ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)
Соблазн
В самом сердце Сибири
Папа и море
Список заветных желаний
Большой роман о математике. История мира через призму математики
Сердце того, что было утеряно
Могила для бандеровца
Тьерри Анри. Одинокий на вершине
A
A

Зедд кивнул.

– Я был и там, и в других подобных местах.

– Но ведь это не вестландцы! Это не могли быть они. Я просил передать Майклу, чтобы он собирал войско для защиты Вестландии. Но я не говорил ему, что надо на кого-то нападать, тем более на безоружных. Вестландцы не могли этого сделать.

– Это не вестландцы. Я не получал от Майкла никаких вестей и не виделся с ним.

– Тогда кто?

– Это сделали люди Рала по его приказу.

– Ерунда какая-то, – сказала Кэлен. – Они же хранили верность Д’Харе. Там стоял гарнизон Народной армии мира, но всех солдат, до одного, убили.

– В том-то и дело.

Оба слушателя выглядели озадаченными.

– Это совершенно бессмысленно, – возразила Кэлен.

– Это Первое Правило Волшебника.

– Что такое? – нахмурился Ричард.

– Первое Правило Волшебника гласит: люди глупы. – Ричард и Кэлен неодобрительно переглянулись, но продолжали слушать. – Люди глупы, и, если правдоподобно объяснить, почти все поверят во что угодно. Люди глупы и могут поверить лжи, оттого что хотят верить, будто это правда, или оттого что боятся знать правду. Головы людей полны всякими знаниями и верованиями, большинство из которых ложны, но все же люди в это верят. Люди глупы: они редко могут отличить правду от лжи, но не сомневаются, что способны на это. Тем легче их одурачить.

Зедд взглянул на Ричарда, ожидая возражений, но их не последовало. Он продолжал:

– Именно из-за Первого Правила волшебники древности создали Исповедниц и Искателей Истины, чтобы устанавливать Истину там, где это важно. Рал знает Правила Волшебника и пользуется Первым из них. Людям нужна какая-то цель, а чтобы иметь цель, им нужны враги. Легко вести за собой людей, когда им дана цель. Для них это важнее Истины, которая на самом деле мало кого интересует. Даркен Рал дал им врага – конечно, не себя, а другого, дал им ощущение цели. Люди глупы, они верят в то, во что хотят верить.

– Но ведь это были его люди, – возразила Кэлен. – Зачем ему убивать сторонников?

– Вы могли заметить, что там убиты не все. Некоторых истязали или насиловали, но оставили в живых, чтобы они могли бежать и рассказывать всем, что видели. Вы также могли заметить, что никого из солдат Рала не оставили в живых, чтобы те не смогли оспорить рассказанной истории. Здесь не так важна правда, как то, что этой истории поверят, потому что она дает цель и врагов, против которых можно объединиться. Уцелевшие разнесут рассказы об этом по всему миру. И пусть Даркен Рал разрушил несколько верных ему городов и убил горстку солдат, зато он приобретет во сто крат больше сторонников, которые будут искать у него защиты от врага. Истина мало кому нужна, она не дает цели, она просто существует.

– Но это же неправда! – заявил пораженный Ричард. – Как Рал мог устроить такое? Как могли люди поверить этому?

Зедд сурово посмотрел на Ричарда.

– Ты ведь знал ситуацию лучше других, знал, что это не вестландцы, но все же сомневался. Ты боялся, что это может оказаться правдой. Бояться чего-то – значит принимать такую возможность. Допускать возможность – первый шаг к вере. Ты достаточно умен, чтобы усомниться. А подумай, как легко поверить во что угодно людям, которым даже не приходит в голову сомневаться. Для большинства важна не правда, а общая цель, и Рал достаточно умен, чтобы им это дать. – Зедд значительно посмотрел на слушателей. – Это Правило называется Первым, потому что оно самое важное. Запомните это.

– Но те, кто убивал, знали, что это убийство. Как они могли?

Зедд пожал плечами.

– У них была цель. Они сделали это ради общего дела.

– Но ведь это противоестественно! Убийство противоестественно.

Волшебник улыбнулся:

– В природе не существует жизни без убийства.

Ричард понимал, что Зедд провоцирует, намеренно высказывает мысли, способные его возмутить, но был сильно возбужден и не мог не спорить.

– Но ведь это относится не ко всей природе. Так – у хищников, и только для того, чтобы жить. Посмотри на эти деревья. Им и в голову не приходит никого убивать.

– Нет жизни в природе без убийства, – повторил Зедд. – Каждое живое существо убивает.

Ричард посмотрел на Кэлен в поисках поддержки.

– Не смотри на меня, – ответила та, – я давно знаю, что спорить с волшебниками – пустая затея.

Ричард поднял голову и посмотрел на прекрасную сосну, возвышавшуюся над ним. Он вдруг понял, что хотел сказать Зедд. Он поглядел на ветви, которые вытянулись во все стороны в многолетней борьбе за свет для себя в ущерб соседним деревьям. Успех лишал жизненного пространства молодую поросль, и ей нередко мешала расти тень дерева-прародителя. Несколько ближайших к сосне деревьев были слабыми и хилыми, все они – жертвы большого дерева. «Верно, – подумал он, – природа идет к цели через убийство».

Зедд следил за взглядом Ричарда. Это был один из уроков старика, которые тот давал Ричарду с давних пор. Ричард кивнул:

– В жизни побеждают сильнейшие. Никто не сочувствует жертвам, только восхищаются силой победителя.

– Но люди так не считают, – не выдержала Кэлен.

Зедд хитро улыбнулся:

– Разве? – Он показал на чахлое деревце, росшее рядом с костром. – Посмотри вон на то большое дерево, милая, а потом – на это. Теперь скажи, какое тебе больше по нраву?

– Вот это. – Кэлен показала на большую сосну. – Оно красивое.

– Ну вот видишь? Люди именно так и думают. Ты сама сказала, что оно красивее. Ты выбрала дерево-убийцу, а не дерево-жертву. – Он торжествующе улыбнулся. – На этом стоит природа.

– Да, я забыла, что мне следовало помалкивать, – пробормотала Кэлен.

– Пусть бездействует язык, – произнес Зедд, – лишь бы работал ум. Мы должны понять Рала, чтобы знать, как справиться с ним. Если мы этого действительно хотим.

– Вот как он завоевал столько земель, – кивнул Ричард. – Он предлагает людям общую цель, отдает приказы, и они делают все за него, а он преспокойно охотится за шкатулками.

Зедд кивнул:

– Он пользуется Первым Правилом Волшебника, чтобы большую часть работы за него выполняли другие. Вот почему нам так трудно. Он приобретает сторонников потому, что людей интересует не Истина, а то, во что они верят, и люди готовы биться насмерть за свои верования, какими бы ложными эти верования ни были.

Ричард медленно поднялся, глядя куда-то в темноту.

– Я все думал, что мы боремся со злом, которое надо обуздать. Но потом понял, что это не все. То, что наступает сейчас, похоже на чуму, на чуму дураков.

– Ты нашел верные слова, мой мальчик.

– И направляет ее Даркен Рал, – добавила Кэлен.

Зедд поглядел на нее:

– Если кто-то роет яму и наполняет ее дождевой водой, то кто виноват: дождь или тот, кто вырыл яму? Кто виноват: Даркен Рал или те, кто роет яму и позволяет ему заполнять ее?

– Наверно, и он, и другие, – ответила Кэлен. – И это значит, что у нас множество врагов.

– И очень опасных, – поднял палец Зедд. – Смертельно опасных глупцов, не желающих знать Истину. Ты как Исповедница, видимо, уже знаешь это. – Она кивнула. – Они часто ведут себя не так, как следовало предполагать, и на этом можно попасться. Люди, от которых не ждешь ничего плохого, могут ни с того ни с сего убить тебя.

– Но это ничего не меняет, – сказала Кэлен. – Ведь если у Рала окажутся все шкатулки и он откроет нужную, то он нас всех уничтожит. Он остается головой змеи, и эту голову следует отсечь.

– Ты права, – пожал плечами Зедд, – но нам надо выжить, чтобы суметь убить змею. Вокруг много змеенышей, которые могут убить нас раньше.

– Это, – добавил Ричард, – мы уже усвоили. Но, по словам Кэлен, это ничего не меняет. Нам все равно нужна шкатулка, чтобы уничтожить Рала. – Он снова сел рядом с ней.

Лицо Зедда сделалось мрачно-сосредоточенным.

– Помните, что Рал сам может убить вас, а также и меня. Это ему нетрудно.

– Так почему он этого не сделал? – спросил Ричард.

– А разве, – вопросом на вопрос ответил Зедд, – нужно ходить по всей комнате и убивать там всех мух? Нет, скорее на них не обращают внимания, пока это не нужно. Но когда мухи попытаются кусаться, их начнут давить. – Он наклонился к ним поближе: – А мы сейчас собираемся укусить его.

137
{"b":"8","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
Десант князя Рюрика
История матери
День, когда я начала жить
Горький, свинцовый, свадебный
#В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!
Три факта об Элси
Шаман. Ключи от дома