ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шестнадцать деревьев Соммы
Блюз перерождений
Крушение пирса (сборник)
Восхождение Луны
Кто сказал, что ты не можешь? Ты – можешь!
Охотник за тенью
Как курица лапой
Верховная Мать Змей
Не сдохни! Еда в борьбе за жизнь
A
A

– Я сказала, что отдаю его тебе по доброй воле.

Ричард увидел, что на ладони у него лежит камень размером с перепелиное яйцо. Отполированный и гладкий, он был так черен, что казалось, будто он вбирает в себя свет. Ричард даже не мог различить его поверхности. Под глянцевым слоем была черная бездна.

– Это быть ночным камнем, – проговорила Эди ровным скрипучим голосом.

– А что мне с ним делать?

Эди колебалась. Она бросила мгновенный взгляд на окно.

– Когда быть темно и тебе действительно понадобится свет, достань ночной камень. Он даст достаточно света, чтобы отыскать дорогу. Камень слушается только того, кто владеет им по праву. Только если предыдущий хозяин отдал его по доброй воле. Я скажу волшебнику, что дала его тебе. Он владеет особой магией, которая поможет ему разыскать камень. Тогда он найдет и тебя.

– Эди, это, наверное, очень ценная вещь, – нерешительно сказал Ричард. – Не знаю, вправе ли я принять такой подарок.

– Все ценится, когда приходит нужда. Для человека, умирающего от жажды, вода дороже золота. Тонущему вода – бесполезный и ненужный дар. Сейчас ты умираешь от жажды. Я жажду, чтобы кто-нибудь остановил Даркена Рала. Возьми ночной камень. Если чувствуешь себя обязанным, можешь вернуть мне его потом.

Ричард кивнул, опустил камень в кожаный мешочек и положил в карман. Эди повернулась к полке и, достав изящное ожерелье, протянула его Кэлен. С двух сторон от маленькой круглой кости были нанизаны красные и желтые бусинки. Кэлен изумленно посмотрела на Эди.

– Точь-в-точь такое же, как было у мамы, – радостно сказала она.

Кэлен подняла копну каштановых волос. Эди надела ожерелье ей на шею. Кэлен посмотрела на ожерелье, потрогала его рукой и улыбнулась.

– Оно охранит тебя от тварей подземного мира. А потом, когда ты будешь носить ребенка, защитит его и поможет девочке вырасти такой же сильной, как и ты.

Кэлен обняла старуху и крепко прижала ее к себе. Когда она разжала объятия, Ричард прочел страдание в ее глазах. Кэлен что-то сказала на непонятном ему языке. Эди улыбнулась и сочувственно погладила ее по плечу.

– Теперь вам надо поспать.

– А я? Разве мне не нужна кость, чтобы укрыться от зверей?

Эди пристально вгляделась в его лицо. Опустила глаза. Посмотрела ему на грудь. Медленно протянула руку. Тонкие пальцы пробежали по его рубахе и нащупали клык. Эди отняла руку и посмотрела ему в глаза. У Ричарда перехватило дыхание.

– Тебе не нужна кость, человек из Хартленда. Звери не смогут увидеть тебя.

Отец рассказывал, что Книгу стерег страшный зверь. Теперь Ричард понял, что только благодаря клыку слуги границы не смогли найти его, как нашли остальных. Не будь этого клыка, его бы поразило точно так же, как Зедда и Чейза, а Кэлен была бы сейчас в подземном мире. Ричард попытался сохранить каменное выражение лица. Судя по всему, Эди поняла его и промолчала. Кэлен пришла в замешательство, но не стала задавать вопросов.

– Теперь – спать, – сказала Эди.

Она предложила Кэлен свою постель, но та отказалась и разложила одеяло у очага, рядом с Ричардом. Эди ушла к себе. Ричард подбросил в очаг поленья. Он-то знал, как Кэлен любит смотреть на огонь. Ричард посидел пару минут возле Зедда и Чейза, погладил седые волосы старика, прислушался к его дыханию. Тяжело оставлять друзей. Он боялся предстоящего пути и мучился вопросом, догадывался ли Зедд о том, где искать последнюю шкатулку. Ричард пожалел, что не знает, в чем состоял план Зедда. Может, это было какое-нибудь заклинание, которое следовало попробовать на Даркене Рале?

Кэлен сидела у очага, скрестив ноги и глядя на огонь. Когда Ричард вернулся, она легла, укрывшись одеялом. В доме было тихо, уютно. Снаружи шумел дождь. От огня по телу разливалось приятное тепло. Ричард так устал. Он повернулся к Кэлен и, облокотившись на пол, подпер голову рукой. Кэлен лежала, глядя в потолок, и крутила пальцами маленькую кость в своем ожерелье. Ричард молча смотрел на нее.

– Ричард, – прошептала она, по-прежнему глядя в потолок, – мне жаль, что приходится их оставить.

– Я знаю, – прошептал он в ответ. – Мне тоже жаль.

– Надеюсь, ты не считаешь, что я заставила тебя пойти на это? Это не из-за того, что я сказала тебе там, в топях?

– Нет. Так надо. Зима с каждым днем все ближе и ближе. Пока мы будем ждать, Даркен Рал завладеет последней шкатулкой. Тогда мы все погибнем. Правда есть правда. Я не могу сердиться на тебя за это.

Он прислушивался к потрескиванию горящих поленьев и смотрел на Кэлен, на ее волосы, разметавшиеся по полу. Видел жилку, пульсирующую у нее на шее. Ричард подумал, что это самая прелестная шея, какую ему доводилось видеть. Порою Кэлен казалась ему такой прекрасной, что он не мог на нее смотреть и не мог отвести глаз. Она все еще вертела в руке ожерелье.

– Кэлен? – Она повернулась и посмотрела ему в глаза. – Когда Эди сказала, что ожерелье будет защищать тебя, а потом и твоего ребенка, что ты ей ответила?

Она долго смотрела на него.

– Поблагодарила и сказала, что скорее всего не проживу так долго, чтобы родить ребенка.

У Ричарда по коже пробежали мурашки.

– Почему ты так сказала?

Взгляд Кэлен скользнул по его лицу, словно изучая каждую черточку.

– Ричард, – тихо сказала она, – безумие охватило мою родную землю. Безумие, которого ты даже не можешь представить. Я одна, а их множество. Я видела, как люди гораздо лучше меня восставали против него и падали поверженные. Я не говорю, что мы потерпим неудачу, но думаю, что мне не дожить до того дня, когда решится участь мира.

Хотя она ничего больше не сказала, Ричард понял: она не верит и в то, что он доживет до этого. Кэлен не хотела его пугать, но считала, что ему тоже суждено погибнуть. Вот почему она так не хотела, чтобы Зедд вручил ему Меч Истины. Не хотела, чтобы он стал Искателем. У Ричарда сжалось сердце. Она не сомневалась, что ведет его навстречу гибели.

«Может, она права», – подумал он. В конце концов, она гораздо лучше знает, что их ждет. Она, наверное, в ужасе от того, что должна вернуться в Срединные Земли. Но ведь от этого нигде не скроешься. Мерцающая в ночи сказала, что бегство означает смерть.

Ричард поцеловал кончик своего пальца и коснулся им косточки на ожерелье Кэлен. Она оглянулась. В глазах ее светилась нежность.

– Я добавил к силе этой кости свою клятву. Клятву защищать и охранять тебя, – прошептал он. – Тебя и ребенка, которого ты будешь носить. Ни одного дня, проведенного с тобой, я не променял бы на долгую и безопасную жизнь в рабстве. Я принял звание Искателя по собственной воле. И если Даркен Рал затопит безумием весь мир, мы умрем не в оковах, но с оружием в руках. Мы не позволим так просто разделаться с нами. Им придется дорого за это заплатить. Мы будем сражаться до последнего дыхания и перед смертью нанесем Ралу такой удар, что он сам погибнет в мучениях.

По ее лицу пробежала улыбка. Глаза заблестели.

– Если бы Даркен Рал знал тебя так, как знаю я, у него пропал бы всякий сон. Благодарение духам, что у Искателя нет причин гневаться на меня. – Она положила руку себе под голову. – У тебя странный дар, Ричард Сайфер. От твоих слов становится легче на душе. Даже когда ты говоришь о моей смерти.

– Для того и существуют друзья, – улыбнулся он.

Кэлен уснула. Ричард смотрел на нее до тех пор, пока сам не заснул. Его последней мыслью была мысль о ней.

Предрассветные сумерки были сырыми и промозглыми, но дождь кончился. Кэлен обняла на прощание Эди. Ричард стоял перед старухой, глядя в ее белые глаза.

– Я должен попросить тебя исполнить важное поручение. Передай Чейзу сообщение от Искателя. Скажи, что он должен вернуться в Хартленд и предупредить первого советника, что граница скоро исчезнет. Пусть скажет Майклу, чтобы снарядил войско и защитил Хартленд от Даркена Рала. Они должны быть готовы отразить любое нападение. Нельзя допустить, чтобы Вестландия покорилась Ралу, как Срединные Земли. Каждый, кто пересечет границу, должен считаться захватчиком. Пусть он скажет Майклу, что нашего отца убил Даркен Рал. Что люди Рала явятся не с миром. Мы втянуты в войну, и я уже вступил в сражение. Если мой брат или его войско не внемлют предупреждению, пусть Чейз оставит службу и созовет стражей границы, чтобы сразиться с легионами Рала. В сущности, его воины не встретили сопротивления, вступив в Срединные Земли. Если им придется проливать кровь за каждую пядь вестландской земли, может, у них отпадет охота воевать. Скажи, что не надо проявлять милосердия к побежденным, пусть не берут пленных. Я и сам не рад отдавать такие приказы, но так воюет Рал, и либо мы будем играть по его правилам, либо умрем. Если Вестландия все же падет, надеюсь, стражи границы заставят захватчиков дорого заплатить за их победу. Когда Чейз предупредит войско и стражей границы, он волен прийти мне на помощь, ибо прежде всего мы должны помешать Ралу завладеть всеми тремя шкатулками. – Ричард опустил взгляд в землю. – Пусть передаст брату, что я его люблю и очень без него скучаю. – Он поднял глаза. – Ты все запомнишь?

63
{"b":"8","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Заповедник потерянных душ
Удиви меня
Эра Водолея
Альвари
Идеальная собака не выгуливает хозяина. Как воспитать собаку без вредных привычек
Поколение селфи. Кто такие миллениалы и как найти с ними общий язык
Она ему не пара
Ведьмы. Запретная магия