ЛитМир - Электронная Библиотека

Рассказ занял с полчаса. В урезанной и откорректированной версии. В процессе разговора прибыла нужная мазь, была унесена бадья с мыльной водой, а мне доставили выстиранную и выглаженную одежду. Мелисса, не теряя нити рассказа, критически окинула мое походное одеяние и заявила, что леди в таком виде по замку ходить не должны.

– То есть? – Я посмотрела на вполне себе приличный наряд.– А что в нем не так?

– Леди должны ходить в платьях, за исключением тех случаев, когда находятся в дороге или тренируются с мечом, как ты сегодня. Здесь ты в гостях. Вот поедешь опять куда-нибудь – наденешь брюки. А пока я тебе что-нибудь из своих вещей подберу, мы с тобой примерно одинаковы. Подожди меня немного, ладно?

– Конечно, куда я денусь.

Мелисса вышла из комнаты, и минут через десять уже вернулась, неся в руках что-то в бежевых и коричневых тонах. Этим «чем -то» оказалось тонкое льняное платье с широкими рукавами и длиной в пол, поверх которого надевалась бежевая туника без рукавов с разрезами по бокам почти до пояса. Ко всему этому еще прилагался расшитый кушак, дважды оборачивающийся вокруг талии и свисавший концами до колен. Полусапожки я и на сей раз оставила свои, но то, что в итоге получилось, мне весьма понравилось.

– Спасибо тебе огромное!! – Я широко улыбнулась.– Что бы я без тебя делала?

– Ходила бы, как мальчишка,– усмехнулась Мелисса.– Думаю, мы чуть позже увидимся, наверняка сейчас я нужна госпоже Кейлине.

– Ага, а мне еще своего друга найти надо. Просто интересно, как он себя чувствует после тренировки с герцогом.

– Не лучше, чем ты,– это точно.

Я присела в неловком реверансе, вызвав еще одну улыбку Мелиссы, и вышла за дверь. Постучалась в комнату Рейна, находящуюся по соседству. Ответом мне была тишина, посему я пошла по коридору в надежде, что где-нибудь поблизости все же наткнусь на него.

В процессе поисков выяснилось, что есть два человека во всем замке, на которых можно без конца натыкаться,– это Родомир, который, как мне казалось, прятался за каждым поворотом,– так часто я его встречала – и сам герцог Ранвелин, но тому-то вроде как по должности полагается одновременно быть везде и повсюду. Правда, несколько раз я еще встречалась с местной знахаркой, темноволосой невысокой девушкой, постоянно идущей куда-то то с пучками трав, то с плотно прикрытыми горшочками и склянками. Не понравилась она мне. Какое-то недовольство и злость от нее исходили, как жар от раскаленной докрасна печи. И как только герцог темную ведьму у себя на службе держит и не опасается... Хотя ему-то чего – сила у Армея была такой,– его разве что Рейн в период обострения нечеловеческой ярости способен одолеть. Ладно, думаю, у него свои какие-то соображения на этот счет. Мне тут не жить, разве что до окончания военных действий, и одна надежда: они не затянутся надолго.

Угу, только вот закон подлости говорит о том, что оные действия могут затянуться не на один год. Сколько там у нас «холодная война» длилась? Лет двадцать? Ну-ну, кто как, но я столько ждать не намерена.

– Ксель!

Нет, ну как это называется?! Я его по всему замку ищу, а он меня сам нашел.

– А я тебя ищу везде.– Так, попытка улыбнуться провалилась, видимо, надо будет в следующий раз попросить Армея наносить удары послабее.

– Взаимно.– А вот Рейну улыбка удалась лучше. По крайней мере, по нему не скажешь, что его молотили на плацу наравне со всеми.– Я тебя тоже полдня ищу. Как ты?

– Местами нормально, местами побитая, но жить буду,– попыталась отшутиться я. Не сработало, а жаль.

– Ксель, ты же девушка. А здесь грядет настоящая война, а не ролевой выезд. Тут уже не игра.

– Можно подумать, я не знаю.

Я отошла к окну, забранному мозаичным витражом, и вгляделась в раскинувшийся за замковыми стенами вековой лес. Вздохнула. Коснулась кончиками пальцев холодного стекла.

– Рейн, я знаю, что это все уже далеко не игра. С того момента, когда я… дотянулась до чего-то в твоей душе. Что-то, чего иногда боюсь даже я, хоть и знаю, что оно мне вреда не причинит. Понимаешь, о чем я?

– Понимаю.– Рейн шагнул ближе и обнял меня за плечи. Очень осторожно, будто бы боялся причинить мне вред случайным движением.– Ты помнишь, как я представился при знакомстве?

– Помню.– Я улыбнулась, вспомнив ироничного парня, с многозначительной улыбкой оглядывавшего нашу девчоночью компанию.– Рейн э’Тьернал.

– Но ты никогда не спрашивала почему.

– Знаешь, я как-то считала, что это твое право. Я ведь твое настоящее имя-то не сразу узнала.

– Так вот, это прозвище, вернее, самоназвание, пошло от английского «Rein Eternal», что означает «вечный контроль». Это имя – напоминание для меня самого, потому что я должен контролировать то, что живет внутри меня самого. Своего Зверя, если тебе так удобнее.

– То, что я умудрилась вытащить из тебя тогда? – негромко уточнила я, уже осознавая, что не просто сотворила нечто из рук вон выходящее, а поломала жизнь человеку, который значит для меня слишком многое. Я не знала, что те путы, которые я играючи смела своей кровью, были наложены самим Рейном, упрятавшим эту часть себя под замок, поскольку он не был уверен в том, что сможет ее удержать. Я стала человеком, который выдернул предохранитель, и теперь неизвестно, когда в очередной раз бабахнет бомба под названием «темная сторона Рейна».

– Именно. Я не виню тебя ни в чем. Я тебе благодарен. Все же я предпочитаю оставаться самим собой, пусть теперь мне и нелегко держать свои… порывы, скажем так, в узде, но я справлялся раньше. Справлюсь и сейчас. Это лучше, нежели быть слугой нежити.

– Но лучше ли, чем быть моим слугой?

Жестоко, но правда. Я не хотела становиться Хозяйкой этой сущности с плащом из осколков тьмы, который может превращаться в смертоносное оружие. Это накладывает слишком большие обязательства. Мы в ответе за тех, кого приручили. За темные сущности тоже. И, откровенно говоря, мне страшно. Потому что я не знаю, что взбредет в голову тому смертельно опасному Зверю, который овладевает Рейном в моменты ярости или же от желания помочь мне.

От Рейна внезапно повеяло ледяным ветром, в котором ощущались уже ставшие привычными жгучие искорки, отголоски разгорающегося пламени. Плечи мои обвили полы черного плаща с рваным краем, который сейчас не обращался в лезвия бритвенной остроты – просто лоскуты нежного и почти теплого шелка.

– Знаешь, лучше, если это служение добровольно. Не думай, что я ничего не помню с той ночи. Я ощущаю и вкус твоей крови, и то, как ты приказала мне быть свободным. И я сам выбрал право защищать тебя и приходить по твоему зову. Ты дала мне волю, а я подарил ее тебе. Потому что я сам так захотел.

Я обернулась и столкнулась взглядом с глазами цвета замерзшего в кружке чая. С трещиной узкого вертикального зрачка. Я не думала, что карие глаза могут казаться холодными, но эти – могли.

– Ты меня боишься?

А смысл врать? Тонкая алая нить с золотистыми проблесками натянулась, как поводок,– струна от сердца к сердцу, от души к душе.

– Ты же знаешь, что да.

– Почему? – Холодные глаза, в которых танцевали искры пламени, оказались слишком близко.– Ты же знаешь, что тебе я не причиню вреда и без твоего разрешения ничего не случится. Я сделаю с тобой только то, что ты мне позволишь. Не больше. Но и не меньше.

– Этого-то и боюсь.– Я попыталась улыбнуться, но улыбка вышла какой-то фальшивой и вымученной.

– Что, слишком велико искушение? – А вот теперь карие глаза Зверя смеялись.

– Возможно… – А говорить правду, оказывается, не так уж и сложно.– Верни Рейна.

– Ксель, ты что, так и не поняла? Нет «его» и «меня». Мы с самого начала были одним целым. Я – то, что он хочет скрыть от самого себя. Я его часть, его скрытые возможности и желания, в которых он не хочет признаваться самому себе. И благодаря тебе все возвращается на круги своя. Ты думаешь, легко быть запертым внутри самого себя? Быть разделенным на свет и тьму? Когда в душе каждого лишь сумерки, гармония этих двух половин? А сейчас мы оба свободны. И постепенно обретаем самих себя, становясь одним, как должно было быть с самого начала.

39
{"b":"80","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как запомнить все! Секреты чемпиона мира по мнемотехнике
Наемник
Девушка, которая искала чужую тень
Девушка из Англии
Сфинкс. Тайна девяти
Дмитрий Донской. Империя Русь
Лавка забытых иллюзий (сборник)
Почему Беларусь не Прибалтика