ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Древний. Час воздаяния
Отголоски далекой битвы
Мужчина мечты. Как массовая культура создавала образ идеального мужчины
Как быть, а не казаться. Викторина жизни в вопросах и ответах
Бумажная принцесса
Страсть под турецким небом
Воскресни за 40 дней
Пассажир
Охотник за идеями. Как найти дело жизни и сделать мир лучше
A
A

– Кэлен, – прошептал Ричард, – ты уверена? А как же волшебник?

Кэлен кивнула и тихо ответила:

– Сначала мы нанесем визит королеве, а потом я разберусь с Джиллером.

Рэчел заставила себя проглотить кусок, чтобы перевести дыхание. Она была права: женщинам с длинными волосами доверять нельзя! А она чуть не полюбила Кэлен. Девочка готова была заплакать. Ричард такой славный. Но почему он так хорошо относится к Кэлен, такой гадкой, что она готова напасть на Джиллера? Наверно, Ричард ее боится, как она боялась принцессу Виолетту. Девочке стало жаль Ричарда. Может, рассказать ему про шкатулку и вместе сбежать от этой Кэлен?

Но Джиллер говорил, что никому нельзя доверять. Может, Ричард слишком боится Кэлен, и все расскажет ей. Нет, надо быть смелой ради Джиллера, ради всех этих несчастных людей. Надо убежать одной.

– Этим можно заняться утром, – сказала Кэлен, – а сейчас лучше поспать, чтобы выйти с рассветом.

Ричард кивнул, обнимая девочку.

– Ты поспи, а я покараулю первым.

Он взял Рэчел на руки и отдал Кэлен. Рэчел прикусила язык, чтобы не закричать. Кэлен крепко прижала ее к себе. А Рэчел смотрела на ее нож. Даже у принцессы не было ножа. Она жалобно посмотрела на Ричарда и протянула к нему руки. Тот улыбнулся и вручил ей Сару. Она ждала от него совсем другого. Рэчел прижала к себе куклу, стараясь не заплакать.

Ричард погладил ее по волосам.

– До утра, малышка.

Он вылез из сосны, и Рэчел осталась с Кэлен. Девочка крепко зажмурилась. Надо быть храброй, нельзя плакать. Но все же она заплакала.

Кэлен крепко обняла ее и стала гладить по голове. Пока Кэлен успокаивала Рэчел, та смотрела на черное отверстие между ветвями с другой стороны сосны. Она заметила, что Кэлен как-то странно вздрагивает, и с удивлением поняла, что та тоже плачет. Рэчел уже было почувствовала доверие к ней… Но тут она вспомнила, как принцесса Виолетта говорила, что наказывать больнее, чем терпеть наказание. Она с ужасом подумала, что же должна замышлять Кэлен, если это вызывает у нее слезы? Даже принцесса никогда не плакала, когда кого-то наказывала. Рэчел заплакала еще горше.

Кэлен отпустила ее, чтобы вытереть слезы, но ноги у Рэчел были словно ватные, бежать она не могла.

– Замерзла? – прошептала Кэлен, и по голосу ее чувствовалось, что она сама еще не успокоилась.

Рэчел боялась, что, как бы она ни ответила, ее побьют. Она просто кивнула и стала ждать, что будет дальше. Но Кэлен достала из мешка одеяло и укутала себя и Рэчел. Девочка подумала, что это для того, чтобы ей труднее было убежать.

– Ложись рядом, а я расскажу тебе сказку. Мы будем согревать друг дружку. Хорошо?

Рэчел легла рядом с Кэлен, которая прижалась к ней и обняла ее. Рэчел было хорошо, но она знала, что это хитрость. Кэлен начала рассказывать ей сказку про рыбака, который превратился в рыбку. Рэчел увлеклась и забыла ненадолго о своих бедах. Один раз они даже засмеялись вместе. Закончив сказку, Кэлен поцеловала Рэчел в макушку и погладила по голове.

Рэчел подумала: «А что, если Кэлен не такая плохая? » Оттого что представишь себе это, вреда не будет. Как приятно, когда она гладит и напевает песенку. Наверное, так это делала бы мама.

Рэчел сама не заметила, как заснула. Ей снились прекрасные сны. Проснулась она около полуночи, когда Ричард пришел будить Кэлен. Но Рэчел притворилась спящей.

– Не хочешь ли ты еще поспать вместе с ней? – нежно спросил он.

– Нет, – прошептала Кэлен, – мне пора караулить.

Рэчел услышала, как она надела плащ и выбралась наружу.

Рэчел на слух пыталась определить, куда пойдет Кэлен. Ричард, подбросив еще хворосту в огонь, улегся спать. Внутри сосны стало посветлее. Рэчел видела, что Ричард наблюдает за ней. Как было бы хорошо рассказать ему, какая Кэлен на самом деле гадкая, и убежать вместе с ним! Он такой славный, и, когда он обнимал ее, ей было хорошо, как никогда. Он получше закутал ее в одеяло. Слезы покатились по ее щекам.

Рэчел услышала, как он лег на спину и укрылся сам. Скоро до нее донеслось его ровное дыхание. Поняв, что он спит, она вылезла из-под одеяла.

Глава 36

Ричард влез внутрь сосны и уселся у огня. Кэлен с надеждой посмотрела на него. Он молча притянул к себе мешок и стал укладываться.

– Ну что?

Ричард бросил на нее недовольный взгляд.

– Я заметил по следам, что она шла на запад той же дорогой, какой мы добрались сюда. Через несколько сотен ярдов она вышла на тропу. Потеряли не один час. – Он показал на выход с обратной стороны сосны. – Вот где она вылезла. Она кружила по лесу, чтобы уйти от нас подальше. Я выслеживал людей, которые не хотели, чтобы их нашли, но по их следам идти было легче. Она так легко ступает по корням и камешкам, и она слишком маленькая, чтобы оставлять следы там, где их оставил бы взрослый. Видела ее руки?

– Видела длинные синяки, это от хлыста.

– Нет, я говорю о царапинах.

– Царапин я не видела.

– Верно. На платье у нее были колючки, она пробиралась сквозь кустарник, но на руках-то не было царапин. Она ходит легко, почти ничего не задевая. Там, где прошел взрослый, остались бы сломанные ветки. Возьмем хотя бы следы, которые я оставил, продираясь сквозь кустарник, когда пытался идти по ее следам. И слепой найдет тропу, по которой я шел. Она же проходит сквозь заросли, как сквозь воздух. Я даже не сразу понял, что она вышла на ту тропу. Она босая и избегает наступать в воду или грязь, туда, где ногам холоднее. Поэтому она выбирает сухие участки, и трудно определить, где она прошла.

– Мне следовало заметить, как она сбежала.

Ричард понял: Кэлен думает, что он ругает ее, но только тяжело вздохнул:

– Это не твоя вина. Если бы караулил я, я бы тоже упустил ее. Она не хочет, чтобы ее заметили. Эта девочка умница.

Но от его слов Кэлен лучше не стало.

– А ты бы мог обнаружить ее следы?

– Мог бы. Смотри, вот что я нашел в нагрудном кармане. – Ричард поглядел на Кэлен. – У сердца. – Он вытащил локон Рэчел и повертел его в руках. – На память о ней.

Кэлен встала. Все краски сбежали с ее лица.

– Это я виновата. – Она вылезла из приют-сосны.

Ричард хотел было взять ее за руку, но Кэлен вырвалась.

Ричард поставил мешок и последовал за ней. Кэлен стояла, сложив руки, спиной к нему. Она смотрела на лес.

– Кэлен, ты не виновата.

Она кивнула.

– Виноваты мои волосы. Ты видел, как испуганно она на них смотрела? Сотни раз я видела подобные взгляды. Ты можешь себе представить, каково это, когда тебя боятся даже дети? – Он не ответил. – Ричард, ты не мог бы обрезать мне волосы?

– Что?

Кэлен умоляюще посмотрела на него:

– Ты можешь меня постричь?

В ее взгляде он прочел боль.

– Почему бы тебе не сделать этого самой?

– Я не могу. Магия не позволяет Исповедницам стричься самим. Стоит попытаться, и возникает такая страшная боль, что мы не в состоянии выполнить свое намерение.

– Как это так?

– Помнишь, какую боль причинила тебе магия меча, когда ты впервые убил человека? Это то же самое. Исповедница может потерять сознание, прежде чем закончит свое дело. Однажды я уже пыталась. Каждая Исповедница однажды решается на такую попытку. Но только однажды. Когда нам нужно привести в порядок волосы, это делает за нас кто-то другой. Но никто не осмеливался остричь их полностью. – Она снова повернулась к Ричарду. – Ты сделаешь это для меня?

Ричард отвернулся, глядя на прояснившееся небо, пытаясь разобраться в своих чувствах и понять, что же испытывает она. Он еще многого не знает о ней, о ее мире. Все это казалось ему таинственным. Когда-то Ричард хотел бы узнать о ней все. Теперь ему этого совсем не хотелось. Между ними стоит магия, словно нарочно придуманная, чтобы их разъединить. Он повернулся к Кэлен:

– Нет.

– Могу я узнать почему?

– Потому что ты дорога мне такой, какая ты есть. Кэлен, какой я ее знаю, не стала бы дурачить людей, выдавая себя не за того, кто она есть. Даже если ты кого-то обманешь, это все равно ничего не изменит. Ты была и останешься Матерью-Исповедницей. Мы – только то, что есть, ни больше, ни меньше. – Он улыбнулся. – Одна мудрая женщина, мой друг, однажды сказала мне это.

133
{"b":"8","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Morbus Dei. Зарождение
Мифы и заблуждения о сердце и сосудах
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
О, мой босс!
Как разговаривать с м*даками. Что делать с неадекватными и невыносимыми людьми в вашей жизни
Аргонавт
Generation «П»
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки
Орудие войны