1
2
3
...
55
56
57
...
78

– Разозлиться? – Несия медленно поднялась с разворошенной постели, держа платье в опущенной руке и скользя по лицу Рейна чуточку снисходительным взглядом. Сделала несколько шагов назад, без всякой попытки одеться, и вдруг резко уткнулась лицом в льняное полотно.

Ее хрупкие плечи судорожно вздрогнули, а каскад темных волос внезапно посветлел до снежно-белого оттенка. Несия медленно отняла руки от лица, все еще закрытого седыми прядями, и тотчас резко отбросила их назад.

На Рейна взглянули серо-голубые глаза Ксель.

Лицо, знакомое до боли, до каждой черточки. Даже небольшая родинка у левого уголка губ и тонкий, почти незаметный шрам на переносице.

– Предатель,– шепнула она, все еще прижимая к груди сброшенную одежду.– Не живешь и не умираешь... Существуешь. Ненавижу!

Рейн легко соскочил с кровати и встал напротив девушки, впившись поцелуем в ее губы.

– Неужели ты хочешь, чтобы я тебя ненавидел?

«Лично я хочу ее взять. Максимально жестоко, как лев мышек из анекдота!»

Это будет перебором. Она мне этого не простит.

«Она не узнает».

Я себе этого не прощу.

«Проблема. Решаемая, конечно».

Пощечина. Звонкая и хлесткая, даже и не сразу поверишь, что столь хрупкая ладошка может так ударить. Не очень больно, но ощутимо. Серые глаза, обрамленные темно-русыми ресницами, чуть сузились. Ее привычка, старая, с тех пор, как она дала себе зарок не плакать, когда злится. С сощуренными веками это проще.

– А сумеешь? – Белые волосы рассыпались по плечам, чуть завиваясь на кончиках в локоны.– Да, ты – сумеешь. Ударишь, размажешь по стенке. Убьешь. Тебе не привыкать. Ты обманул, использовал. Посмотри на меня – и запомни это лицо. Ты больше не увидишь его. Никогда. Потому что мертвые не возвращаются в мир живых. Ты дал ее убить, позволил ей умереть. И сейчас все, что тебе осталось от нее,– это память и обгоревшие останки в башне!

Щека Рейна горела.

– Я лучше тебя разбираюсь в масках. И у тебя эта маска к лицу не приросла. Так что... Не зли меня – или я действительно возьму тебя. Силой. Проваливай, ведьма. Не раздражай мою душу....

– Силой? – Несия-Ксель только пожала плечами.– Тяжеловато будет изнасиловать желающую с лицом твоей умершей возлюбленной. Ведь она была тебе не просто другом, так? – Она быстро накинула на себя нижнее белье, прикрыв наготу, но образ Ксель все еще держался на ее лице, равно как и интонации голоса. Настолько хорошая иллюзия, что, если закрыть глаза, сходство проберет дрожью до самого нутра.– Надеюсь, ты скажешь мне спасибо. Потом. За то, что запомнишь ее живой, а не в виде обугленных костей.

Она усмехнулась и выскользнула за дверь, и снежно-белые пряди, мелькнувшие в проеме, уже стремительно темнели, а в опустевшей комнате остался витать легкий запах любимых лиственных духов Ксель. Такой же, какой почти сутки стоял в ее холодных покоях с разворошенной постелью и распахнутым окном.

Дверь с грохотом захлопнулась, Рейн задвинул засов и закрыл ставни. Оставшись в полной темноте, он смог дать волю чувствам. Наконец-то.

«Ксель жива. Наверняка».

Но если нет... Девчонка права. Хотя она вела себя слишком... По-хозяйски. Как будто у нее не было и тени страха. И резала по живому... Больно...– Рейн с силой ударил по стене кулаком. Сгустившиеся тени принялись танцевать свою дикую пляску.

«Не слушай Фрейю, владычицу грез,– казалось, что голос стал гораздо более издевательским.– И на всякий случай я бы на твоем месте забаррикадировался. Когда ты теряешь контроль над собой, ты слаб».

Сам знаю...

Рейн вяло загородил вход в комнату парой тяжелых дубовых стульев.

Я найду Ксель. Чего бы мне это ни стоило.

«Даже если придется переспать с этой „дивочкой“?»

Да.

«Даже если она из-за этого откажется от нас?»

Да.

«Ты маньяк».

Нет. Просто... Люблю. Как умею.

«Не ты один, Рейн. Не ты один…»

Он тяжело опустился на разворошенную кровать и закрыл лицо руками. Где-то за ставнями кипела работа, слышались возгласы военных, занимавшихся распределением горожан внутри замковых стен, но сидевшему на кровати парню, потерявшему все, не было до этого никакого дела. Черный шелковый плащ с рваными краями ниспадал с его плеч чуть шевелящимися складками, занимающими половину комнаты. Тишина прерывалась лишь шумным дыханием.

И темнота… В которой двумя багровыми огоньками вспыхнули глаза с вертикальными зрачками.

Глава 14

Я отставила в сторону тарелку с косточками от черешни и задумчиво посмотрела в широко распахнутое окно. Куда, интересно, делась Аринна? Давно ведь должна была вернуться – уже третий день пошел, как она улетела, а ее все нет. Неужели не добралась? Да нет, вряд ли, кто может помешать призраку? Разве что некромант, да где же его взять-то?

Легкая дверь еле слышно скрипнула, приоткрываясь, и на пороге возник Нильдиньяр в золотисто-оранжевых одеждах – цветах его рода. В алые волосы наследника были вплетены золотистые нити с крошечными колокольчиками на концах, так, что при малейшем движении в воздухе разливался тончайший, чистый звон. Музыка осеннего ветра, мелодия кленового листа, упавшего на поверхность холодной озерной воды. Золотистые глаза эльреди критически осмотрели меня с головы до ног, отмечая и помятую зеленую тунику, и черную рубашку с подпалинами на рукаве, и растрепанные белые волосы.

– Леди Ксель...– Наследник, настолько величественный, что даже не знающий о его статусе, сразу же поймет, кто перед ним, сел рядом со мной прямо на пол, нисколько не заботясь о дорогих одеждах. Медно-рыжий короткий плащ, вышитый золотыми листьями, разметался по светлым доскам, переливаясь под солнечными лучами и собирая пыль с небольшого ковра.– Вы уже знаете, так?

– Нет, и горю желанием услышать эту новость из ваших уст,– едко отозвалась я и поудобнее уселась на полу, вертя в руках хэлкель и любуясь переливами света на гравировке.– Вы все-таки нападете на Ранвелин, даже не попытавшись выяснить, в чем дело?!

– Скорее, люди сами готовятся к битве. Ручаюсь, что первый выстрел будет с их стороны. И, предвосхищая ваш вопрос, отвечу: вас я тоже не могу туда отпустить. Потому что манилих,– это слово наследник будто выплюнул, произнеся его так, как если бы оно обжигало ему язык,– был послан именно за вами. Не за кем-то еще. Он пришел за вами – и забрал бы, кабы не счастливая случайность, которая, кстати, стоила жизни одному из стражей. А в Ранвелине до сих пор есть тот, кто направил манилиха к эльреди. Тот, кто знал, что наша граница не препятствует животным. Огненному Змею – тоже. И, если вы появитесь там одна, вас убьют так быстро, что даже ваш дар Ключа Зари не убережет от смерти.

– Ну, так пусть меня проводят! – Я зло посмотрела на эльфа, убирая хэлкель в ножны на бедре.– Для меня главное – добраться до Рейна. А там нам уже никто не страшен. Он наверняка очень обо мне беспокоится...

– Но при этом не предпринимает ни малейших попыток, чтобы вас найти,– холодно прервал меня Нильдиньяр, глядя мне в глаза. Я осеклась.– Если бы он появился у наших границ, то эльреди пропустили ли бы его. Несмотря на его отношение к нам, несмотря на то, что мы очень рискуем, приводя Ключ Заката сюда. Но его нет. Более того, наблюдатели сообщают, что он не покидал стен Ранвелина.

– Неправда...– Я как-то разом растеряла свою ершистость, на меня гранитной плитой навалилась усталость. Если эти три дня я еще кое-как шевелилась, выслушивая легенды и байки о Шепчущем Кургане, то только потому, что ждала, когда же за мной придет Рейн. А теперь, как оказалось, он даже носа за стены не высовывал. Прижился там, что ли, настолько – даже возвращаться не хочет?

А что, интересно, может быть нужно парню, у которого голова забита чем-то нереальным, да еще и энергетика? Правильно, возможность исследовать новые миры. Такому протяни билет в иномирье – оторвет с руками и умчится без оглядки. Он не раз мне говорил, что современный мир слишком прост для него. Что нет у нас той единственной крупицы, пронизывающей пространство тайны, которая ему нужна, чтобы жить с комфортом. Все слишком просто. Слишком известно. Таким нужна возможность творить и открывать грани неизвестного. Да и восемнадцать лет – тот возраст, когда можно нырнуть с головой в омут приключений, забыв обо всем.

56
{"b":"80","o":1}