ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бельканто
Подсознание может все!
Красная таблетка. Посмотри правде в глаза!
В магическом мире: наследие магов
Текст
Гениальная уборка. Самая эффективная стратегия победы над хаосом
Как избавиться от демона
Как приручить герцогиню
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности

Сборы затянулись минут на пятнадцать, в основном потому, что зажигать свет мы не рискнули, а отыскать разбросанную по всей палатке одежду в потемках оказалось нелегкой задачей. Но мы все же справились и, вооружившись, одновременно шагнули к выходу из шатра.

– Ты не будешь надевать доспехи? – тихо поинтересовалась я, глядя в угол, где едва заметно поблескивали стальные накладки на кожаной кирасе.

– Издеваешься? Бегать в них, между прочим, неудобно, да и зачем они мне теперь? – Рейн широко улыбнулся и осторожно отодвинул в сторону полотнище шатра.– Извини, но побуду не джентльменом, и вперед тебя не пущу.

– Как скажешь,– пожала плечами я, следуя за ним в сероватые предрассветные сумерки.

Шепчущий Курган, недалеко от которого стоял ранвелинский гарнизон, виднелся впереди невысоким холмом, будто бы возникающим из ниоткуда прямо посреди заросшего травой по колено лугом. Уже успевшая выпасть роса моментально промочила мне штаны, и я мысленно обругала себя за то, что не догадалась выпросить у эльреди высокие сапоги. Впрочем, вслух я высказываться, разумеется, не стала, тихо идя рядом с Рейном, который не отпускал мою ладонь, будто бы боялся меня потерять. За спиной уже остались лагерные костры, рыжими лепестками пламени указывающие местоположение стоянки. Нет, уже не стоянки… Оглянувшись назад, я поняла, что костров позади горело больше полусотни, выходит, подкрепления Армей все же дождался. Интересно, а успели ли войска эльфов добраться до границы или же застряли где-то по дороге? Вот, и даже не знаешь, что хуже…

Рейн вдруг остановился, крепко сжимая мою ладонь в своей, и задвинул меня себе за спину. Черный плащ шелковыми складками стек с его плеч, закрывая меня одним из рваных полотнищ, как щитом. Я прислушалась, но вокруг стояла мертвая тишина. Даже ветер улегся. Но раз Рейн насторожился, то это не просто так – все же к пустой тревоге и паранойе он не склонен. Вроде бы за ним раньше этого не наблюдалось… Значит, где-то есть что-то, и мы его не видим и не слышим. Но это не означает, что этого «что-то» нет. Как говорил дембель в одном сериале? «В психушку жена с тещей меня хотели отправить за убеждения. Вот ты видишь суслика? И я не вижу. А он есть». Так и здесь. Что-то есть. Я потянулась к нитям, паутиной опутывающим Курган, коснулась их переплетения…

…И едва не ослепла. Курган предстал перед моим внутренним взором сиянием ярче солнца, от которого слезы потекли по призрачному лицу, и в нем я успела различить все цвета радуги. Невыразимо гармоничные оттенки, пульсирующие, как сердце, сменяющие друг друга как в калейдоскопе. Я прикрыла глаза ладонью, не в силах смотреть на заточенную в Кургане силу. Нет, не так. Курган и был этой силой. В реальном мире он казался просто холмом, но умеющий видеть и знать понял бы, что это невероятная мощь древних приняла форму зеленого холма. Возможно, никто просто не пытался посмотреть на Шепчущий Курган так, как это сделала я.

Я коснулась кончиками пальцев сверкающих расплавленным золотом пальцев Рейна – уже не просто сумрачной тени с глазами Зверя, а кого-то цельного, принявшего человекоподобный облик, в невероятно длинном плаще, спадающем с плеч. Он стоял, не открывая глаз, не в силах смотреть на сияние Кургана.

– Рейн, ты понял? Этот холм – и есть сила, просто принявшая материальную форму.

– Да.

– Наше прикосновение просто высвободит энергию из оболочки, в которой она содержится.

– Да. Идем?

– Конечно…

Мы переглянулись и шагнули вперед.

И вот тогда луг пришел в движение. За нашими спинами невесть откуда поднимались малопонятные существа, больше похожие на изуродованных тяжким трудом людей – выгнутые колесом спины, тощие, непропорционально длинные руки. Насчет зубов и когтей я тоже почему-то сомневаться не стала, и так было понятно, что комплект полный, даже с запасом, но лезть и проверять у меня никакого желания не возникло. Да и загробные стоны пополам с хрипами, издаваемыми курильщиком на последней стадии заболевания раком легких, не склоняли к ведению переговоров.

– Ре-е-е-ейн! – нервно протянула я, нащупывая хэлкели и отходя к Кургану.– Они мне не нравятся.

– Можно подумать, мне они нравятся,– пробурчал Рейн, разворачивая «крылья» плаща, которые уже обратились в изогнутые лезвия по краям.– Но это поправимо.

– Уверен? – Я подергала его за рукав куртки, кивая влево. Там в траве мелькали чьи-то красные глаза, причем было их так много, что я не рискнула считать попарно.

– Интересно, откуда их набежало в таком количестве?

– Не знаю и не уверена, что хочу знать.– Я начала медленно отступать назад, утягивая за собой Рейна.– Слушай, мы вдвоем с ними не справимся. Даже если всю свою магию применим. Нас просто задавят количеством.

– Предложения?

– Мотать к Кургану и попробовать его открыть. Должно получиться, если это наша судьба. Не получится – будем воплощать в жизнь твой план.

– Как скажешь,– насмешливо поклонился мой спутник, игнорируя ворчание нежити всего в тридцати метрах от нас. Мы переглянулись и во весь дух побежали.

Нет, не совсем так. Во весь дух побежал Рейн, а меня он попросту схватил за руку и потащил за собой, как на буксире. Я только подивилась силе, с которой он стискивал мое запястье, увлекая через высокую луговую траву к Кургану, который я ощущала как пышущий в лицо жар печи. Нежить за нами снялась с места, но двигалась она как-то замедленно, словно с неохотой. Ни времени, ни желания для обдумывания у меня не было, поэтому я просто бежала вслед за Рейном, который остановился только у подножия холма, из которого словно вырастала каменная плита, исписанная непонятными символами.

– И чего теперь? – нервно поинтересовалась я.– Приложиться к ней, что ли? Или раздолбать?

– Хороший вопрос.– Рейн обернулся на подбирающуюся нежить, и полы плаща угрожающе взметнулись в воздух. Я прищурилась и все-таки рискнула посмотреть на плиту вторым зрением. Едва не ослепла, но все же разобрала в слепящем сиянии два темных пятна, напоминающих отпечатки ладоней. Не глядя, цапнула Рейна за правую руку, прислоняя его ладонь к метке, а свою приложила ко второй.

Курган меленько задрожал, а я почему-то только сейчас заметила, что небо на востоке уже начало окрашиваться в алый и розовый. Плеснуло жарким ветром, от которого нежить с визгом попятилась, а меня захлестнуло ощущение невероятной радости. Как будто вот-вот свершится то, ради чего я жила, дышала и шла вперед. Ручаюсь, что Рейн чувствовал то же самое. Наши ладони начали медленно погружаться в сияние, и каким-то краем сознания я понимала, что мы оставляем в камне оплавленные отпечатки, но нам было все равно. Сияние Кургана уже не резало глаза, оно ласкало и обнимало, как легчайшее прикосновение теплых солнечных лучей. Шепот, который раньше воспринимался мною как белый шум, стал четче, я уже различала отдельные голоса, казалось, что еще немного – и я пойму язык, на котором они говорят...

Только вот от сильного удара по затылку я рухнула ничком в траву, ощущая, как по шее и голове огнем расползается боль, а перед глазами в бархатной тьме мерцают звезды. Естественно, что плиты в нужном месте я уже не касалась, но в этот момент меня это волновало меньше всего, поскольку единственное, на что я была в тот момент способна,– не потерять сознание. Мне это удалось, и секунд через пятнадцать мушки перед глазами разлетелись, а тошнота отступила. Правда, затылок болел со страшной силой и, коснувшись пальцами ушибленного места, я нащупала там здоровущую шишку. Елки-моталки, да кто же тут такой добрый, а?

– Очнулась, девонька? – раздался над ухом чей-то подозрительно знакомый голос, и крепкая рука одним рывком вздернула меня на ноги.– Давай, шевелись уже, не настолько сильно я ударил.

– Родомир? – пробормотала я, плохо соображая, что тут вообще происходит, и шатаясь, как былинка на ветру.– Зачем вы так?

– Ты еще не поняла? – Знахарь усмехнулся, и только сейчас до меня дошло, что выглядит он несколько иначе. Моложе. Сильнее. Злее. Да и тянуло от него холодом могилы и пролитой кровью.

73
{"b":"80","o":1}