ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Украйна. А была ли Украина?
Книга воды
Благородный Дом. Роман о Гонконге. Книга 1. На краю пропасти
Ответ перед высшим судом
Яд персидской сирени
Доктрина смертности (сборник)
Ловушка для орла
Ведьма по ошибке
Снег над барханами
A
A

Стояла глубокая ночь. Рассвет принесет с собой первый день зимы. Последний день свободы.

Ричард заметил скалу, нависшую над тропинкой. Дождь почти не проникал в это естественное укрытие. Надо остановиться и немного передохнуть. Он устало соскользнул с мокрой конской спины, привязал взмыленного скакуна к ближайшей сосне и, даже не потрудившись скинуть с плеч лямки дорожного мешка, повалился на траву. Ричард поплотнее закутался в плащ и попытался заснуть, думая о том, что ему предстоит завтра сделать ради спасения Кален. После того как он поможет Даркену Ралу открыть нужную шкатулку, тот, конечно, убьет его, вопреки всем своим уверениям. Да и что за жизнь ждала бы Ричарда после прикосновения Исповедницы?

Он прекрасно знал, чего стоят посулы Даркена Рала, и надеялся лишь на то, что смерть его будет быстрой. Ричард понимал, что решение помочь Ралу повлечет за собой смерть Зедда. Но лишь такой ценой можно сохранить жизнь всем обитателям земли. Пусть они будут жить под жестокой властью Даркена Рала, но тем не менее – жить. Ричард не вправе брать на себя ответственность за судьбы мира. Слова Рала, что его, Ричарда, предали, уже подтвердились. Как знать, может быть, Рал говорил правду и тогда, когда утверждал, что знает, какая из трех шкатулок его убьет? Но даже если он и солгал, у Ричарда останется лишь один шанс из трех. Риск слишком велик, и выбирать не из чего. Выход один – помочь Даркену Ралу.

У Ричарда до сих пор не срослись ребра, переломанные Денной. Ему по-прежнему было больно лежать и трудно дышать. С тех пор как он покинул Народный Дворец, его каждую ночь преследовали кошмары. Как Ричард и обещал, ему снилась Денна, снилось, как он, беспомощный, висит на руках, а морд-сит терзает его, и нет никакой надежды на спасение. Ричард не властен остановить пытку. Ему снилось, что рядом стоит Майкл и с интересом наблюдает, как Денна истязает брата. Потом появилась Кэлен. Морд-сит пытали и ее, и опять рядом стоял Майкл и смотрел.

Весь в испарине, Ричард проснулся от собственного крика. Под каменный навес заглянули первые косые лучи. Оранжевый диск торжественно всплывал над горизонтом.

Ричард встал и потянулся, разминая затекшее за ночь тело. Он долго смотрел с высоты горного уступа на зарю первого дня зимы. Внизу лежала сплошная пелена туч – серое море, подсвеченное оранжевыми лучами. Далеко впереди, на юго-востоке, гордо возвышалась громада Народного Дворца. Дворец ослепительно сиял в утренних лучах, поджидая Искателя.

У Ричарда внутри все оборвалось. Он ошибся в расчетах – до Народного Дворца еще много миль пути. Нельзя терять ни минуты. После полудня Рал сможет в любую минуту открыть шкатулку.

Он повернулся и краем глаза уловил какое-то движение. Конь пронзительно заржал. В ответ раздался долгий протяжный вой. Гончие сердца.

Свора псов смертоносным потоком хлынула на утес. Ричард выхватил меч и метнулся к коню, но гончие опередили его. Конь, хрипя, рухнул на землю. Гончие бросились к Искателю. Казалось, им нет числа, под ними не было видно земли. Ричард стоял без движения и как зачарованный широко раскрытыми глазами смотрел на приближающихся хищников. Это продолжалось не больше секунды. Стряхнув с себя оцепенение, он вскочил на скалу, служившую ночью укрытием от дождя. Гончие устремились вслед за ним. Злобно рыча и щелкая зубами, они запрыгивали на скалу, не желая упускать добычу. Ричард ожесточенно отбивался мечом. Море рыжего меха неумолимо надвигалось на него. Волшебный клинок серебряной молнией мелькал в воздухе, обрушиваясь на спины разъяренных хищников. Волна разделилась и покатилась вперед, огибая скалу. Хищники напали со спины. Ричард едва успел отскочить в сторону. Два потока вновь слились воедино. Гончие сцепились друг с другом в смертельной схватке, решающей, кому из них достанется право первым выгрызть Ричарду сердце.

Не теряя времени, он вскарабкался выше и напал на преследователей, убивая всех, кто имел неосторожность подобраться слишком близко. Он сражался из последних сил, полностью отдавая себе отчет в том, что рано или поздно гончие одолеют его: их было гораздо больше, чем он в состоянии удержать. Ричард впустил в себя гнев волшебного оружия и вновь с неукротимой яростью ринулся в бой, наступая на рычащую свору гончих. Он не имеет права подвести Кэлен. Только не сейчас. Вокруг не осталось ничего, кроме оскаленных пастей и клацающих желтых клыков. Все было залито дымящейся кровью. Мир окрасился в багровые тона.

Внезапно багрянец полыхнул языками пламени. Рычание сменилось протяжным воем, переходящим в предсмертные хрипы. Грозный рев драконихи эхом отразился от скал. Ричарда накрыла огромная крылатая тень. Он продолжал отчаянно отбиваться от подступавших гончих. Запах крови смешался с запахом паленой шерсти.

Скарлет опустила лапу и, подцепив Ричарда за пояс, унесла его прочь. Ричард тяжело дышал, до предела измученный яростной схваткой. Силы его были на исходе. Дракониха подлетела к небольшой каменистой площадке, бережно опустила его на землю и приземлилась сама.

С трудом сдерживая душившие его слезы, Ричард уткнулся носом в шею драконихи.

– Спасибо, друг. Ты спасла мне жизнь. Ты спасла множество жизней. Ты – дракон чести. – Он нежно провел рукой по алой чешуе.

– Я всего лишь выполняю условия соглашения, – проворчала Скарлет, выпустив для пущей убедительности клуб черного дыма. – Кроме того, должен же хоть кто-то помочь тебе. Сдается мне, что сам ты навряд ли выпутался бы из этой истории.

Ричард улыбнулся:

– Ты самое удивительное и прекрасное существо из всех, с кем мне доводилось встречаться. – Все еще учащенно дыша, он указал на возвышавшиеся вдалеке башни. – Скарлет, мне надо попасть в Народный Дворец. Отнесешь меня? Пожалуйста.

– Так и не разыскал своих друзей? А что брат, тоже не узнал тебя?

Ричард проглотил подступивший к горлу комок.

– Брат меня предал. И не только меня, но и многих-многих других. Он служит Даркену Ралу. Хотел бы я, чтобы люди имели хотя бы половину чести драконов.

Скарлет издала неопределенное мычание. Чешуйки у нее на горле завибрировали.

– Мне жаль, Ричард Сайфер. Залезай. Я отнесу тебя.

Дракониха плавно взмахнула крыльями и взмыла к небесам, оставив далеко внизу серое море туч, скрывшее равнины Азрита. Если бы не Скарлет, Ричард ни за что не успел бы добраться до Дворца к назначенному сроку. Дракониха одолела огромное расстояние меньше чем за час. Только сейчас, с высоты драконьего полета, Ричард впервые смог рассмотреть Народный Дворец. Его взору открылось потрясающее зрелище, какого он не видел даже во сне. Казалось, будто здесь слились воедино все прекраснейшие города мира. Трудно было поверить, что Народный Дворец – дело рук человека.

Сложив за спиной крылья, Скарлет стрелой понеслась вниз. Встречный ветер ударил Ричарда в лицо, обжигая кожу. Дракониха сделала круг над плато. Внизу бесконечной вереницей замелькали причудливые башни, разноцветные крыши и высокие зубчатые стены. У Ричарда закружилась голова. Пролетев над крепостной стеной, дракониха захлопала крыльями, замедляя падение, и мягко приземлилась посреди внутреннего двора. Вокруг не было видно ни души, даже стражники – и те куда-то исчезли.

Ричард быстро соскользнул на землю. Скарлет мотнула головой. Желтый глаз уставился на него. Уши драконихи, как на шарнирах, повернулись в сторону собеседника.

– Ты уверен, что хочешь здесь остаться?

Ричард кивнул, уткнувшись взглядом в землю.

– Шесть дней подошли к концу, – фыркнула дракониха. – Срок нашего соглашения истекает. Когда мы встретимся в следующий раз, игра будет честной.

Ричард поднял голову и улыбнулся:

– Достаточно честно, друг мой. Но у тебя нет шансов. Сегодня я умру.

Скарлет внимательно посмотрела на него.

– Постарайся не доводить до крайностей, Ричард Сайфер. Мне все же хотелось бы попробовать на вкус настоящего Искателя.

Ричард, усмехнувшись, почесал блестящую чешую.

– Позаботься о своем дракончике, когда он вылупится. Хотел бы я на него взглянуть! Уверен, когда малыш подрастет и окрепнет, он станет таким же прекрасным, как его мама. Я понимаю, что ты ненавидишь носить на себе людей, ведь это против твоей воли. Спасибо, Скарлет, что дала мне познать радость полета. Я считаю это большой честью.

195
{"b":"8","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
День Нордейла
Земля лишних. Побег
Охотник на кроликов
Туве Янссон: Работай и люби
Держать строй
Просто гениально! Что великие компании делают не как все
Наследие