ЛитМир - Электронная Библиотека

Впрочем, тот явно думал иначе. Пока он вел меня до места, уже успел сообщить, что звать его Никодимом, родителей нет, но он уже считается одним из самых перспективных учеников. Мол, еще год-другой – и будет принят в герцогскую сотню. А ведь воину нужна жена – беречь семейный очаг и рожать детей…

На «детях» я вышла от прострации, в которой пребывала, раздумывая о чем-то своем и не вслушиваясь в речь Никодима, и решила уточнить:

– Никодим, а лет-то тебе сколько?

– Семнадцать через два месяца! – радостно заявил малец, гордо глядя на меня. Ага, я и забыла, что временами могу выглядеть на шестнадцать. А здесь это, кажется, самый лучший возраст для невесты. Ну-ну…

– Мал еще,– высокомерно ответила я.– На горшок и в люльку. Подрасти сначала, а потом о женитьбе думай.

– А тебе-то сколько? – надулся паренек.– Ишь ты, думаешь, если меч таскаешь, то уже и все можно? А баба – она баба и есть.

– Двадцать один мне,– усмехнулась я и ускорила шаг, благо выход на вожделенный задний двор уже маячил впереди.

Впрочем, можно было спокойно идти на звук и не заблудиться, потому что лязг сталкивающихся друг с другом мечей спутать с чем-либо еще было нереально. По крайней мере, когда мы еще в Москве устраивали тренировки в каком-нибудь лесопарке, то при опоздании чаще всего находили свою группу, ориентируясь на звук. Вот и сейчас я вышла на звон металла и глухой стук – похоже, что использовались не только стальные, но и деревянные тренировочные мечи.

И не ошиблась.

На заднем дворе уже вовсю шла муштра гарнизонного войска. Кто-то упражнялся с мечами, пару раз мимо меня пронеслись воины с камнями в руках, но основное внимание было приковано к относительно небольшой площадке, чисто символически огороженной несильно натянутой веревкой на колышках, вбитых между камнями мостовой. Там шли тренировки на затупленных клинках, и в данный момент один из воинов, обряженный в легкую кольчугу, надетую поверх чего-то вроде стеганки, сосредоточенно теснил другого, тоже в кольчуге и блестящем шлеме с опущенным забралом. Поединок кончился как раз тогда, когда я подошла ближе. Во-первых, один воин красиво выбил меч из рук другого, а во-вторых, меня наконец-то заметили, и по лицам стоявших рядом с ареной мужчин пробежало неприкрытое недовольство. Ну да тут страна непуганых шовинистов, что поделать. Но прежде чем народ успел высказать свое возмущение вслух, победитель снял шлем, и я узрела улыбающегося герцога.

– Ксель, наконец-то вы объявились. Добро пожаловать.

– И вам добрый день, ваше сиятельство. Могу я поинтересоваться, зачем я вам понадобилась здесь?

– Ну как зачем? – Армей улыбнулся еще шире, и я поняла, что особо изощренной гадости не избежать.– Хотелось с вами пофехтовать. Вы не против?

Вот, я же говорила…

Тем временем противник герцога стянул с головы шлем, и я с изумлением увидела встрепанного запыхавшегося Рейна. Так, теперь понятно, куда он делся. Ну и кто он после этого? Мальчишка, блин. Ему бы только мечом помахаться, а уж стальным – самое милое дело. Дома он не рисковал, все же у реконструкторов, по слухам, синяков и ссадин не бывает – сразу переломы, а здесь Рейн как с цепи сорвался. Видимо, всамделишный клинок и встреча с настоящей нежитью что-то переклинили в его юных мозгах, и там появилась лишняя извилина. Может, это и к лучшему, здесь его потренируют настоящие воины, которые умеют обучать новичков так, чтобы они ходили побитые, но в любой момент могли встать в строй. То есть ему тут ничего не сломают. Уже хорошо…

– Рейн, чудо в перьях, а ты что здесь забыл? – поинтересовалась я. Но ответил мне герцог:

– Тренируется он. Все же впереди нелегкие времена. Конечно, я постараюсь, чтобы вы не оказались на поле битвы, но если враг сметет наши укрепления, то вам придется защищать собственную жизнь. А может, и жизнь тех, кто слабее вас и не в состоянии защитить себя сам. А теперь, леди Ксель, если позволите…

Армей отложил тренировочный меч и взялся за другой, который все это время висел у него на поясе в простых деревянных ножнах, украшенных серебряными завитушками. Утреннее солнце заиграло на лезвии, золотым огнем вспыхнула гравировка – меч у герцога оказался таким же, как и у меня, разве что у меня гравировка была в виде россыпи восьмиконечных звезд, а у герцога – отдаленно напоминала побеги вьюнка. Герцог улыбнулся и нежно провел кончиками пальцев по лезвию.

– Это нарэиль. Он редко подчиняется людям, служит в основном своим создателям, эльфам. Он может направить руку своего владельца так, что она нанесет смертельный удар даже закованному в броню воину. Может и отвести такой же удар от своего хозяина. А сейчас я бы хотел посмотреть, как вы, леди Ксель, владеете своим нарэилем. Кстати, вы дали ему имя?

– Нет, а нужно было? – Я смущенно сжала ремень, пересекающий грудь. Конечно, катана, из которой получился меч... нарэиль… В общем, прозвище у нее было, но стебное и явно неподходящее. А кстати, в Москве я еще не обзавелась таким оружием, который могла бы назвать своим. У Рейна поименованный меч был, как раз тот самый тексталевый двуруч, но его имечко я не помнила и по-тихому обзывала «дурой».

– Разумеется. Давая мечу имя, вы становитесь его настоящим владельцем. И другом. Может, стоит назвать меч прямо сейчас? Он ведь, насколько я знаю, еще не был в бою?

– Не был,– подтвердила я.

И как мне его назвать? Вроде бы это должно быть мужское имя…

– Протектор.

Название, нет, теперь уже имя для меча, сорвалось с губ само собой. А что, подходит. Ведь «protector» означает «защитник». Пусть меня защищает меч, когда больше некому будет за меня постоять. Если никого не окажется рядом, чтобы закрыть меня щитом. Тогда клинок нарэиля отведет смертоносный удар, а у меня появится еще один шанс…

И откуда такие мысли вообще взялись?

С потолка, как сказала бы моя мама.

– Ну, так вы готовы, леди Ксель? Возможно, вам стоило бы надеть кольчугу, все же нарэили весьма остры, и, хоть я постараюсь не задевать вас очень сильно, мне нежелательно случайно вас поранить.

Я красочно представила, как я буду двигаться в тяжеленной кольчуге порядка десяти кило весом, и помотала головой.

– Лучше что-нибудь вроде плотной свободной куртки и перчатки.

– Ну как пожелаете.– Армей кивнул мне, и кто-то из мальчишек, стоявших рядом с ареной, унесся в сторону невысокой постройки. Вернулся он спустя минут пять, неся что-то из коричневой кожи и подозрительно звякая чем-то стальным.

– Вот, господин. Куртку взял самую маленькую, но латные перчатки все равно велики для… леди,– смущенно доложил паренек, протягивая мне добытое. Ну, что есть – того хватит.

– Спасибо,– поблагодарила я, снимая нарэиль и надевая куртку, которая, разумеется, оказалась мне велика. Хорошо хоть, манжеты затягивались прочно, и я сумела с помощью Рейна затянуть шнуровку на рукавах так, чтобы они не сваливались, но от перчаток пришлось отказаться. Ладно, переживем. Будем надеяться, что Армей не имеет привычки долбать по пальцам, потому что в таком случае я останусь без них. Гарда у нарэиля похожа на полумесяц, ею можно зацепить лезвие противника, но пальцы в случае чего она не защитит.– Ладно, ваше сиятельство, можем начинать.

– Ксель, будь осторожнее,– тихо шепнул Рейн мне на ухо.

– Не волнуйся, меня не убьют. Правда, биться мы будем на нарэилях…

– На заточенных мечах?!

Хм, интересно, в каком танке он сидел, если не слышал? Впрочем, это на него очень похоже – стоять рядом и не слышать диалога, который ведется без его участия. Вот и сейчас – пропустил мимо ушей то, что я буду фехтовать заточенным мечом без доспехов, поэтому и глаза по пять советских копеек.

– Что ж, леди, прошу вас! – Армей улыбнулся и отвесил чуть ироничный поклон, отведя нарэиль в сторону.

Я глубоко вздохнула и переступила веревку, ограждающую арену.

Глава 10

Честное слово, я думала, что скончаюсь. Армей совершенно нещадным образом гонял меня по площадке вначале нарэилем, отчего я обзавелась энным количеством мелких и тонких порезов, а потом, когда я наконец-то обозлилась и начала более-менее отражать его удары и почувствовала, как меч сам направляет мою руку, герцог объявил перерыв. Я радостно свалила с площадки, буквально падая от усталости, но стоило мне только отдышаться, как герцог решил погонять меня по второму разу. Отказаться мне не хватило духу – слишком уж много ехидных взглядов бывалых воинов было на меня направлено. И, по-моему, только у Рейна он был оценивающим. И, похоже, одобрительным.

37
{"b":"80","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Карантинный мир
Во имя Империи!
Энциклопедия специй. От аниса до шалфея
Дурная кровь
Красный шторм. Октябрьская революция глазами российских историков
Украденная служанка
Цвет жизни