A
A
1
2
3
...
200
201
202
...
205

Из недр земли донесся глухой рев. Черная гладь магического песка раскололась, из нее вырвались длинные языки фиолетового пламени, которые тут же потянулись к проигравшему. Рал вскрикнул и отчаянно забился, пытаясь вырваться из пут.

Ричард застыл на месте, не в силах оторвать глаз от этого зрелища. Грудь его тяжело вздымалась.

Невидимые стены, так долго окружавшие Зедда, рухнули в одночасье. Рука Чейза упала на рукоять боевого меча. Выхватив оружие, страж границы кинулся к Кэлен. Навстречу выступили охранники.

Майкл побледнел. Ничего не понимая, он уставился на Чейза. Тот в мгновение ока заколол одного из охранников. Кэлен локтем со всей силы ударила Майкла поддых и вырвала у него кинжал. Оставшись без оружия, Майкл безумным взором обвел Сад Жизни, выискивая пути к отступлению. Недолго думая, он помчался вниз по дорожке и скрылся за деревьями.

Чейз налетел на второго стражника. Оба покатились по земле, хрипя от напряжения и ярости. Каждый стремился подмять под себя противника. Раздался предсмертный вопль. Чейз как ни в чем не бывало поднялся на ноги и стряхнул с себя грязь. Бросив взгляд на Даркена Рала, страж границы пустился вдогонку за Майклом. Зедд уловил краем глаза промелькнувшее среди листвы белое платье Кэлен и приметил, в какую сторону убежала Исповедница.

Старый волшебник как зачарованный стоял рядом с Ричардом. Его взгляд был прикован к Даркену Ралу, рвавшемуся из тисков магии Одена. Холодное фиолетовое пламя крепко держало его над черной бездной.

– Ричард! – истошно возопил Рал. – Ричард, сынок, что ты наделал?

Ричард шагнул к песчаному кругу.

– Ничего, магистр Рал, – ответил он с самым невинным видом, – всего лишь сказал тебе то, что ты сам хотел услышать.

– Но это была правда? Ты не переврал ни единого слова?

Ричард покачал головой.

– Нет. Все, что я сказал, записано в Книге Сочтенных Теней. Все, до единого слова. Просто я выпустил большую часть последнего абзаца. «Будь осторожен. Действие шкатулок изменчиво. Оно зависит от намерения. Если желаешь сделаться властелином мира, дабы помогать другим, переставь шкатулку вправо. Если хочешь покорить всех своей воле, переставь шкатулку влево. Правь по своему выбору».Твои сведения были верными, шкатулка с двумя тенями принесла тебе смерть.

– Но ты должен был сказать мне все! Тебя же коснулась Исповедница!

Ричард улыбнулся:

– В самом деле? Первое Правило Волшебника! Первое и самое главное. Тебе следовало бы получше защититься от него. Такова цена самонадеянности. Я признал свою уязвимость, ты – нет. Мне не понравился предложенный тобою выбор. А поскольку, следуя твоим правилам, я победить не мог, пришлось подумать и изобрести парочку новых. В Книге сказано, что убедиться в подлинности переданного знания ты можешь лишь с помощью Исповедницы. Тебе только казалось, что ты выполнил это условие. Первое Правило Волшебника! Ты поверил потому, что хотел поверить. Я побил тебя.

– Этого не может быть! Да это попросту невозможно! Каким образом тебе удалось найти средство?

– Ты сам учил: все на свете, в том числе и магия, имеет оборотную сторону. «В мире нет ничего, – сказал ты, – что не имело бы оборотной стороны… Постарайся обрести полноту восприятия». – Ричард медленно покачал головой. – Не следовало тебе учить меня чему-то, если ты не хотел, чтобы я это знал. Ну а коли ты передал мне знание, я волен использовать его, как пожелаю. Спасибо, отец Рал, что научил меня самому главному – как стать возлюбленным Кэлен.

Лицо Даркена Рала исказилось от боли. Он смеялся и плакал.

Ричард оглянулся:

– Где Кэлен?

– Я видел, как она направилась вон в ту сторону, – ответил Зедд, указывая длинным костлявым пальцем.

Ричард вложил меч в ножны и бросил взгляд на Даркена Рала, продолжавшего отчаянную борьбу с фиолетовым пламенем.

– Прощай, отец Рал. Мне нет нужды смотреть на твою агонию. Уверен, ты умрешь и так.

– Ричард! – завопил Рал ему вслед. – Ричард!

Старый волшебник один остался с Даркеном Ралом. Он смотрел, как прозрачные пальцы дыма обвивают белые одежды, накрепко связывая неудавшегося властелина мира. Зедд шагнул вперед. Голубые глаза переметнулись на старика.

– Ты победил меня, Зеддикус З’ул Зорандер. Но победа твоя не окончательна.

– Самонадеян до последнего вздоха?

Рал улыбнулся:

– Скажи мне, кто он?

– Искатель, – ответил Зедд, недоуменно пожав плечами.

Даркен Рал, превозмогая боль, хрипло засмеялся.

– Он ведь твой сын? Ну что ж, по крайней мере меня победил рожденный с даром. Я знаю, ты его отец.

Зедд покачал головой, его губы скривились в печальной улыбке.

– Он мой внук.

– Ты лжешь! Для чего же тебе потребовалось набрасывать на него сеть, скрывающую имя отца?

– Я окутал Ричарда сетью лишь потому, что хотел скрыть от него имя голубоглазого подонка, изнасиловавшего его мать и подарившего ему жизнь.

Брови Даркена Рала взметнулись вверх.

– Твою дочь убил квод! Отец говорил мне!

– Всего лишь маленький трюк. Я должен был оградить ее от опасности. – Зедд помрачнел. – Ты даже не знал, кто она такая, но все равно надругался над ней. И, сам того не желая, даровал ей счастье. Ты оставил ей Ричарда.

– Я его отец? – в ужасе прошептал Рал.

– Да. Когда ты изнасиловал мою дочь, я понял, что не смогу наказать тебя. Я хотел только одного: защитить и утешить ее. Мы перебрались в Вестландию. Там моя дочь встретила молодого вдовца, на руках которого после смерти жены остался сынишка. Джордж Сайфер был хорошим, добрым человеком. Я гордился тем, что у меня такой зять. Джордж знал правду, но это не мешало ему любить Ричарда, как родного сына. Но о том, кто я такой, он даже не догадывался. Это было надежно скрыто с помощью чар. Я мог бы возненавидеть Ричарда за то, что он твой сын. Но разве этот малыш был виновен в преступлениях своего отца? Я полюбил его таким, каков он есть. Ты не находишь, что он настоящий мужчина? Тебя победил тот самый наследник, о котором ты так мечтал. Наследник, рожденный с даром. Это редкость. Ричард Сайфер – истинный Искатель. Кровь Ралов смешалась в его жилах с кровью Зорандеров. Вспыльчивость и склонность к насилию уравновешены в нем способностью к любви, пониманию и прощению.

Вокруг Даркена Рала мелькали черные тени магии Одена. Корчась от боли, он становился все прозрачнее и прозрачнее. Как дым.

– Подумать только, Дом Ралов породнился с Домом Зорандеров! А все-таки он мой наследник. Значит, в каком-то смысле я победил, – прохрипел Даркен Рал.

Зедд покачал головой.

– Ты проиграл. Проиграл по всем статьям.

Свет и тьма смешались и закружились в ревущем вихре. Земля содрогнулась. Черный, как деготь, магический песок втянуло в водоворот, вращавшийся над бездной. Звуки мира живых и царства мертвых слились в единый ужасающий вой.

До Зедда донесся гулкий, пустой голос Даркена Рала.

– Читай пророчества, старик. Из них ты узнаешь, что для меня еще не все потеряно. Я – посредник.

Нестерпимо яркая вспышка на мгновение ослепила Зедда. Волшебник прикрыл глаза рукой. Сноп раскаленных добела лучей пронзил стеклянную крышу и выстрелил в небо. Второй пучок упал в черные глубины. Раздался пронзительный визг. От невыносимого жара задрожал воздух. Сад Жизни озарился мертвенно-белым сиянием.

Наступила тишина.

Зедд осторожно открыл глаза. Магический песок исчез. Там, где только что была бездонная воронка, остался ровный круг голой земли. Пролом между двумя мирами закрылся. По крайней мере Зедд хотел надеяться, что это действительно так.

Волшебник ощутил, как в него вновь вливается сила. Хозяин Дворца пропал, и защищавшая его магическая фигура утратила свое значение.

Зедд встал перед алтарем, воздел руки к небесам и закрыл глаза.

– Я снимаю все заклятия. Отныне я – тот, кем был прежде, Зеддикус З’ул Зорандер, волшебник первого ранга. Пусть все вновь узнают об этом. И обо всем остальном тоже.

Народ Д’Хары был связан с Домом Ралов давними узами, выкованными магией тех, кто правил страной. Цепь намертво приковала народ Д’Хары к Дому Ралов и Дом Ралов – к людям этой страны. Теперь, когда заклятие исчезло, многие почувствуют эту связь и поймут, что Ричард – новый магистр Рал.

201
{"b":"8","o":1}