ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Убийца
Воспитываем детей по методу Марии Монтессори
Призрак мыльной оперы
Опасная связь
Когда дым застилает глаза: провокационные истории о своей любимой работе от сотрудника крематория
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Люди среди деревьев
Опасные игры с деривативами: Полувековая история провалов от Citibank до Barings, Société Générale и AIG
Йога. 7 духовных законов. Как исцелить свое тело, разум и дух
A
A

Нет! —закричала Кэлен, потрясая кулаками. – Если вы дотронетесь до них, вы умрете! Назад!

Птичий Человек поднял руку, останавливая своих людей. Кэлен знала, каково ему сейчас. Как он беспомощен. Птичий Человек молча смотрел, как Кэлен, ускользая от надвигающихся теней, медленно пробирается к Сиддину и Ричарду. Внезапно она услышала другой голос. Это кричал Тоффалар:

Остановите чужаков! Они сражаются с духами наших предков! Стреляйте в них! Стреляйте в чужаков!

Неуверенно переглянувшись, охотники потянулись за стрелами. Они не могли ослушаться старейшину.

Стреляйте! —вопил тот, потрясая кулаками. Лицо старика покрылось пятнами. – Вы слышите меня? Стреляйте в них!

Охотники подняли луки. Кэлен пригнулась, готовая метнуться в сторону. Птичий Человек выступил вперед и, подняв руку, отменил приказ. Между ним и Тоффаларом началась перепалка, но Кэлен не слышала слов. Не теряя ни секунды, она шагнула вперед, проскользнув под вытянутыми руками проплывающих призраков.

Краем глаза Кэлен заметила Тоффалара. В руке у него был зажат нож. Старик бежал к ней. Кэлен не стала смотреть, что будет дальше. Рано или поздно он наткнется на тень и погибнет. Тоффалар то и дело останавливался, вознося молитвы теням, но Кэлен не различала слов. Когда она взглянула на Тоффалара еще раз, тот уже одолел большую часть пути. Как ни странно, он еще не наткнулся на призрака. Перед ним непонятным образом раскрывался проход. Позабыв обо всем, старик несся сломя голову. Лицо его было искажено гневом. И все же Кэлен не верила, что он до нее доберется: вот-вот Тоффалар коснется тени и простится с жизнью.

Кэлен преодолела пустое пространство и тут обнаружила, что от Ричарда и Сиддина ее отделяет непроходимое кольцо теней. И никакого просвета. Кэлен метнулась вправо, потом влево в тщетной надежде отыскать малейшую щель. Она была так близко, и в то же время так далеко. Тени начали окружать Кэлен. Несколько раз ей едва удалось увернуться в самый последний момент. Ричард тревожно озирался по сторонам, пытаясь разглядеть, где Кэлен. Несколько раз он пытался пробиться к ней, но безуспешно: стоило ему чуть отойти, как призраки устремлялись к Сиддину.

Вдруг Кэлен увидела, как мелькнул в воздухе стальной клинок. Тоффалар! Он что-то кричал вне себя от злости, но Кэлен не разбирала слов. Она увидела нож и все поняла. Тоффалар хочет убить ее. Кэлен увернулась от удара. Теперь ее очередь.

И тут она совершила ошибку.

Исповедница уже собралась коснуться Тоффалара, но в последний момент заметила устремленный на нее взгляд Ричарда. Кэлен остановилась при мысли о том, что он увидит всю силу ее могущества. Она упустила время. Ричард закричал, предупреждая об опасности, и отвернулся, отражая атаки призраков.

Нож Тоффалара вонзился Кэлен в правую руку и отскочил от кости. Боль и ужас пробудили в ней ярость. Негодование на себя, на свою глупость. Теперь она не стала медлить. Левой рукой Кэлен схватила Тоффалара за глотку и почувствовала, как от ее хватки у старика пресеклось дыхание. Ей достаточно было только дотронуться. Вцепиться врагу в горло ее заставила ярость.

Несмотря на крики и вопли ужаса, доносившиеся из толпы, несмотря на леденящие душу завывания призраков, у Кэлен в голове неожиданно прояснилось. Она обрела спокойствие. Ледяное спокойствие и внутреннюю тишину. Тишину того, что она готовилась сделать.

В это мгновение, показавшееся Кэлен вечностью, она увидела в глазах Тоффалара страх, осознание своей судьбы. Она прочла в глазах старика возмущение, неприятие такого конца. Его мышцы напряглись, руки медленно, мучительно медленно стали подниматься к горлу.

Но у Тоффалара уже не было шансов. Теперь хозяйкой положения стала Кэлен. Время принадлежало ей. И старейшина уже принадлежал ей. Кэлен не испытывала ни жалости, ни раскаяния. Она была спокойна.

Как бессчетное количество раз, вооруженная спокойствием Мать-Исповедница высвободила свою силу. И сила обрушилась на Тоффалара.

Беззвучный гром сотряс воздух. Вода в лужах задрожала, во все стороны полетели грязные капли. В глазах Тоффалара зажглось безумие, по лицу пробежала судорога. Челюсть безвольно упала.

Госпожа, —с благоговением прошептал он.

Ярость исказила спокойное лицо Исповедницы Кэлен. Она швырнула Тоффалара назад, в кольцо теней, окружавших Ричарда и Сиддина. Нелепо взмахнув руками, старик повалился на призраков, страшно закричал и рухнул в грязь. Его тело пробило в кольце призраков едва заметную брешь. Кэлен без колебаний бросилась вперед и успела проскочить между призраками, пока их хоровод вновь не сомкнулся.

Она подбежала к Сиддину.

– Скорее! – крикнул Ричард.

Сиддин не видел ее. Лицо его было обращено к теням, рот открыт. Кэлен пыталась вырвать камень из маленького кулачка, но пальцы ребенка свела судорога. Тогда она выхватила из другой руки Сиддина мешочек. Держа левой рукой мешочек и запястье мальчика, правой она начала разжимать по одному маленькие пальчики, впившиеся в камень. Кэлен умоляла Сиддина отпустить камень, но тот ничего не слышал. Кровь текла по ладони, смешивалась с дождем, и пальцы становились скользкими.

К ее лицу потянулась призрачная рука. Кэлен отпрянула. Перед ее носом мелькнул меч, отсекая протянутую руку. Вопль призрака слился со стонами других. Сиддин застывшим взглядом смотрел на тени, мышцы его окоченели. Ричард стоял над Кэлен и Сиддином, размахивая мечом, отбиваясь от призраков. Отступать было некуда. Казалось, во всем мире остались только трое. Пальцы Сиддина никак не хотели разжиматься. Стиснув зубы, Кэлен с усилием, причинившим ей нестерпимую боль, вырвала ночной камень. Перепачканный кровью и грязью камень выскользнул у нее из пальцев и плюхнулся в лужу возле колена. Кэлен мгновенно накрыла его рукой, схватила вместе с пригоршней грязи, кинула в мешочек и рывком затянула тесемку. Задыхаясь, она огляделась.

Тени остановились. Кэлен слышала, как тяжело дышит Ричард, неустанно сражающийся с призраками. Медленно, очень медленно тени двинулись назад, будто сбитые с толку. Потом стали растворяться в воздухе, возвращаясь в подземный мир, из которого пришли. Мгновение – и тени исчезли. Тело Тоффалара валялось в грязи. Вокруг была пустота.

По лицу Кэлен стекали капли дождя. Она взяла Сиддина на руки и крепко прижала к себе. Ребенок заплакал. Ричард в изнеможении закрыл глаза, опустил голову и упал на колени. Он тяжело и прерывисто дышал.

Кэлен, —прошептал Сиддин, – они звали меня.

– Я знаю, —шепнула она на ухо мальчику и поцеловала его. – Все позади. Ты смелый. Настоящий охотник.

Сиддин обнял Кэлен, и она вновь прижала его к груди. Ее бил озноб. Они с Ричардом чуть не лишились жизни, спасая этого ребенка. Не говорила ли она, что именно этого должен избегать Искатель? И все же оба, не задумываясь, пошли на риск. Они не могли иначе. И прижавшийся к ней Сиддин был лучшей наградой за их поступок. Ричард все еще держал обеими руками меч. Конец клинка погрузился в грязь. Кэлен наклонилась и положила руку ему на плечо.

Ричард вздрогнул от неожиданности, меч метнулся в ее сторону, остановившись в нескольких дюймах от лица. Кэлен подпрыгнула. Глаза Ричарда пылали гневом.

– Ричард, – с изумлением проговорила она, – это я. Все кончено. Я не хотела пугать тебя.

Он расслабился и повалился в грязь.

– Прости, – с трудом выдавил он, не в силах перевести дыхание. – Когда ты до меня дотронулась… Кажется, я решил, что это тень.

Внезапно их окружили чьи-то ноги. Кэлен подняла голову. Птичий Человек. Савидлин. Везелэн. Везелэн громко всхлипывала. Кэлен встала и протянула ей сына. Та передала малыша мужу и обняла Кэлен, покрывая ее поцелуями.

Спасибо, Мать-Исповедница, спасибо, что спасла моего мальчика, —повторяла она. – Спасибо, Кэлен, спасибо.

– Знаю, знаю, —ответила Кэлен, – теперь все позади.

Везелэн обернулась и, плача, взяла на руки Сиддина. Кэлен посмотрела на Тоффалара. Старик был мертв. Она в изнеможении опустилась прямо в грязь и обхватила руками колени.

90
{"b":"8","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Между небом и тобой
Цвет судьбы
Опасные игры с деривативами: Полувековая история провалов от Citibank до Barings, Société Générale и AIG
Не прощаюсь (с иллюстрациями)
Человек без дождя
Ложь
Исцеляющая
Всё сама
Лис Улисс и долгая зима