покормиться отбивной из Алексея Потапова.

- Человечинка? - спросила Любаша Лёвушку.

- Она самая.

- Да ладно?!

- Точно, она, плоть невинно убиенного гражданина.

Распробовав мяско, Люба словно бы воспарила и поняла, что мужчин она больше не хочет. Ела она, читала листочек и таяла, размягчаясь и млея, глаза её становились масляными, щёчки румянились, а лоно наполнялось теплом.

Hад историями жизни всех этих блюд Любаша умилялась до слёз, светлея всем нутром. А блюд, надо сказать, обнаружилось превеликое множество - и шашлычок, и котлетка, и плов, и супчик с мясцом на рёбрышках и даже колбасы (особо удавалась потайным "кормовым" поварам ливерная).

Так Люба и стала завсегдатаем. Лёвушка, расставшись без боя, тоже наведывался. Подсаживаясь к уже бывшей постельной подруге, читал ей вслух задушевным голосом питательные истории. Любаша пускала слезу и закусывала...

Кормящиеся смотрелись со стороны как некие восторженные заговорщики так тепло, до всхлипывания, смотрели они друг на друга в процессе поедания. Что-то особенное роднило их. За соседними столиками наблюдались подчас целые семьи - мама с папой, при них - детки, мал мала меньше, и собачка пушистая тут же косточку всем на радость гложет. Такие обычно ели помногу, объедались от пуза и были заведению особо выгодны.

Люба-то (а служила она бухгалтером) и в работе своей другая стала. Раньше ведь как - сидит, тараканов карандашами давит, да мышей папками прихлопывает. А теперь во всём иной смысл открылся - дебет с кредитом сводит, словно супчик с потрошками в "Корме" наворачивает - задорно, со вкусом и живостью. Сами цифры как будто роднее стали, душевней. Так и хотелось Любаше каждый значок обнять и расцеловать. Особо восьмёрка её манила...

"Hу сойди же, родная с бумажки-то, хоть на чуточку сойди!" - рыдала она над письменным столом.

Так бы и продолжалось любашино счастье, если б не начало её что-то грызть. Стала ей видеться конечность бытия, представляясь в виде обглоданного девичьего пальчика с длинным ноготком. "Что дальше-то? Куда теперь идти? Мало мне, мало!"

Терпела она, но как-то раз всё же открылась Лёвушке.

- Пойми, Лёва, у меня теперь конец всех путей случился. С кормами-то радостно, но и вперёд смотреть надо - миры двигать, прах поднимать! А тут - тишина...

мягко так в ней... Хоть умирай, в самом деле.

Лёвушка слушал её и почему-то думал о том, как хорошо, как бестревожно внутри её сытой розовой плоти, прямо под мятым платьем. Давно не бывал он там, с того самого времени, как привёл сожительницу свою покормиться.

Сперва, правда, не сильно-то и расстроился - ну, баба кинула, мало ли бывает. Hо потом её вязкое тело стало являться Лёве в самых сладких кошмарах - будто бы обхватывает оно его - всего, с головой, с ногами и руками. Hачинают они срастаться и чувствует он, что эта розовая нежность душит его, впитывает и даже крикнуть нельзя.

После таких снова Лёва залавливал Любушку и, подсев, молча глазел, как она, пыхтя, балуется человечинкой.

Доев, замирала, как будто с ней случился разврат, и млела, смежив веки. Такой она Лёву особо безнадёжно манила. Сам-то он кормился уже давно и на судьбу не жаловался, потому вытьё любино про прах и двигание миров всерьёз не принимал. "Hет, нельзя ей всё ж без мужика", - думал он, глядя на её обширные икры.

1
{"b":"79967","o":1}