ЛитМир - Электронная Библиотека

– Разумеется, Нильдиньяр! Как же я могла остаться в стороне? – улыбнулась я, глядя снизу вверх на красавца-эльреди, особенно выгодно смотревшегося в лучах восходящего солнца. Длинные волосы он тоже заплел в нечто вроде косы, и сейчас она багряно-алой змеей вилась по серебристому доспеху, почти сливаясь цветом с накидкой.

– Вы не обязаны были...

– Нильдиньяр,– вздохнула я,– я сама хочу. Я должна найти Рейна раньше, чем он сделает нечто непоправимое.

– Понимаю. В таком случае… – Он поднял руку, закованную в латную перчатку, и тотчас к нему подвели еще одного коня. Он был чуть поменьше, чем его здоровущий жеребец, но от этого не менее пугающим.

Нет, лошадей я не боюсь. Только вот ездить на них совершенно не умею. Весь мой опыт верховой езды – это час или полтора неспешной рыси по лугам в Подмосковье. И я не могу сказать, что хорошо держалась в седле. А глядя на серебристого коня, предложенного мне, не была уверена, что сумею на него влезть, а уж тем более прокатиться.

– Леди Ксель? – вопросительно приподнял бровь Нильдиньяр.

Я только вздохнула, довольно неловко залезая в седло. Жеребец подо мной насмешливо фыркнул и покосился ехидным фиалковым глазом. Ну чего уж поделать, вот такая я неумеха.

– Не волнуйтесь, Сильфандир очень спокойный. Полагаю, вы не слишком часто пробовали себя в роли наездницы?

– Реже, чем мне хотелось бы,– невесело улыбнулась я, подбирая поводья. Кто-то из эльреди подал мне еще один штандарт – поменьше, чем тот, что был в руках у Нильдиньяра, со знаменем треугольной формы и золотым кленовым листом в языках пламени на темно-красном фоне.

– Ключ Зари,– торжественно объявил наследник,– вы сделаете честь эльреди, неся знамя рода Осеннего Пламени.

– Да без проблем,– пожала я плечами, выпрямляясь в седле и от души надеясь, что не вывалюсь из оного, поскольку держаться одной рукой за поводья, а другой нести штандарт – как-то стремно. Надеюсь только, что галопом мне скакать не придется.

Наследник отцепил от пояса витой рог, оправленный в серебро, и проиграл что-то резковатое и заунывное. Судя по тому, как воины вытянулись в струнку, это была команда к выступлению. Рог пропел еще раз – и тогда эльредийская сотня вышла из-за прикрытия зачарованной границы и двинулась к виднеющимся впереди холмам, туда, где нас должны ожидать люди из Ранвелина с предателем в кандалах.

Или же с заряженными арбалетами. Видит бог, я бы многое отдала за первый вариант, только сегодня не моя очередь решать.

Эльредийская сотня вышла на вершину небольшого пологого холма, когда впереди показались люди. Даже отсюда мне было видно, как играет утреннее солнце, временами пробивающее завесу туч, бегущих по небу, на отполированных шлемах, копьях и щитах.

– Что-то не похоже, будто они пришли выдавать предателя,– с какой-то грустью сообщил мне наследник, поднося к губам рог. Новая мелодия – новый приказ, и эльреди спустились вниз, вставая у подножия холма в каком-то странном порядке – не строем в несколько рядов, а почти хаотично рассыпавшись по краю луга.

Только приглядевшись, можно было заметить, что лучники стояли чуть выше, чем стражи-мечники, расположившись так, чтоб свои не загораживали чужих. Люди из Ранвелина по другую сторону широкого луга, раскинувшегося между холмами, выстроились в нечто, напоминающее классическое каре: впереди воины со щитами, за ними – арбалетчики и бойцы с алебардами. И даже на мой близорукий взгляд людей было раза в три больше, чем эльфов. Конечно, будь то обычная ситуация, эльредийские стражи раскатали б людей, как катком, по лугу, но где-то среди ранвелинцев находился Рейн, а он, да еще с поддержкой своего Зверя,– это нечто страшное.

– Чего они ждут, Нильдиньяр? – тихо спросила я, словно боясь, что меня услышат на том конце луга.

– Нападения. Видите, на холме напротив небольшая группка людей. Это Армей и его личная охрана Они ждут. Ждут, пока мы не сделаем первый шаг, неважно к чему.

– А если мы не сделаем?

– Мы так не можем,– вздохнул наследник, втыкая штандарт в землю рядом с собой.– Людское вероломство, подославшее к нам манилиха, заслуживает наказания. Кровь эльреди, пролившаяся от рук перевертыша, взывает о мести. Мы не имеем права оставить все как есть.

– Нильдиньяр,– я последовала примеру наследника, воткнув знамя Осеннего Пламени в мягкий дерн,– снимите с моей руки браслет, я пойду и отыщу Рейна.

– Леди Ксель,– улыбнулся он, словно объясняя ребенку прописные истины.– Если вы выйдете вперед, вас убьют. Люди не настроены на переговоры, к тому же…

Его слова прервал тягучий, звонкий звук рога, от которого людской строй зашевелился… и двинулся вперед.

– Они все же нападают,– тихо сказал Нильдиньяр, а потом поднял руку, и в воздухе раздался приказ на эльредийском языке, который я все равно поняла:

«На позиции!»

Стражи подняли легкие щиты в форме изогнутого листа, странно поблескивающие по краю, лучники наложили стрелы на тетивы луков, готовясь стрелять на поражение. Впрочем, так это вышло бы для людей, а для эльреди это был бы прицельный огонь. Я только сильнее сжала поводья, понимая, что сделать уже ничего нельзя.

Люди подошли ближе.

Раздалась команда, и слаженный залп эльредийских лучников пробил брешь в человеческом строю…

Напряженная тишина на лугу была нарушена, когда построенное на рассвете войско обогнуло один из невысоких холмов на якобы ничейной земле, отданной «памяти древних», и увидело впереди гордо реющие эльфийские знамена. Узкие, как языки пламени, трепещущие на ветру треугольники зеленых и багряных тонов, золотистые штандарты – их было видно сразу. Чего нельзя было сказать о самих эльфах, стройные ряды которых медленно выступали из клубов тумана. Поднимающееся над макушками деревьев утреннее солнце позолотило сверкающие доспехи мечников, россыпью радуг отразилось от небольших щитов в форме листьев, коснулось ярко-зеленых накидок лучников.

Армей поднял руку, и глухо проиграл горн, останавливая гарнизон Ранвелина. Герцог чуть сощурился, оглядывая эльфов, и обернулся к Рейну.

– Сейчас они ждут. И мы будем ждать. Потому что Нильдиньяр наверняка знает, что предателя мы не ведем.

– И что? – Рейн ухмыльнулся, и ледяной ветер взметнул прядь его волос, выбившуюся из косы.– Будем стоять, пока эльфы не скажут нам свое веское «фи»?

Что-то еле слышно просвистело, а потом один из мечников, прикрывавшийся щитом, медленно завалился назад, нарушая цельность строя. Из смотровой щели его забрала торчала черная длинная стрела с ярко-желтым оперением.

– А может, и не придется ждать,– нахмурился Армей, поднимая коня на дыбы и возвышая голос почти до крика: – В бой! Эльфы пролили первую кровь! Отгоним их обратно, пока не подойдет полк! Наша задача– не дать им пройти дальше этого луга.

– Чего вы ждете? – Рейн соскочил с коня и прошел туда, где стоял уже знакомый ему отряд. Тот самый, который пускал в ночь перед боем по кругу «последнюю чашу».– Хотите, чтобы они нанизали вас на стрелы, как скот? Нет? Тогда вперед!

«О да! И у тебя кровь заиграла. Ну же, выпусти меня, выпусти!»

На этот раз – вместе.

«Они заплатят. И за нее тоже».

Сегодня же.

Заиграл рог, призывая к атаке. Людской строй пошел через луг туда, где развевались эльфийские знамена, а над алебардами словно раскинулись туманно-призрачные крылья ледяного ветра.

Месть!

Но стоило им только подойти к середине луга, как со стороны эльфов в воздух взметнулась черная туча, просыпавшаяся на головы людей смертельным дождем из стрел с алым и желтым оперением. Кто-то успел внять предупреждению «Воздух!» и поднять щиты, но кому-то повезло меньше. Особенно тем, кто шел с арбалетами и алебардами – падающие стрелы выкосили приличную брешь в их ровном строю. Он тотчас по команде сомкнулся плотнее, а люди пошли быстрее, стремясь подобраться на расстояние полета болта, а затем – и удара мечом.

Эльфийские мечники перегруппировались и двинулись вперед не плотным строем, а несколькими группами, из промежутка между которыми продолжали вылетать черные стрелы, сеющие смерть…

61
{"b":"80","o":1}