ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Крысы! – выругался Скип. – Надеюсь, они не пробили бензобак. – Вертолет поднялся еще футов на тридцать и летел теперь над крона­ми деревьев. – Думаю, теперь нас уже не доста­нут. Не мог бы ты все же закрыть дверь – она мешает нам развить скорость.

Флетч покачал головой и кивнул на лежащую у него на коленях Саманту.

– Я не хочу двигать ее, пока не увижу, куда попала пуля. – Он крепко сжимал девушку в объятиях. – Посмотрим, не удастся ли остано­вить кровь. Может, после этого она придет в со­знание.

– Ты думаешь, это серьезно?

– Откуда мне, черт побери, знать? – хрипло произнес Флетчер. – Я ведь не врач. Может, она умирает, а мы этого не понимаем.

– Я мало что разглядел в темноте. Но почему она вдруг бросилась назад?

– Защищала меня. Прикрыла от пули. Тот солдат целился мне в спину. – В смехе Флетчера слышались истеричные нотки. – Я должен был предполагать, что она выкинет что-нибудь в этом роде. У этой женщины комплекс мучениче­ства. Господи, но она ведь сделала это для меня! Скип искоса посмотрел на хозяина.

– Отважная, красивая женщина.

– Совершенно не знающая себе цену. – Дрожащей рукой он откинул волосы со лба Са­манты. При тусклом свете лампочек на прибор­ной панели лицо ее казалось бледным, как мра­мор. От страха его прошиб холодный пот, но в этот момент Флетч увидел, как бьется жилка на ее виске, и вздохнул с облегчением. Саманта жива. Пока.

– Она считает себя трусихой. Она так боя­лась… – Флетч начал расстегивать залитую кро­вью рубашку Саманты. – Достань из-под сиде­нья аптечку первой помощи и радируй на Деймонз-Риф. Пусть нас встречает врач.

Справившись с рубашкой, он еще несколько секунд не мог решиться взглянуть на рану, но затем пересилил себя и склонился на Самантой.

Глава 5

Когда Саманта открыла глаза, первым, что она увидела, была бейсбольная кепка. Красная выцветшая бейсболка на всклокоченных рыжих волосах Скипа Бреннена. Девушка рассеянно по­думала о том, что при тусклом освещении в вер­толете он казался старше, чем на самом деле. Должно быть, ему едва за тридцать – или так только кажется из-за его невысокого роста и стройной фигуры. Веснушки покрывали лицо с огромными голубыми глазами, которые сейчас вопросительно смотрели на Саманту.

– Привет. Я – Скип Бреннен. Я не обижусь, если вы забыли меня. Вы были очень заняты, когда нас впервые представили друг другу.

– Я помню вас, – сказала Саманта, оконча­тельно очнувшись от забытья. – А Флетч…

– С ним все в порядке. Ранили только вас. Девушка вздохнула с облегчением:

– Это хорошо.

– Вовсе нет. Во всяком случае Флетч Бронсон так не считает, – Скип поморщился. – Ну и задал он нам жару за последние двадцать четыре часа. Сначала решил, что вы умираете, а потом, когда стало ясно, что ваша рана – лишь царапи­на на ребрах, никак не мог понять, почему вы не приходите в сознание.

– Я тоже ничего не понимаю, – Саманта попыталась сесть, но грудь ее пронзила острая боль. Она удивленно покачала головой. Двадцать четыре часа. Саманта оглядела просторную уютную комнату, в которой находилась. Ничего общего с больничной палатой. Все вокруг дыша­ло непринужденной элегантностью, которой можно добиться, только имея большие деньги, с помощью опытного дизайнера. В комнате стояла светлая плетеная мебель, занавески были укра­шены рисунком из зеленых листьев, толстый зе­леный ковер на полу дополнял впечатление.

– Где я? – спросила Саманта.

– На Деймонз-Риф. Флетч не хотел, чтобы я отвез вас дальше, пока вы не придете в сознание.

– Везти дальше? – Девушка провела ладо­нью по волосам. – Ах да, конечно, он хочет от­править меня на Барбадос, как только я смогу лететь.

Скип покачал головой.

– Я почему-то не думаю, что он имел в виду именно это. – Он улыбнулся Саманте. – Но пусть Флетч все объяснит вам сам. Он велел дать ему знать, как только вы проснетесь. Вы уже пришли в себя и готовы с ним встретиться?

Топаз удивленно посмотрела на Скипа.

– Ну конечно. Почему нет?

– Ну, многие находят Флетчера Бронсона… слишком властным и требовательным. – Он ткнул себе в грудь указательным пальцем. – Включая вашего покорного слугу. Не думаю, что захотел бы увидеться с ним, будучи не совсем здоровым.

Саманта нахмурилась.

– Не понимаю, почему вы говорите такие вещи. Флетч – очень добрый человек.

– Добрый? Что-то не припомню, чтобы кто-то отзывался о нем так.

– Но все же это так. Каким бы жестким и резким он ни казался, он всегда делает так, как лучше тем, кто его окружает. Флетч просто… становится немного раздражительным, когда люди не соглашаются, что для них лучше имен­но то, что он решил.

Скип громко рассмеялся.

– Немного раздражительным? Надо бы не забыть сказать Флетчу, что он всего лишь «не­много раздражен», когда он захочет стереть в по­рошок своего очередного конкурента. – Все еще улыбаясь, Скип встал и направился к двери. – Пришлю медсестру – она поможет вам умыться, почистить зубы и все такое. Флетч не хотел, чтобы, проснувшись, вы увидели чужое лицо, и приказал ей ждать на стуле за дверью. – Скип покачал головой. – Он и мне позволил сменить его ненадолго лишь потому, что ему пришлось ответить на важный международный звонок.

– Вот спасибо. Мне действительно необхо­дима помощь. Я чувствую себя такой неопрят­ной.

– Ничего, сейчас мы это поправим, – Скип открыл дверь. – Увидимся позже.

Когда за Скипом закрылась дверь, Саманта со вздохом опустилась на подушки. Она чувство­вала жуткую слабость, и ей было тяжеловато си­деть, даже на постели. Ну не глупо ли так ужасно чувствовать себя от раны, которая оказалась не больше чем царапиной. Зато через несколько дней все будет в порядке, и она сможет отпра­виться на Сент-Пьер за Пако.

По спине ее снова побежали мурашки, но Саманта усилием воли заставила себя прогнать знакомый страх. Если бы вчера их не настиг пат­руль, все было бы гораздо проще. А теперь ей снова надо набираться храбрости, чтобы спасти друга да еще придумать, как попасть обратно на остров. Она ни за что не позволит Флетчеру от­править ее на Барбадос. Ведь если Риккардо узна­ет о ее планах, он ни в коем случае не разрешит ей вернуться за Пако.

– Мисс Бартон?

Она не слышала, как открылась дверь. На пороге стояла невысокая плотная женщина в ме­дицинском халате. На темном лице ее блестела белозубая улыбка.

– Меня зовут Сара Лондон. Я знаю, как вам плохо сейчас. Доверьтесь мне – и через десять минут будете чувствовать себя на все сто.

Добродушное лицо женщины излучало такой оптимизм, что Саманта невольно улыбнулась и позволила себе расслабиться. Ее так долго окру­жали мрачные лица товарищей, вынужденных смириться с собственным поражением! Как при­ятно увидеть женщину, которая нисколько не сомневалась в том, что может изменить все к лучшему.

– Это было бы чудесно, Сара, – сказала Са­манта. – Что ж, заходите, и давайте начнем.

Когда Сара уже заканчивала приводить ее в порядок, Саманта заметила статуи. Ее статуи, все пять деревянных фигурок, которые она по­ложила в рюкзак Флетчера, прежде чем поки­нуть пещеру, стояли в другом конце комнаты на столике со стеклянной крышкой.

Сара проследила за взглядом девушки, и рука, расчесывавшая волосы Саманты, замерла неподвижно в воздухе.

– Они просто прелесть, правда? Мистер Бронсон сказал, что вам приятно будет увидеть их, когда вы очнетесь. Он сам расставил их вчера.

– Как это мило с его стороны. Когда просы­паешься в незнакомом месте, так приятно уви­деть хоть что-то свое. – Затем, вспомнив что-то, она с сожалением покачала головой: – Но эти статуи не принадлежат мне больше. Не могли бы вы позвать кого-нибудь, чтобы их отнесли мис­теру Бронсону?

– Не могла бы, – Флетч стоял на пороге, внимательно глядя на Саманту.

При одном только взгляде на него девушка почувствовала, как ее сердце замерло от востор­га. На нем были белые джинсы и бежевый сви­тер, на фоне которого его рыжеватые волосы ка­зались еще ярче. И комната словно осветилась солнцем при его появлении.

14
{"b":"8024","o":1}