ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Одержимость
Сущность зла
Куриный бульон для души. Истории для детей
Мата Хари. Раздеться, чтобы выжить
13 минут
Аюрведа. Пищеварительный огонь – энергия жизни, счастья и молодости
Видящий. Лестница в небо
Львиная доля серой мышки
Вне подозрений
A
A

Уж поверь мне, дитя.

– Я не имела права. Мне следовало раньше понять это. Я так сожалею о своем поступке.

Не говори мне. Скажи ему.

Она выпрямилась и посмотрела в его обветренное лицо:

Пожалуй, скажу. Спасибо тебе, почтенный старейшина.

– И когда будешь извиняться, передай и мои извинения.

– За что? —нахмурилась Кэлен.

Он вздохнул:

То, что ты стар, что ты старейшина, не избавляет тебя от неразумных решений. Вот и сегодня я совершил ошибку и в отношении Ричарда, и в отношении моей племянницы У меня тоже не было права. Поблагодари его от меня за то, что он удержал меня от позорного поступка. Я должен был бы усомниться, но не усомнился. —Он снял с шеи свисток. – Передай ему этот подарок и поблагодари за то, что он открыл мне глаза. Пусть этот свисток послужит ему добром Я покажу, как им пользоваться.

– Но он нужен тебе, чтобы созывать птиц.

– У меня есть другие. —Птичий Человек улыбнулся. – Теперь ступай.

Кэлен взяла свисток и крепко сжала в руке. Она стерла слезы с лица.

Всю свою жизнь я едва ли когда плакала, а с тех пор, как пала граница с ДХарой, я, кажется, только этим и занимаюсь.

– Все мы плачем сейчас, дитя. Ступай.

Она быстро поцеловала его в щеку и ушла. Осмотрев площадку, она не заметила Ричарда. Она всех спрашивала, где он, но никто не видел его. Кэлен обошла все кругом. Где он? Дети попытались втянуть ее в свой хоровод, взрослые предлагали ей угощение. Иные хотели поговорить с ней. Кэлен вежливо отклоняла все предложения.

Наконец она направилась к дому Савидлина, решив, что уж там-то точно найдет Ричарда. Но дом был пуст. Она опустилась на пол. Неужели он ушел без нее? В душу закралось сомнение. Она обвела взглядом комнату. Нет. Его мешок все еще валялся там, где она оставила его, когда приходила за яблоком. И потом Ричард не ушел бы до сборища.

И тут ее осенило. Она знает, где Ричард. Кэлен улыбнулась собственным мыслям, достала из мешка яблоко и направилась к дому духов.

Внезапно темноту разорвала яркая вспышка. Кэлен не сразу осознала, что это, но, посмотрев в просвет между хижинами, увидела молнию. Молнию на горизонте, ветвившуюся по всем направлениям, окружившую все, разорвавшую небо хищными когтями, пронзившую темные тучи, окрасив их изнутри переливами света. Грома не было. И вдруг все исчезло, вернулась темнота.

«Да когда же кончится эта непогода? » – мысленно спросила Кэлен. Увидит ли она еще когда-нибудь солнце или звезды? «Опять эти волшебники со своими тучами», – подумала она, качая головой. Интересно, увидит ли она когда-нибудь Зедда? По крайней мере тучи защищают Ричарда от Даркена Рала.

Дом духов стоял в темноте, вдали от шума и праздничной суеты. Кэлен тихонько толкнула дверь. Ричард сидел на полу возле очага. Рядом валялся убранный в ножны меч. Он обернулся на скрип двери.

– Твой проводник хочет поговорить с тобой, – сказала Кэлен, входя в хижину.

Она опустилась на пол рядом с Ричардом. Сердце ее бешено колотилось.

– И что же мне хочет сказать мой проводник? – Ричард невольно улыбнулся.

– Я хотела сказать, что была не права, – тихо проговорила Кэлен, теребя край одежды. – Извини меня, пожалуйста. И не только за то, что я так с тобой обошлась. Прости, что не доверяла тебе.

Ричард обхватил руками колени. Он повернулся к Кэлен. Красный отблеск огня отразился в его спокойных глазах.

– Я мысленно повторял свою речь, но как только ты вошла, у меня все вылетело из головы. – Он опять улыбнулся. – Извинения приняты.

Она почувствовала облегчение, ее сердце таяло. Она бросила на него взгляд из-под ресниц.

– А речь была хороша?

Его улыбка стала шире.

– Да. По крайней мере так мне казалось. Впрочем, не уверен.

– У тебя это хорошо получается. Старейшины перепугались до смерти. Да и Птичий Человек тоже. – Она потянулась и надела ему на шею свисток.

Ричард потрогал свисток.

– Что это?

– Подарок Птичьего Человека. Он просит прощения за то, что пытался вынудить тебя это сделать. Он сказал, что тоже не имел на это права. Подарок – благодарность за то, что ты открыл ему глаза. Завтра он покажет, как им пользоваться. – Кэлен повернулась спиной к очагу и подвинулась поближе к Ричарду. Ночь выдалась на удивление теплой. В хижине было жарко от огня, горящего в очаге. У Ричарда кожа блестела от пота, и потому узоры на груди и на руках придавали ему дикий и первобытный вид. – Ты умеешь открывать людям глаза, – смущенно пробормотала она. – Думаю, тут не обошлось без магии.

– Может, и не обошлось. Зедд ведь говорил, что хороший трюк порой срабатывает лучше любой магии.

Его голос находил отклик в самых глубинах ее души, заставляя ощущать собственную беспомощность.

– А Эди говорила, что ты владеешь магией языка, – прошептала Кэлен.

Он испытующе посмотрел на нее. Этот взгляд пронзил ее своей силой. У Кэлен перехватило дыхание. Откуда-то издалека доносился непрекращающийся звук бодда. В очаге мерно потрескивали поленья. Никогда еще Кэлен не ощущала такого успокоения, такой безопасности и такого напряжения. И все – одновременно. Она растерялась.

Кэлен отвела взгляд от его глаз. Теперь она словно ласкала глазами каждую черточку его лица, очерчивая изгиб переносицы, ощупывая выступающие скулы, обводя линию подбородка. Взгляд остановился на его губах. Внезапно Кэлен почувствовала, что в доме духов слишком жарко. У нее слегка закружилась голова.

Вновь поймав взгляд Ричарда и уже не отводя глаз, она вынула из кармана яблоко и неторопливо, с хрустом, вонзила зубы в сочную мякоть. Серые глаза смотрели на нее в упор. Повинуясь внезапному порыву, она грациозно поднесла яблоко к губам Ричарда и держала до тех пор, пока тот не надкусил его. Если б он только мог вот так же прижаться губами к ее губам, мелькнуло у нее в голове.

А почему бы и нет? Или она так и умрет в поисках, и ей не дозволено будет ощутить себя женщиной? Или она должна только сражаться? Сражаться за счастье всех и каждого, но не за свое? Все Искатели погибают слишком быстро. Так было даже в лучшие времена. А нынешние – совсем не лучшие.

Нынешние времена – преддверие конца.

При мысли, что он погибнет, ей стало больно.

Она втиснула яблоко ему в зубы, все так же не отрывая взгляда от его глаз. Даже если он станет ее рабом, мысленно оправдывалась она, он может продолжать борьбу на ее стороне. Может быть, даже с большей решимостью, чем сейчас. Пусть по другой причине, но он будет все так же, если не более, неумолим и беспощаден. Хотя он изменится и будет не таким, как сейчас. Он перестанет существовать как личность.

Но по крайней мере он будет ее. Она так отчаянно стремилась к этому, как не стремилась еще ни к чему и никогда. И от этого ей было больно. Неужели им так и не будет дозволено изведать, что есть жизнь? Он был нужен ей. И Кэлен почувствовала себя совсем беспомощной.

Поддразнивая, она отняла яблоко. Капля сока скатилась по его подбородку. Медленно, нерешительно она склонилась к нему и слизнула сок. Ричард застыл. Теперь его лицо было совсем рядом. Их дыхание смешалось. Глаза его были настолько близко, что Кэлен уже не видела их. Все расплывалось. Она сглотнула.

Кэлен уже не понимала, что делает. Она теряла власть над собой. Ее окатила волна горячего желания.

Пальцы бессильно разжались, и яблоко покатилось на пол. Она поднесла руку к его губам. Ричард медленно перебирал губами ее пальцы, нежно проводя по ним языком, слизывая каплю за каплей сладкий яблочный сок. От этих легких ласкающих прикосновений ее тело наполнилось истомой.

С губ сорвался слабый стон. Кровь застучала в ушах. Она пробежала влажными пальцами по его подбородку, по шее, по груди. Следуя сложному переплетению украшавших его узоров, ощущая каждый изгиб его тела.

Опустившись перед Ричардом на колени, Кэлен провела кончиком пальца по его твердому соску и, прикрыв глаза, крепко прижалась к его груди, стиснув зубы, чтобы не застонать. Затем нежно, но решительно оттолкнула его. Ричард легко, не сопротивляясь, откинулся на спину. Кэлен склонилась над ним, опираясь рукой ему на грудь. Ее удивляли собственные ощущения. Она чувствовала Ричарда, чувствовала, как напряглись его мышцы под гладкой, упругой кожей, чувствовала жар его живого дыхания.

97
{"b":"8","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Среди тысячи лиц
Магическая академия строгого режима
Девочка, которая спасла Рождество
Маркетинг от потребителя
Мне снова 15…
Законы большой прибыли
Кастинг на лучшую любовницу
Безумно счастливые. Часть 2. Продолжение невероятно смешных рассказов о нашей обычной жизни