ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неприкаянные души
Падение
Ненавидеть, гнать, терпеть
Я супермама
Собибор. Восстание в лагере смерти
Цветок в его руках
Блог на миллион долларов
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры
Разоблачение
A
A

Ричард окончательно запутался. Он безумно устал и чувствовал себя совершенно больным и разбитым. Поскорее бы кончился весь этот кошмар! Ричард застонал и повалился на спину, ни на что не обращая внимания.

– Кэлен, я твой друг. После стычки с кводом ты не захотела ничего объяснять, а я не стал настаивать. – Ричард прикрыл глаза, будучи не в силах вынести ее вопрошающего взгляда. – Теперь оказалось, что за мной тоже кто-то охотится. Наверное, тот, кто убил отца. Все это мало похоже на рыцарский турнир. Домой мне возвращаться нельзя. По-моему, я имею право хоть что-то узнать о том, что творится на самом деле. Я не враг тебе, Кэлен, я твой друг. Как-то раз, в детстве, я болел лихорадкой. Никакие средства не помогали. Тогда Зедд отыскал целебный корень и спас мне жизнь. До сих пор это был единственный случай, когда смерть стояла рядом со мной. А сегодня я трижды заглянул ей в глаза. Я должен…

Она успокаивающе дотронулась пальцами до его губ, и он умолк.

– Ты прав. Я готова ответить на твои вопросы. Только о себе я говорить не могу. Пока не могу.

Ричард приподнялся и взглянул на Кэлен – она вся дрожала от холода. Он достал из мешка теплое шерстяное одеяло и заботливо укутал ее.

– Ты обещал, что мы посидим у огня, – жалобно сказала Кэлен. – Ты сдержишь слово?

Ричард рассмеялся и вскочил на ноги.

– Конечно. Тут совсем рядом растет приют-сосна, прямо за поляной. А хочешь, пройдем еще чуть-чуть по тропе, там есть и другие такие сосны.

Она посмотрела наверх и нахмурилась.

– Ну хорошо, – согласился Ричард, – Не надо здесь оставаться. Найдем другую.

– А что такое приют-сосна?

Глава 5

– А вот и она. – Ричард раздвинул мохнатые игольчатые лапы. – Приют-сосна – лучший друг любого путника, – торжественно объявил он.

Тусклый лунный свет не проникал внутрь. Под деревом царила темнота. Кэлен приподняла ветви и не отпускала до тех пор, пока Ричарду не удалось отыскать кресало. Он давно облюбовал это прибежище и частенько пережидал тут ночь, если не успевал засветло добраться до Зедда. Ричард даже не поленился сложить из камней небольшой очаг и заботился о том, чтобы под деревом всегда оставался запас дров. Постелью ему служила охапка душистого сена. Ричард потянулся было за ножом, но с досадой вспомнил, что нож остался дома. Который раз за этот день он ругал себя за рассеянность. Хорошо хоть догадался припасти небольшой трут. Пламя охватило сухие поленья, и подножие сосны озарилось красными всполохами.

Ветви приют-сосны склонялись вниз, словно у плакучей ивы. Нижние опускались до самой земли. Иголки росли лишь на кончиках ветвей, а ближе к стволу хвои не было. Благодаря этой особенности под деревом образовался маленький, но уютный шатер. Ближе к верхушке дерева иглы росли так густо, что даже в проливной дождь сюда не проникало ни капли воды. Древесина приют-сосны горела плохо, и в холодную погоду здесь всегда можно было погреться у костерка, не опасаясь пожара. Дым поднимался вверх, обвивая ствол, и лениво выползал наружу. Ричарду не раз случалось пережидать ливень в этом укрытии. Во время своих походов он всегда с радостью останавливался в этих маленьких лесных убежищах.

Сегодня он был рад приют-сосне куда больше обычного. Ричард прекрасно знал лес, он изучил нравы и повадки всех здешних обитателей. К некоторым животным Ричард относился с особым почтением, но ни перед кем никогда не испытывал страха. В лесу он чувствовал себя как дома. До сегодняшней встречи с гаром. Теперь все изменилось.

Кэлен приблизилась к очагу и села на землю, скрестив ноги. Она никак не могла согреться и натянула одеяло себе на голову.

– Раньше мне не доводилось слышать о приют-соснах. Во время путешествия я никогда не останавливаюсь в лесу. Похоже, ты выбрал удачное место для ночлега.

Кэлен выглядела совсем измученной. Ричарду пришло в голову, что она, наверное, устала больше, чем он.

– Когда ты в последний раз спала?

– Не помню. Кажется, два дня назад. Все в глазах плывет.

Ричард удивился, какие силы ее до сих пор держат. Утром, когда они уходили от погони, Ричард едва успевал за ней. Он понял: Кэлен гнал страх.

– Так давно? Почему?

– Глупо было бы заснуть в пределах границы.

Кэлен зачарованно смотрела на огонь и не могла наглядеться, словно после долгой разлуки. На ее лице играли причудливые отблески пламени. Она отпустила концы одеяла и протянула руки к очагу.

Ричард попробовал представить себе, что же творилось на границе и какие ужасы ждали Кэлен, расслабься она хоть на минуту. От таких мыслей ему стало не по себе.

– Проголодалась?

Кэлен кивнула.

Ричард достал из заплечного мешка котелок и направился к журчавшему неподалеку ручейку. Воздух был таким морозным, таким звеняще хрупким, что казалось, достаточно одного неосторожного движения – и все разлетится на мельчайшие осколки. Ричард подосадовал, что не догадался захватить походный плащ. Его мысли вернулись к тому, что поджидало его дома, и юношу охватил озноб.

Теперь ему везде мерещились опасности. Каждая пролетающая мимо ночная бабочка, каждый сверчок казались ему кровавыми мухами, и он застывал на месте, скованный ужасом. По небу стремительно неслись облака, время от времени закрывая луну. Тени то сгущались, то вновь таяли, и игра света еще более обостряла тревогу. Ричард помимо воли то и дело поглядывал наверх. Далекие звезды мерцали сквозь разрывы в призрачных облаках, беззвучно летящих по ночному небу. И только одно облако оставалось неподвижным.

Весь продрогший, Ричард вернулся в шатер и сразу же поставил на огонь котелок. Он хотел было пристроиться напротив Кэлен, но передумал и подсел рядом, оправдывая себя тем, что сильно продрог. Он действительно никак не мог справиться с ознобом. Кэлен заботливо укрыла его половиной одеяла, ее половина соскользнула с головы на плечи. Одеяло вобрало в себя тепло ее тела, и Ричард сидел неподвижно, наслаждаясь этим теплом.

– Я никогда не встречал ничего похожего на гара. Наверное, Срединные Земли – страна кошмаров.

– Да, в Срединных Землях немало опасностей. – Она задумалась, и на лице ее появилась печальная улыбка. – А еще там встречаются прекрасные волшебные создания. Срединные Земли – их родина. Это удивительная страна. А гары… Тары – не из Срединных Земель, они – из Д’Хары.

Ричард не поверил своим ушам.

– Как – из Д’Хары? Ты хочешь сказать, что они из-за второй границы?

Д’Хара… Это слово никогда не произносили вслух, разве что в страшных проклятиях. А сегодня Майкл впервые упомянул Д’Хару в публичном выступлении. Кэлен не отрывала глаз от огня, целиком уйдя в созерцание.

– Ричард… – Она замялась и вдруг резко закончила фразу: – Второй границы больше нет. Она исчезла. Весной.

Слова Кэлен ошеломили Ричарда. На мгновение ему почудилось, будто что-то темное, непонятное и пугающее освободилось от уз и сделало гигантский прыжок в его сторону. Второй границы больше нет! Он попытался осмыслить услышанное.

– Да, наверное, мой брат даже и не подозревает, что он – пророк.

– Наверное, – ответила Кэлен ровным, лишенным интонаций голосом.

– Впрочем, нелегко стяжать лавры пророка, когда предсказываешь уже свершившиеся события. – Он метнул косой взгляд на собеседницу.

Кэлен, задумчиво накручивая на палец густую прядь каштановых волос, одобрительно усмехнулась в ответ.

– Знаешь, когда я сегодня утром впервые тебя увидела, у меня сразу возникло подозрение, что ты не дурак. – Ее зеленые глаза вспыхнули озорным блеском. – Спасибо, что не подвел.

– У Майкла такая должность. Он всегда обо всем знает первым. Я думаю, он просто хотел подготовить людей к этому сообщению постепенно. Иначе трудно было бы избежать паники.

Майкл постоянно твердил брату, что всякая власть держится на доступе к информации. Информация – вот краеугольный камень власти, ее фундамент, ее капитал. И обращаться с информацией следует бережно, как с деньгами, негоже попусту ею разбрасываться. Когда Майкла назначили советником, он стал всячески поощрять тех, кто ему первому приносил новости. Он внимательно выслушивал любого посетителя, будь то даже крестьянин из отдаленной, никому не известной деревушки. И если рассказ оказывался правдивым, вестник мог рассчитывать на щедрое вознаграждение.

14
{"b":"8","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Зло
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Как написать кино за 21 день. Метод внутреннего фильма
Смерть в белом халате
Искушение архангела Гройса
Роботер
Соль
Раньше у меня была жизнь, а теперь у меня дети. Хроники неидеального материнства
Технологии Четвертой промышленной революции