ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Русская «Синева». Война невидимок
Жрица Итфат
Холод древних курганов. Аномальные зоны Сибири
Всеобщая история чувств
Черная Пантера. Кто он?
Микробы? Мама, без паники, или Как сформировать ребенку крепкий иммунитет
Наука в поисках Бога
Золотая Орда
Вавилон-Берлин

Разум вернулся, как всегда, неожиданно и во время очередного стресса. Ну а как еще можно назвать ситуацию, когда в процессе снятия чего-то, напоминающего ночную кружевную рубашку с десятком ленточек, над головой слышится томный женский голос, уверенно говорящий, за какую ленточку надо дернуть, чтобы сорочка снялась быстро и без проблем? А если еще открыть глаза и узреть висящую в воздухе полупрозрачную фигуру пышнотелой девицы в алом платье с откровенным декольте? Что бы вы сделали?

Правильно, я так и поступила.

Я отпихнула от себя полураздетого Рейна и со словами: «Ты ЭТО тоже видишь?!» обличающе ткнула пальцем в мало что понимающего призрака, зависшего над нами.

Рейн увидел.

А потом произошло непонятное. Зрачки у него чуть дрогнули, вытягиваясь в вертикальную щель, и следом плеснуло жгучим ветром, от которого привидение отбросило к ближайшей стене, как ударом кувалды. Я думала, что оно пролетит кладку насквозь, но беззвучно вопящая полупрозрачная девица влетела в стену и со звонким плюхом растеклась по поверхности.

Я тихо хихикнула, обозревая получившееся живописное пятно на гобелене, с которого на нас смотрели обиженно моргающие карие глаза призрака. Рейн приглушенно выдохнул сквозь зубы, неласково глядя на кляксу, которая плавно стекла на пол вместе с глазами…

Напряжение, копившееся во мне последние несколько часов, прорвалось-таки наружу, и я совершенно беззастенчиво захохотала во весь голос, откинувшись на подушки и колотя кулаком по перине. Да какой тут секс? Стоило только вспомнить обиженно моргающие глаза призрака на гобелене как раз в том месте, где была изображена… хм… пятая точка некоего злобного захватчика, склонившегося ниц перед доблестным защитником, героем давно минувших дней, как я начинала хохотать с новой силой. Тут уже думаешь, как бы не задохнуться от смеха, а не о чем-то еще…

Наконец я отсмеялась, призрак собрался обратно в томную девицу, правда несколько потрепанную и обиженную, а Рейн перестал злиться и уже более миролюбиво смотрел на привидение, которое робко постучалось в ближайшую стенку и обратилось к нам:

– Прошу прощения, великолепный господин, но не могли бы вы быть столь милосердны и развеять наложенное вами заклинание, дабы я могла покинуть пределы этой комнаты? Клянусь, что никогда впредь не помешаю вашему драгоценному уединению…

Мы с Рейном переглянулись, а потом я, одернув ночнушку, уселась на кровати и поинтересовалась у привидения:

– Ну, сама понимаешь: настроение перебито напрочь, так что лучше расскажи, за каким тебе понадобилось мешать нам таким оригинальным способом?

– Ой, еще и ведьма… – тихо пробормотало привидение, уныло усаживаясь прямо на воздух. Кажется, идея вмешаться во взаимоотношения колдуна и ведьмы уже не казалась ей такой блестящей…

– Да ладно, чего ты так скуксилась? – Я усмехнулась как можно непринужденнее, чувствуя, как гормоны, так и не нашедшие выход, начинают буянить с новой силой.– Мы ж не звери какие. Да и ты все равно уже мертвая, какая тебе разница?

– Вот тебя по стене размажут, поймешь какая,– буркнуло привидение, принимая более развязную позу. Н-да, что ни говори, а при жизни сия дева была очень красивой. Хоть и несколько полноватой по меркам двадцать первого века. Впрочем, у нас эталоном красоты почему-то считаются длинноногие «вешалки», которые лично у меня вызывают жалость, ощущение, что девицы поголовно жертвы дистрофии.

– А тебе что, больно было? – поинтересовалась я, не удержавшись, и потыкала призрака пальцем. Девица захихикала и с воплем «Щекотно!!» переместилась повыше к потолку. Мы с Рейном задрали головы, созерцая привидение, которое внезапно перестало возмущаться и приняло крайне задумчивый вид.

– Ксель, а что ты с ней сделала? – тихонько спросил Рейн, наклоняясь к моему уху.

– Пальцем потыкала. Знаешь, на ощупь – как густой туман, ничего больше. А она чего-то захихикала…

– Эй вы, двое! – До нахального призрака, по-видимому, уже дошло, что мы люди незлые, развлекаться, отфутболивая многострадальное привидение и ударяя им о стены, не будем, значит, нас можно не бояться.– Вы в курсе, что вы первые за последнюю сотню с чем-то лет, которые меня увидели? А еще и потрогать умудрились… – Это уже мне лично.– Милая девушка, да таких, как вы, я учила! А вы позволяете себе такое!– Полупрозрачная дама горделиво одернула подол красного платья и задрала подбородок.

Рейн пристально посмотрел на привидение, а потом нарочито громким шепотом поинтересовался у меня:

– Слушай, по-моему, она нарывается.

– По-моему, тоже,– в тон ответила я.

Призрак подумала и сменила стиль общения.

– Ну, извините, жизненная привычка, никак не избавлюсь. Все-таки отвыкла я разговаривать с живыми, а других призраков в Ранвелине нет. А раз так случилось, то позвольте представиться.– Привидение сделало в воздухе кокетливый книксен.– Я – Аринна Савиньель, бывшая наставница для девиц рода благородного.

– Рейн,– кивнул мой товарищ.– А это – Ксель.

– Кстати, раз уж представились, то можно вопрос? А наставницей в какой области вы были?

Нет, мне и впрямь было интересно, чему могла научить благородных девиц такая наставница.

– Конечно, по делам ложа супружеского и всего, что с этим связано,– томно улыбаясь, пояснила Аринна.

Ну кто бы сомневался! С такой-то внешностью.

– Кстати,– призрак спустилась пониже и уселась на кровать рядом с Рейном, кокетливо поведя плечиком.– Может быть, на «ты» перейдем, а?

– Да без проблем,– ответила я за него, многозначительно перебрав пальцами в воздухе. Аринна сделала вид, что смутилась, но позы не изменила. Впрочем, секунд через пять она глумливо ухмыльнулась и, прижав палец к губам, указала на дверь.

– А вас там активно подслушивают и, судя по всему, подглядывают. Меня-то они не видят, только слышать могут, если я сама того захочу, а вот вас…

– Что ж это за замок-то? Каждый сунуть нос в чужую спальню норовит,– возмущенно воскликнула я. Рейн же поступил гораздо умнее: он попросту на цыпочках прокрался к двери и, одним движением отодвинув защелку, распахнул створку во всю ширь.

Послышался глухой стук, потом матерный возглас, и следом – топот быстро удаляющихся шагов. Н-да, не повезло господам, бесплатная эротика бывает только через дырку в стене женской бани и на нудистских пляжах. За все остальное надо платить. Думаю, дверью им здорово по лбу прилетело, все-таки хорошо, что она в моей комнате открывается не вовнутрь, а наружу. Тем временем Рейн повернулся, и на лице его буквально светилась до ужаса довольная злорадная улыбочка.

– Не знаю, кто это был, но утром мы их наверняка опознаем по фингалам либо шишкам на лбу.

– Да уж, ты с раскрытием двери не церемонился. До-о-о-обрый,– протянула я, с трудом сдерживая зевок.

– Ну, поскольку я убежден, что частная жизнь – понятие неприкосновенное…

– Кстати, о неприкосновенности,– вспомнила я.– Иди-ка ты спать. К себе в комнату,– быстро добавила я, узрев нехорошие огоньки в глубине карих глаз Рейна.– Я уже вторые сутки мечтаю выспаться, а что-то мне подсказывает, что если ты тут останешься, то выспаться не сможем мы оба.

– И что же тебе такое подсказывает, а?

– Она! – не преминула я перевести стрелки на заинтересованно прислушивавшегося к нашей перепалке призрака. Аринна возмущенно закашлялась, но, к счастью, не успела вставить ни слова, потому что я привела свой последний аргумент. Даже два.

– Рейн, ну, подумай сам, эффективных противозачаточных в такой глуши нет и не было, да и я не приветствую секс без любви, а только потому, что гормоны не вовремя возмутились. Так что иди спать, и сегодняшнее происшествие спишем на временное помутнение мозгов, хорошо?

Небеса согласно прогрохотали мощным громовым раскатом.

– Вот видишь, я же говорила! – воодушевилась я, голосом разума активно затыкая позывные тела.– Так что спокойной ночи, завтра с утра будем разбираться, в какое… хм… В общем, куда мы влезли и как оттуда выбираться. А сейчас – спать!

34
{"b":"80","o":1}