A
A
1
2
3
...
40
41
42
...
205

– Ричард, друг мой, сколько я тебя помню, ты всегда умудрялся обходить стороной любые неприятности. Я не сомневался в том, что у тебя особый дар ни во что не вмешиваться. Надо думать, теперь ты вознамерился наверстать упущенное?

Ричард не успел ответить: в дверях появилась заспанная дочурка Чейза – Ли. Малышка потерла кулачками сонные глаза. Чейз взглянул на дочь с притворной суровостью. Та обиженно надула губки.

– Ты самая скверная девчонка из всех, кого мне доводилось встречать.

На лице девочки просияла счастливая улыбка. Ли подбежала к отцу, обхватила его ноги ручонками и уткнулась носом в колени. Чейз взъерошил дочурке волосы.

– Марш в постель, малышка!

– Погоди, – остановил ее Зедд. – Ли, пойди сюда. – Она обошла вокруг стола. – Моя старая кошка вечно жалуется, что ей не с кем поиграть – нет у нее знакомых детишек. – Ли украдкой бросила взгляд на колени Кэлен. – Ты, случаем, не знаешь никого из детворы, у кого она могла бы немного погостить?

Девчушка восторженно распахнула глаза.

– Зедд, если твоя кошка захочет, пусть остается с нами! Честное слово, здесь ей будет очень весело!

– В самом деле? Ну что ж, пусть погостит у вас.

– Ладно, Ли, – согласилась Эмма, – а теперь пора спать.

Ричард поднял голову.

– Эмма, будь так любезна, не могла бы ты подобрать для Кэлен подходящую дорожную одежду?

Эмма окинула гостью критическим взглядом.

– Ну, плечи у нее покрупнее моих, а ноги – подлиннее. Боюсь, из моих платьев ей ничего не подойдет. А вот у старших дочек наверняка что-нибудь отыщется.

Она тепло улыбнулась Кэлен и протянула ей руку.

– Пошли, милая, поглядим, что тебе лучше сгодится.

Кэлен вручила кошку Ли и взяла малышку за руку.

– Надеюсь, кошка не причинит тебе особых хлопот. Только она очень просит, чтобы ты позволила ей спать у тебя в ногах. Не возражаешь?

– Ох, нет! – с жаром воскликнула Ли. – Это так здорово!

Выходя из гостиной, Эмма обернулась, бросила на мужчин понимающий взгляд и плотно закрыла за собой дверь. Чейз отхлебнул чай.

– Ну?

– Помнишь, Майкл говорил о заговоре? Так вот, на самом деле все гораздо хуже.

– Это правда, – флегматично подтвердил Чейз.

Ричард вынул из ножен Меч Истины и положил его на стол. Неверное пламя светильников отразилось от гладко отполированного металла. Чейз подался вперед, потянулся к рукояти и приподнял оружие. Некоторое время он держал меч на вытянутых руках, потом поднес ближе к глазам и стал с интересом изучать. Пальцы Чейза пробежали по слову Истина,скользнули по желобкам с обеих сторон клинка, провели по лезвию. При всех этих манипуляциях с лица Чейза не сходило выражение умеренного любопытства.

– Мечам принято давать имена, но обычно имя выгравировано на клинке. Впервые в жизни вижу, чтобы оно было на рукояти, – подытожил Чейз и выжидающе воззрился на гостей.

– Не притворяйся, Чейз, – укоризненно сказал Ричард, – ты не в первый раз видишь этот меч и прекрасно знаешь, что он собой представляет.

– Знаю. Но мне никогда еще не доводилось держать его в руках. – Чейз поднял глаза и мрачно уставился на Ричарда. В голосе его появилось напряжение: – Вопрос в том, как он к тебе попал?

Ричард ответил столь же напряженно:

– Мне вручил его благородный Великий Волшебник.

Чейз нахмурился, лоб прорезали глубокие морщины.

– А ты, Зедд? Какова твоя роль?

Зедд подался вперед, едва заметная улыбка тронула его тонкие губы.

– А я и есть тот, кто вручил ему этот меч.

Чейз облегченно откинулся на спинку стула и медленно покачал головой.

– Хвала духам, – прошептал он. – Настоящий Искатель. Наконец-то!

Ричард решил перейти к делу.

– У нас мало времени. Мне необходимо знать кое-что, связанное с границей.

Чейз глубоко вздохнул, поднялся со стула и подошел к камину. Он уперся могучими руками в каминную полку и застыл, устремив задумчивый взгляд на пламя. Ричард терпеливо ждал. Словно подбирая слова, страж провел рукой по шероховатой поверхности камня.

– Ричард, ты знаешь, в чем состоят мои обязанности?

Искатель недоуменно пожал плечами.

– Ты следишь, чтобы люди не приближались к границе достаточно близко. Иначе им грозит беда.

Чейз покачал головой:

– Ты никогда не задумывался над тем, что надо делать, чтобы избавиться от волков?

– Наверное, лучше всего устроить облаву.

Чейз снова покачал головой.

– Возможно, тебе и удастся отстрелить с десяток волков, но чем больше ты убьешь, тем многочисленнее приплод у оставшихся в живых. В результате число их не уменьшается. А вот если ты действительно хочешь, чтобы их стало меньше, следует уничтожить их пищу. Иначе говоря, поставить ловушки на кроликов. Во-первых, это куда как проще. Ну а во-вторых, меньше будет еды – меньше волчат начнет появляться на свет. И в конце концов волков останутся считанные единицы. Так вот, охота на кроликов и есть работа, которую я выполняю.

Ричарду стало не по себе.

– Большинство наших добрых сограждан не знает, что такое граница. Они не понимают смысла нашей работы. Им кажется, что стражи границы служат какому-то нелепому закону. Многие, особенно старики, боятся границы. Но есть и такие, которые уверены, что знают все лучше других. Они ходят в наши края браконьерствовать. Такие не боятся границы, зато опасаются нас. Стражи границы в их представлении – вполне реальная угроза, и мы стараемся их не разочаровывать. Нельзя сказать, что браконьерам очень нравится наша позиция, но, как бы то ни было, они предпочитают держаться от нас подальше. А для некоторых вестландцев граница – это игра, они приходят, чтобы перехитрить нас и проскочить незамеченными. Мы и не надеемся всех переловить, но, по существу, нас заботит совсем другое: мы стремимся нагнать страху на вестландцев, чтобы волкам с границы перепадало поменьше кроликов. А если пища будет обильной, хищники могут и окрепнуть. Да, мы действительно защищаем людей, но не тем, что мешаем им приближаться к границе. С этим справится любой дурак. Наша задача гораздо сложнее. Стражи границы должны отгонять из опасной зоны всех идиотов, чтобы чудовища не выползли из своих нор и не прикончили остальных. Стражи многое повидали на своем веку и понимают все. Остальные, увы, – нет. Последние месяцы на свободу вырывается все больше и больше тварей границы. Советники, возглавляемые твоим братом, оплачивают наши услуги, но и они мало что смыслят в этих делах. Стражи границы хранят верность не правительству и не закону. Единственный наш долг – защитить людей от чудовищ. Поэтому мы ни от кого не зависим. Стражи границы – сами себе господа. Конечно, мы исполняем приказы начальства, но делаем это лишь до тех пор, пока приказы эти не вступают в противоречие с нашим истинным долгом. Когда правительство относится к нам благожелательно, работать легче. Но если настанет смутное время… Что ж, тогда мы будем руководствоваться только своей совестью и следовать только своим приказам.

Чейз вернулся к столу, сел и наклонился вперед, опираясь на локти.

– Во всем мире есть только один человек, чьи приказы мы готовы исполнять при любых обстоятельствах. Наше дело – часть его дела. Это – Искатель Истины. – Страж границы поднял меч и протянул его Ричарду. Неотрывно глядя на юношу, он произнес слова присяги: – Клянусь быть верным Искателю и, если потребуется, отдать жизнь во имя его дела.

Ричард, растроганный, опустился на стул.

– Спасибо тебе, Чейз. – Он бросил быстрый взгляд на волшебника и снова обратился к стражу границы: – Сейчас мы посвятим тебя во все подробности происходящего, а потом я скажу, чем ты должен помочь.

Ричард и Зедд, дополняя друг друга, поведали Чейзу все, что произошло за последние несколько дней. Юноша хотел, чтобы страж границы знал все и сам смог сделать вывод, что борьба вполсилы невозможна. Победа или смерть, выбора нет. И правила игры задает Даркен Рал. Чейз внимательно слушал, переводя взгляд с одного рассказчика на другого. Когда речь зашла о магии Одена, страж усмехнулся.

41
{"b":"8","o":1}