ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
История матери
Шкатулка Судного дня
Уроки обольщения
Истории жизни (сборник)
Как в СССР принимали высоких гостей
Гридень. Из варяг в греки
Библия триатлета. Исчерпывающее руководство
Последние дни Джека Спаркса
Мысли, которые нас выбирают. Почему одних захватывает безумие, а других вдохновение
A
A

– Отец Рал, – сказал Джиллер с самой любезной улыбкой, – позвольте преподнести вам принадлежащую королеве Милене шкатулку Одена. – Он бережно держал подделку, и драгоценные камни сияли на ней.

Отец Рал слегка улыбнулся и, протянув руку, осторожно принял шкатулку из рук волшебника. Он с минуту повертел ее, рассматривая красивые камни. Затем махнул рукой одному из своих огромных слуг. Тот подошел к Ралу. Даркен Рал поглядел ему в глаза и вручил шкатулку.

Тот одной рукой сдавил шкатулку, и она раскололась на мелкие кусочки. Королева вытаращила глаза:

– Что это значит?

Лицо отца Рала сделалось страшным.

– Это я хотел бы спросить у вас, ваше величество. Ваша шкатулка поддельная.

– Как! Да это просто невозможно… немыслимо… Я точно знаю. – Королева повернулась к Джиллеру: – Джиллер! Что вам об этом известно?

Он засунул руки в рукава балахона.

– Ваше величество… я не могу понять… Никто не нарушал волшебной печати, я сам это видел. Уверяю вас, это та же самая шкатулка, которую я охраняю с тех самых пор, как вы вверили ее мне. Должно быть, она была поддельной с самого начала. Нас обманули, это единственное возможное объяснение.

Отец Рал не сводил глаз с волшебника все время, пока тот говорил. Затем он сделал знак одному из своих людей, который подошел к Джиллеру и схватил его за шиворот. Одной рукой он поднял волшебника в воздух.

– Что вы делаете! Отпустите меня, бык вы этакий! Имейте уважение к волшебнику, не то, уверяю вас, вы об этом пожалеете! – Ноги Джиллера болтались в воздухе.

Рэчел душили слезы. Она изо всех сил крепилась, чтобы не заплакать. Ведь тогда они заметят ее.

– Нет, – возразил Даркен Рал, – это не единственно возможное объяснение, волшебник Джиллер. Настоящая шкатулка – волшебная, и исходящая от нее сила магии неповторима. От этой шкатулки исходит не та сила. Королева не заметила бы и не поняла, но волшебник не мог не знать этого.

Отец Рал слегка улыбнулся королеве:

– Мы с волшебником собираемся удалиться для беседы с глазу на глаз.

Он повернулся и вышел из зала в развевающихся белых одеждах. Великан, тащивший Джиллера, последовал за ним. Другой стал в дверях, скрестив руки.

Рэчел хотелось побежать за Джиллером. Она боялась за него. Она увидела, как Джиллер повернул голову и поглядел на людей в зале. И вдруг его широко открытые темные глаза посмотрели прямо в глаза Рэчел. И Рэчел отчетливо услышала, как в ее голове раздался его голос, точно он громко крикнул. Это было только одно слово:

Беги!

Потом он исчез. Рэчел вцепилась зубами в подол платья, стараясь не заплакать. Советники разом заговорили. Придворный художник Джеймс начал собирать осколки шкатулки, вертеть их в руке и разглядывать, помогая себе культей. Принцесса Виолетта взяла у него один осколок, разглядывая камешки.

У Рэчел в ушах звучал безмолвный крик Джиллера, приказывавший ей бежать. Она осмотрелась – никто не обращал на нее внимания.

Она обошла столы, пригнув голову, чтобы не возвышаться над ними. Перейдя на другую сторону зала, Рэчел приподняла голову, чтобы поглядеть, не следят ли за ней. Но за ней никто не следил.

Она стащила немного еды: кусок мяса, три пряника, большой кусок сыра, запихала все в карманы и снова осмотрелась.

Убедившись, что за ней не следят, Рэчел побежала к выходу. Она старалась не плакать, быть смелой ради Джиллера. Она бежала, касаясь ковров босыми ногами. Прежде чем поравняться со стражниками у дверей, Рэчел перешла с бега на шаг, чтобы не возбуждать подозрений. Увидев, кто это, те молча открыли большой засов и выпустили ее. Стражники с другой стороны двери просто посмотрели на нее и снова заперли за ней дверь.

Спускаясь по холодным каменным ступеням, Рэчел смахнула слезы. Она по-прежнему старалась не плакать, но слезинки все же иногда текли по ее щекам. Патрульные охранники не обратили на девочку внимания, и она прошла мимо них по мощенной камешками дорожке в сад.

Сюда не проникал свет от факелов, поэтому было темно. Рэчел ступала босыми ногами по мокрой траве. У третьего вазона она осмотрелась, не следит ли кто за ней, опустилась на колени, нащупала под цветами узелок с хлебом и вытащила его. Рэчел развязала узелок, достала из карманов мясо, пряники, сыр, положила все это на хлеб и снова все завязала.

Она уже хотела бежать к внешней стене, но вдруг вспомнила и охнула, застыв на месте.

Она совсем забыла о Саре! Ведь куколка все еще в ее спальном сундуке! Принцесса Виолетта найдет Сару и бросит ее в огонь! Нет, Рэчел не могла оставить куклу на произвол судьбы. Она ведь собиралась убежать отсюда навсегда. Саре будет так страшно одной! Сару здесь сожгут.

Рэчел снова положила узелок на прежнее место, под цветы, огляделась и побежала обратно в замок. Когда она вернулась туда, где горели факелы, ей пришлось перейти на шаг. Один из стражников удивленно поглядел на девочку.

– Я ведь только что выпустил тебя, – сказал он.

Рэчел проглотила комок в горле.

– Я знаю. Но мне нужно вернуться на несколько минут.

– Забыла что-нибудь?

Она кивнула и заставила себя ответить:

– Да.

Он покачал головой и открыл маленькое окошечко.

– Отвори, – сказал он стражнику внутри, и Рэчел услышала, как отодвинули тяжелый засов.

Войдя в коридор, она снова огляделась. Огромный зал с черно-белым полом и большой парадной лестницей был впереди, до него надо миновать несколько длинных коридоров и два больших зала, в том числе столовую. Через нее лежал самый короткий путь. Но ведь там еще могут быть королева, принцесса или даже сам отец Рал. Ее заметят. А этого нельзя допустить. Принцесса Виолетта может забрать ее в свою комнату и запереть в сундуке. Ведь уже вечер.

Рэчел свернула в маленькую дверку направо, в коридор для слуг. Он намного длиннее, но знатные господа никогда не ходят по коридорам для слуг и по черным лестницам. А никто из слуг не остановит ее. Все знают, что Рэчел – игрушка принцессы, и никто не хочет, чтобы принцесса злилась на него. Ей придется спуститься вниз, туда, где живут слуги, под большими комнатами и под кухней.

Ступеньки и здесь были каменными, края их стерлись. Одно окошко наверху было пустым, так что сюда проникал дождь, и на ступеньки стекала вода со стен. Местами воды было немного, местами ступеньки стали скользкими и позеленели от плесени. Поэтому всегда приходилось идти по ним очень осторожно. Факелы, горевшие на стенах, отбрасывали на каменную лестницу красно-желтый свет.

Здесь встречались разные люди – слуги с постельным бельем, уборщицы с ведрами и тряпками, истопники с вязанками дров для очагов. Некоторые из них перешептывались. Они казались взволнованными. Услышав имя Джиллера, Рэчел снова чуть не заплакала.

В своих комнатах, освещенных масляными лампами на потолках, слуги оживленно обсуждали увиденное. Рэчел заметила мужчину, который громко рассказывал что-то стоявшим вокруг него слугам и служанкам. Это был господин Сандерс. Он всегда в красивом кафтане приветствовал знатных дам и господ, приходивших на ужин, и оглашал их имена, когда они прибывали.

– Сам слышал от тех, что караулили в столовой. Вы знаете, о ком я говорю, – тот молодой, Фрэнк, и тот, что прихрамывает, Дженкинс. Они говорили, что слышали от д’харианских охранников, будто весь замок обыщут сверху донизу.

– Да что они ищут? – спросила служанка.

– Кто их знает? По крайней мере Фрэнку и Дженкинсу про то не сказали. Эти, которые из Д’Хары, могут запросто устроить ночной кошмар наяву.

– Хорошо бы, – сказал кто-то, – чтоб они нашли это под кроватью у Виолетты. Поделом ей будет самой разок помучиться, а то все других мучает. – Все засмеялись.

Рэчел надо было миновать большое складское помещение. По одну сторону стояли бочки, по другую – ящики и мешки. Здесь пахло плесенью, и Рэчел всегда слышала, проходя подвалом, как скребутся мыши. Рэчел добралась до середины и под лампами, с той стороны, где колонны, направилась к тяжелой двери. Она с усилием потянула за железное кольцо, и дверь со скрипом открылась. Рэчел потерла руки о каменную стену, чтобы счистить ржавчину от кольца. Еще одна большая дверь направо вела в темницу. Рэчел стала подниматься по лестнице. Здесь было темно, только одна лампа горела наверху, и Рэчел слышала, как где-то капает вода. Через открытую дверь она прошла наверх. На верхних площадках, кроме нее, никого не было, только гулял ветер. Страх мешал ей плакать. Больше всего ей хотелось, чтобы они с Сарой убежали отсюда.

121
{"b":"8","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я – Спартак! Возмездие неизбежно
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
Живой текст. Как создавать глубокую и правдоподобную прозу
Роза и крест
Аромат от месье Пуаро
Последние дни Джека Спаркса
Земля лишних. Горизонт событий