ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Спрашивал обо мне?

– Нет. А я всячески избегал этой темы. Одно дело – отвечать уклончиво по телефону, и со­всем другое – врать в лицо. Слава богу, он гово­рил только о сегодняшнем приеме, на который пригласил кучу шишек.

– Флетч сказал мне как-то, что не любит приемов. Зачем же он устраивает сегодняшнюю вечеринку?

– Спроси что-нибудь полегче, – пожал пле­чами Скип. – Флетч действительно ненавидит развлекаться, зато французы обожают смеши­вать дела и удовольствия. Наверное, ему что-то очень сильно нужно от тех, кого он пригласил. – Скип посмотрел на часы. – Мы уже опаздыва­ем. Готова?

Саманта закрыла глаза. Готова ли она? Да, если не считать того, что у нее дрожат руки, вспотели ладони и сердце трепещет, словно ра­неная птица. Она чувствовала себя, как тогда в пещере, – потерявшимся ребенком в чужом и непонятном мире.

Но Саманта больше не была ребенком. Она стала женщиной, и пора наконец почувствовать себя взрослой. Она вышла из-за ширмы.

– Готова. Вернее, буду готова, когда ты за­стегнешь на мне «молнию».

Флетч не ожидал, что она будет выглядеть так… величественно. Словно древняя жрица, по­священная богу солнца. Платье ее ниспадало, подобно греческой тунике, складками на грудь, оставляя открытым одно плечо. Саманта казалась удивительно женственной и такой соблаз­нительной!

Флетч встал и вышел из-за стола.

– Ты чудесно выглядишь, Саманта. Я так и знал, что тебе пойдет платье из золотистой ткани.

Да, она красивая, но в то же время какая-то… другая. Флетч вдруг почувствовал, что ему не­много не хватает прежней Саманты. Он коснул­ся губами ее щеки, вдыхая пряный запах духов, и тут же почувствовал нарастающее возбуждение. Значит, все по-прежнему. Он не может нахо­диться с ней в одной комнате. Ему уже прямо сейчас хочется повалить ее на пол и…

Флетч прогнал от себя опасные мысли и бы­стро отошел от девушки. Напрасно он надеялся, что время остудит хоть немного его пыл и он сможет сохранять в ее присутствии ясность мыс­лей. Нет, все осталось, как было. Он не мог больше думать ни о чем, кроме ее прекрасного тела.

– А браслет великолепно подходит к платью. Я рад, что не ошибся.

– Большое спасибо. Он такой красивый! Я чувствую себя в нем как языческая богиня. —

Саманта быстро облизнула губы. – Как приятно снова видеть тебя, Флетч. Как дела?

Уголки его губ приподнялись в улыбке.

– Кажется, я слышу что-то знакомое. Сейчас снова начнем разговор о здоровье?

– Нет, – Саманта тоже улыбнулась. – В этом нет необходимости. Я и так вижу, что ты очень устал, но ни за что в этом не признаешься. Я же чувствую себя отлично, так что обсуждать нам нечего. – Она твердо выдержала взгляд Флетча и повторила нараспев: – Я чувствую себя от­лично.

Флетч быстро отвел взгляд.

– Что ж, вижу. Здесь как-то душно. Давай выйдем на воздух. – Он распахнул двери. – Скип говорит, что ты приступила к занятиям. И как тебе все это?

– Просто замечательно. – Выйдя на веран­ду, Саманта замерла, пораженная открывшимся перед ней видом. Лунный свет окутывал сереб­ряной дымкой лежащий перед ней розовый сад, а башенки и бойницы делали дом Флетчера по­хожим на сказочный замок. – Боже правый, как здесь красиво! – Саманта стояла несколько се­кунд, наслаждаясь этой красотой, потом подо­шла к балюстраде, где ее ждал Флетчер.

– Так о чем мы говорили? Ах да, о моих за­нятиях. Я узнала много всего о разных вещах, но особенно о том, как много мне еще предстоит узнать.

– Я вижу, это не пугает тебя. – Флетч вни­мательно изучал лицо девушки. – Ты измени­лась.

– Может, выросла немного, – хитрая улыб­ка заиграла на ее губах. – Пора наверстывать упущенное.

– И ты успешно справляешься с этим, – медленно произнес Флетч. – Ты стала… другой.

– Что ж, тебе видней, – Саманта пожала плечами. – Но, думаю, ты позвал меня не для того, чтобы сообщить мне это. Ты занятой чело­век. Так зачем же я здесь, Флетч?

– Два дня назад мне сообщили, что твоих друзей Пако Раналто и доктора Салазара вместе с их семьями удалось вывезти с Сент-Пьер. Те­перь они на Барбадосе. Каждому предоставят возможность перебраться в любую страну по их выбору.

– Слава богу, – Саманта вздохнула с облег­чением – беспокойство за друзей не оставляло ее все это время, хотя она не сомневалась: Флетчер Бронсон сдержит свое слово.

– Все кончено, – сказал Флетч. – Твои дру­зья свободны.

– О, Флетч, ты ведь знаешь, как много это для меня значит! – В глазах ее стояли слезы ра­дости. Она порывисто схватила его за руку. – Это как… я… я не знаю… – Она вдруг отверну­лась, застеснявшись своего порыва. – Это про­сто чудо. Каждый из нас получил возможность начать жизнь заново.

– Я рад, что ты смотришь на это таким обра­зом, – тихо сказал Флетч. – Ведь именно этого я и хотел для тебя. Новая жизнь. И никаких обя­зательств ни перед кем.

Улыбка Саманты тут же поблекла. Она угада­ла за словами Флетчера то, чего больше всего боялась.

– Что ты имеешь в виду?

– Я намерен аннулировать наш брак. – Он отвел глаза и стал смотреть в сад. – Я сделаю все очень тихо и незаметно. Если повезет, никто во­обще не узнает, что мы были женаты. Я буду платить тебе содержание, пока ты не встанешь на ноги, и, конечно, мы заключим новое согла­шение…

– Не понимаю, – растерянно произнесла Саманта. – Мы ведь уже подписали контракт.

– С этим покончено. Твои друзья уже в без­опасности.

– Но я ведь не выполнила свою часть согла­шения.

Флетч молчал.

– Так ты не собирался брать с меня плату, – прошептала Саманта. – Неудивительно, что ты так боялся, что журналисты пронюхают о нашем браке. Все это была ложь.

Флетч резко обернулся к Саманте. Девушку поразило выражение муки на его лице.

– А что я должен был делать? Я ведь знаю твой характер. Ты ни за что не отказалась бы от мысли самой вернуться на Сент-Пьер за Раналто. Пришлось создать ситуацию, которая выну­дила бы тебя согласиться, чтобы эту работу сде­лал я.

– Но зачем же так, – голос ее дрожал. – Ты не должен был поступать со мной так…

– А как еще? – хрипло произнес Флетч. – Разве у меня был выбор? Я не стал бы врать тебе, если бы можно было по-другому. Но если мы снова окажемся в таких обстоятельствах, я сде­лаю это вновь. Я ни за что не мог бросить тебя в опасности.

– Бросить? Но речь ведь шла о моей жизни,

Флетч! Знаешь, как я чувствую себя теперь? Как я могу уважать себя, если позволила тебе сделать все это?

– Ради бога, Саманта, ты заслонила меня от пули своим телом! Если захочешь поговорить о долгах, считай, что я вернул таким образом свой.

– Нет, это не одно и то же. – Глаза ее блес­тели в лунном свете. – Ты ведь вообще не ока­зался бы той ночью на острове, если бы не я. Мы заключили сделку, а теперь ты решил расторг­нуть наш договор.

– Да, черт побери! Неужели ты думаешь, что я приму от тебя еще одну жертву? С тех пор, как мы встретились, я все время лишал тебя чего-то важного. Черт побери, ты чуть не отдала за меня свою жизнь. Если бы пуля пролетела на дюйм ближе, тебя не было бы сейчас в живых. – Он смотрел на нее глазами, полными отчаяния. – И не говори мне, что теперь я должен превра­тить тебя в самку-производительницу, потому что я не стану этого слушать. Согласись принять свою свободу и содержание на первое время…

– Нет, я…

– Саманта, ради бога, не делай этого со мной! Неужели ты думаешь, что для меня все так просто? Впервые в жизни я пытаюсь думать не толь­ко о себе. Так помоги же мне!

Саманта смотрела на него, пытаясь собраться с мыслями, но у нее ничего не получалось. Боль и растерянность владели всем ее существом. Да, она видела, что Флетч говорил правду – все это действительно далось ему нелегко. Возле губ пролегли вниз глубокие морщины, а в глазах за­стыло выражение муки. Наверное, она должна попытаться его понять, проникнуться сочувст­вием, но Саманта вдруг почувствовала, как в душе ее нарастает гнев.

– Знаешь, мне совсем не хочется сейчас тебе помогать. Я способна скорее наброситься на тебя с кулаками.

22
{"b":"8024","o":1}