1
2
3
...
37
38
39
...
78

На этот раз мне вручили деревянный тренировочный меч, и вот тут Армей оторвался по полной. Если с нарэилем он как-то сдерживался, все же оружие было заточено, и очень хорошо, то с деревянным можно было не волноваться, что прирежет меня ненароком. Короче, когда я уходила с тренировки, у меня были отбиты все ноги и ребра. Все же я могла быть сколь угодно шустрой, но против тренированного воина, коим являлся хозяин Ранвелина, мне не продержаться. Хотя, когда я сваливала с заднего двора, Армей меня окликнул и во всеуслышание заявил, что, быть может, сейчас я и никудышный фехтовальщик, но перспектива роста у меня есть. К тому же, как выяснилось, дерусь я все равно лучше, чем большая часть здешних новичков, которые и мечом-то машут, как лопатой.

Так или иначе, но я вернулась в комнату, отведенную мне, где уже находилась деревянная лохань с горячей водой, на полочке у края которой лежало чистое полотенце и какой-то эмалированный глиняный горшочек с крышкой. Я незамедлительно заглянула туда. Мыло. Похоже на наше жидкое, только непрозрачное, с приятным запахом лаванды и свежескошенной травы. Интересное сочетание.

Я быстро разделась, попутно отметив, что завтра мне будет очень трудно вставать – по всем бедрам и ребрам уже начинали расплываться бесформенные синяки,– и залезла в горячую воду. Я была почти счастлива! Все-таки после жесткой тренировки горячая ванна – лучшее, что можно придумать. Надо будет обязательно поблагодарить заботливую хозяйку.

Мои размышления прервал стук в дверь.

– Леди Ксель? К вам можно?

– В общем-то да.– Я чуть привстала, чтобы увидеть, как Мелисса, все так же безупречно выглядевшая, что и ранним утром, заходит в комнату. Девушка бросила взгляд на мои посиневшие от ударов тренировочным мечом пальцы и охнула.

– Леди, это герцог вас так?

Я озадаченно покосилась на свои руки. Ну-у-у-у, на тренировках в Москве мне прилетало сильнее. Тут герцог хоть силу соизмерял так, чтобы не переломать мне в случае чего кости.

– Получается, что да. На тренировке. Я неправильно подставляла меч под удары.

– Но это же возмутительно! – Мелисса подошла ближе и узрела еще и синяки на предплечьях. Я добавила:

– Ниже синяки тоже есть. Кстати, Мелисса, у вас никакой лечебной мази нет?

– Есть, конечно! Ох, ну зачем ты полезла в это ремесло, сидела бы дома да детей растила. А ты все в рыцарки… – Видимо, Мелисса сама не заметила, как перешла на «ты», но мне это понравилось. Девушка сочувствовала действительно искренне, да и теплом от нее веяло, как от старшей сестры.– Сейчас позову прислугу, она принесет.

Мелисса уже сделала шаг к висевшему над кроватью толстому шнуру, видимо звонку, когда наконец-то осознала, что нарушила этикет.

– О, простите меня, леди Ксель, что я допустила подобную фамильярность по отношению к вам. Просто я действительно возмущена поведением герцога.

– Мелисса, у меня есть просьба. Быть может, мы все-таки на «ты» перейдем? Если, конечно, это для вас приемлемо…

Девушка на несколько секунд задумалась. Молча дернула за шнур. Обернулась ко мне:

– Конечно, Ксель. Я совсем не против. Мне кажется, что ты не совсем обычная девушка. Все же в нашей стране девушки нечасто берутся за оружие. Еще реже путешествуют в компании молодого человека, который ей не родственник и не муж.

– И даже не жених,– поддакнула я, черпая из горшочка мыло и начиная промывать свои седые волосы.– Просто друг.

– Разве? – Мелисса лукаво улыбнулась.– Наверное, это не совсем мое дело, но смотрит-то он на тебя не как на боевую подругу. Да и по нашим служанкам ни разу не прошелся, словно хранит обет верности. Другой гость уже давно хоть кого-то да затащил бы на сеновал, а служанка и рада бы. Друг твой и лицом красив, и статный, и молодой…

– Ну, расписала,– смутилась я, с трудом намыливая голову негнущимися пальцами.– Эдак мне надо его еще цеплять и окольцовывать, пока к другой не улетел?

– В общем-то да,– вздохнула Мелисса, подходя к лохани.– Тебе помочь? А то я вижу, что пальцы у тебя совсем не гнутся. Надо будет леди Кейлине сказать, пусть ее муж тебя гоняет поаккуратнее. Ты же все-таки девушка, а не парнишка, мечтающий поступить в гарнизон.

– А я думала, что помогать прислуга должна. Но была бы тебе очень благодарна.– Я опустила руки, давая возможность Мелиссе заняться моей головой.

– Так оно и есть.– Девушка начала аккуратно вспенивать мыло на моих волосах.– Но у меня ощущение, будто бы мы с тобой знакомы если не всю жизнь, то хотя бы долгие годы. Знаешь, когда-то я тоже мечтала стать воительницей, быть свободной и путешествовать с арбалетом за плечами. А сейчас уже время ушло, я прижилась в замке и, по правде говоря, ни о чем не жалею. Хотя, конечно, иногда накатывает. А увидев тебя, я словно встретилась с самой собой. Такой, какой я была в двадцать лет. Кстати, что у тебя с волосами? Я никогда не видела такого странного цвета. Совсем белые…

– Седые они. Тут колдовство было замешано, оттого и поседела,– вздохнула я.

– Ты колдунья? – Пальцы Мелиссы замерли.

– Не совсем. Скорее, просто интуиция очень хорошая. А с колдовством герцог поспособствовал.

– Жаль… А то у нас помимо милорда Армея есть одна ведьма. Молодая совсем и, как мне кажется, злая. Правда, на людях она себя ведет более чем прилично – такая отзывчивая, вроде бы помочь стремится. Но у меня от нее мурашки по коже. Потому что иногда ее взгляд просто спиной ощущаешь. И не злобный вроде... а неприятный.

– Бывают такие,– вздохнула я.– Они сами очень хотят стать добрыми и хорошими, действительно хотят, но когда-то давно они уже выбрали не свет, а тьму, и от этого уже никуда не денешься. И не исправишься. Все равно сущность возьмет свое. Рано или поздно.

– Грустно, получается, что она когда-то давно ошиблась, и теперь от этого ей никуда не деться?

– Выходит, что так. За некоторые решения мы платим всю оставшуюся жизнь.

– Сложно-то у вас как. Ксель, закрой глаза, я сейчас мыло смывать буду.

Я послушалась, и тотчас на голову мне вылилось полкувшина теплой ароматизированной воды. Фыркнула, как кошка, когда чуть горьковатая жидкость залилась мне в нос, и только потом рискнула приоткрыть глаза.

– Все, можешь вылезать.– Мелисса протянула мне широкое банное полотенце из отбеленного льна и помогла выбраться из бадьи по скользким ступенькам. Увидела синяки, уже расплывающиеся по бедрам, и тихо ахнула.

– Ксель, похоже, что тебе лучше пока не надевать платья с разрезами по бокам. Иначе подумают, что тебя либо жестоко избили, либо изнасиловали, либо то и другое вместе. Да где же прислуга, а?

Стоило вспомнить об этом, как в дверь постучали. Я справедливо заподозрила, что девушка с любопытными карими глазами какое-то время банально подслушивала у замочной скважины, но говорить вслух об этом не стала.

– Леди Мелисса, вы звали?

– Звала, и уже довольно давно. Принеси набор заживляющих мазей. Да поживее. И позови кого-нибудь с кухни, чтобы унесли бадью.

– Слушаюсь, госпожа.

Девушка вымелась за дверь моментально, а я, усевшись на кровать, скептически оглядела собственные коленки. Н-да-а-а-а, если Рейн это увидит, на тренировки больше не пустит. Хотя раньше к моим «боевым ранениям» он относился как-то спокойно, но после истории с Белой Невестой... Кстати, о Белой Невесте…

Я оглянулась вокруг в поисках зеркала и, не найдя оного, окликнула Мелиссу:

– Слушай, посмотри, следы на моей шее еще видно? А то я зеркала поблизости не наблюдаю.

– Какие именно следы? – улыбнулась Мелисса, но, приглядевшись, помрачнела.– Ксель, это ведь не следы после бурной ночи.

– Ага, это памятка от одной нежитевидной особы,– буркнула я.– Сильно заметно?

– Да нет, не очень. А если волосы распустишь – то и совсем не разглядеть, коль не знаешь, что и где искать. А как так получилось-то? И… Ты ведь осталась человеком?

– Разумеется,– поспешила я ее успокоить, в доказательство выставляя руку на лучик солнца, пригревшийся на покрывале кровати.– Видишь, солнышка не чураюсь…

38
{"b":"80","o":1}