ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Инкарнация Вики
Хюгге. Датское искусство счастья
Витязь. Тенета тьмы
Наша Рыбка
Жизнь прекрасна. 50/50. Правдивая история девушки, которая хотела найти себя, а нашла целый мир
Лето диких цветов
Опускается ночь
Частная жизнь знаменитости
Дневная битва
A
A

В глазах его блеснуло сочувствие, но тон оставался таким же резким:

Исповеднице опасно путешествовать одной.

– Да, а еще опаснее находиться поблизости от Исповедницы, которой что-то очень необходимо. С того места, где я сижу, ты кажешься в большей опасности, чем я.

– Возможно, —ответил он. – Возможно. Он настоящий Искатель? Названный волшебником?

– Да.

Много лет прошло с тех пор, как я видел настоящего Искателя, —кивнул Птичий Человек. – Искатель, который не был настоящим Искателем, однажды сюда заходил. Он убил моих людей, которые не дали ему то, что он хотел.

– Мне жаль их, —сказала Кэлен.

Не стоит их жалеть. —Птичий Человек медленно покачал головой. – Они умерли быстро. Пожалей Искателя. Он умирал медленно. —Ястреб, уставившийся на нее, моргнул.

Я никогда не видела самозваного Искателя, но я видела этого в гневе. Поверь мне, ты и твой народ не должны давать ему повода обнажить меч. Он знает, как управлять магией. Я видела, как он поражал даже злых духов.

Птичий Человек мгновение изучал Кэлен, пытаясь понять, правду ли она говорит.

Спасибо за предупреждение. Я запомню твои слова.

Вы уже кончили угрожать друг другу? – вступил в разговор Ричард.

– Я думала, ты не понимаешь их языка. – Кэлен изумленно воззрилась на него.

– Не понимаю. Но вижу глаза. Если бы взгляды могли метать молнии, эта хижина давно бы уже сгорела.

Кэлен повернулась к Птичьему человеку:

Искатель хочет знать, закончили ли мы угрожать друг другу.

Тот посмотрел на Ричарда и перевел взгляд на Кэлен.

Он не слишком терпелив, правда?

Кэлен кивнула.

Я и сама емуоб этом говорила. Он это отрицает.

– С ним, должно быть, непросто путешествовать.

– Вовсе нет! —На лице Кэлен наконец появилась улыбка.

Птичий человек улыбнулся в ответ и посмотрел на Ричарда.

Если мы решим не помогать тебе, скольких из нас ты убьешь?

Кэлен перевела его слова.

– Ни одного.

А если мы решим не помогать Даркену Ралу, скольких убьет он? —Задавая вопрос, Птичий Человек смотрел на ястреба.

– Рано или поздно – многих.

Птичий Человек перестал гладить ястреба и посмотрел на Ричарда проницательным взором.

Можно подумать, ты убеждаешь нас помогать Даркену Ралу.

Ричард улыбнулся:

– Если вы решите не помогать мне и остаться в стороне, как бы глупо это ни было, это ваше право, и я не трону никого из вашего племени. А вот Рал тронет. Я продолжу свой путь и буду бороться с ним. Если потребуется, до последнего вздоха.

Его лицо приняло угрожающее выражение. Он подался вперед.

– Если же, с другой стороны, вы решите помогать Даркену Ралу, а я одержу победу, я вернусь и… – Он быстро провел пальцем по горлу. Этот жест не нуждался в переводе.

Птичий Человек сидел с каменным лицом, не зная, что ответить.

Мы хотим одного: чтобы нас оставили в покое, —наконец сказал он.

Ричард пожал плечами и опустил глаза.

– Я могу это понять. Мне тоже хотелось одного: чтобы меня оставили в покое. – Он поднял глаза. – Даркен Рал убил моего отца, а теперь посылает злых духов, которые преследуют меня. Он посылает людей, которые пытаются убить Кэлен. Он разрушает границу, чтобы вторгнуться в мое отечество. Его прислужники ранили двух моих лучших друзей. Они лежат без чувств, почти мертвые, но по крайней мере они будут жить… если только не погибнут в следующий раз. Кэлен рассказала мне, скольких он убил. Дети… От этих рассказов у тебя защемило бы сердце. – Он кивнул. Его голос понизился до шепота: – Да, друг мой, мне хотелось одного: чтобы меня оставили в покое. В первый день зимы, если Даркен Рал получит магию, которую ищет, он обретет силу, противостоять которой не сможет никто. Тогда будет слишком поздно. – Его рука легла на рукоять. Кэлен широко раскрыла глаза. – Если бы здесь, на моем месте, был Рал, он достал бы этот меч и получил бы либо твою помощь, либо твою голову. – Ричард убрал руку. – Вот почему, друг мой, я не могу причинить вам зло, если вы решите не помогать мне.

Какое-то время Птичий Человек сидел неподвижно.

Теперь я понимаю, что не хочу иметь врагом Даркена Рала. Или тебя. —Он поднялся, подошел к двери и пустил ястреба в небо. Потом снова опустился перед ними. – Ты, кажется, следуешь Истине, но я еще не могу сказать это наверняка. И еще мне кажется, что, хотя ты ищешь нашей помощи, ты и сам хочешь нам помочь Я верю, что в этом ты искренен. Мудр тот, кто ищет помощи, помогая сам, а не пользуется обманом и угрозами.

Если бы я хотел получить вашу помощь обманом, я мог бы позволить вам считать себя духом.

Птичий Человек улыбнулся:

Если бы мы созвали совет, мы бы поняли, что ты не дух. Мудрец подумал бы и об этом. Так что же заставило тебя сказать нам правду? Ты не хотел обманывать нас или боялся?

Честно? И то, и другое, – улыбнулся Ричард.

Птичий Человек кивнул:

Спасибо за правду.

Ричард расправил плечи, глубоко вздохнул и наконец спросил:

– Ну так что, Птичий Человек, я рассказал тебе свою историю. Тебе судить, правда это или нет. Время работает против нас. Ты поможешь?

Это не так просто. Народ ждет моих указаний. Если бы ты просил еду, я сказал бы: «Дайте ему еду», и они послушались бы меня. Но вы просите о сборище. Это другое дело. Совет провидцев – это шестеро старейшин, с которыми вы говорили, и я сам. Они старики, верные традициям прошлого. Чужеземцу никогда не дозволялось созвать сборище, потревожить духов наших предков. Скоро эти шестеро присоединятся к духам предков, и они не могут позволить, чтобы их призывали по просьбе чужака. Если они нарушат традицию, то бремя последствий ляжет на них. Я не могу приказать им сделать это.

– Это не нужды чужаков, —сказала Кэлен. – Помогая нам, вы помогаете и Племени Тины.

– Может быть, впоследствии, —сказал Птичий Человек, – но не с самого начала.

А что, если бы я принадлежал к Племени Тины? – спросил Ричард. Его глаза сузились.

Тогда они бы созвали сборище для тебя, не нарушая традиций.

А ты можешь принять меня в Племя Тины?

На серебристо-серых волосах Птичьего Человека плясали отблески костра. Он размышлял.

Если бы ты сначала чем-то помог нашему народу, чем-то, что принесло бы ему пользу, без всякой корысти для себя, доказал бы, что у тебя добрые намерения, если бы ты сделал это без всякого обещания помощи взамен и если бы старейшины согласились на это, я смог бы это сделать.

И как только ты назвал бы меня одним из людей Племени Тины, я смог бы потребовать сборища, и они собрали бы его?

Если бы ты был одним из нас, они знали бы, что у тебя в сердце наши интересы. Они бы созвали совет провидцев, чтобы помочь тебе.

А если они соберут совет, они смогут сказать мне, где находится то, что я ищу?

Я не могу этого сказать. Иногда духи не желают отвечать на наши вопросы. Нет гарантии, что мы сможем помочь тебе, даже если соберем совет. Я могу тебе обещать лишь одно: мы сделаем все возможное.

Ричард в задумчивости уставился в землю. Его палец подталкивал грязь к одной из лужиц, появившихся там, куда капал дождь.

– Кэлен, – тихо спросил он, – ты знаешь кого-нибудь еще, кто смог бы сказать нам, где искать шкатулку?

Кэлен думала об этом весь день.

– Знаю. Но все остальные еще в меньшей степени готовы помочь нам, чем Племя Тины. Некоторые убьют нас за одно то, что мы их попросим.

– Ну а те, кто не убьет нас за то, что мы попросим? Они далеко?

– По меньшей мере три недели пути к северу по очень опасным местам, где властвует Рал.

– Три недели, – громко сказал Ричард. В его голосе слышалось горькое разочарование.

82
{"b":"8","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Стеклянная ловушка
Тамплиер. На Святой Руси
24 часа
Любовь без правил
Арейла. Месть некроманта
Техническое задание
Ничего личного, кроме боли
Дневник принцессы Леи. Автобиография Кэрри Фишер