ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я хочу, чтобы ты приходил домой и был со мной всегда, когда сможешь, – тихо сказала она. – Но я пытаюсь подходить к этому разум­но. Я знаю, что ты любишь свою работу так же сильно, как я – свою, и понимаю, что мы не всегда можем быть вместе.

– Но ты ведь была разочарована, когда я не пришел сегодня вечером вовремя?

И снова она с трудом подавила улыбку. Флетч напоминал маленького мальчика, которо­му необходимо услышать лишний раз, что он – центр вселенной.

– Очень, – с жаром заверила его Саманта.

И на губах его заиграла та самая неподражае­мая улыбка, которая открыла ей когда-то истин­ное лицо Флетчера Бронсона.

– Я постараюсь, чтобы это больше не повто­рилось.

Волна нежности поднималась в душе Са­манты.

– Да уж, постарайся. В следующий раз я буду вне себя, если ты опоздаешь хотя бы на минуту.

Флетч порывисто сжал ее ладонь.

– Постараюсь не забыть. Кажется, у нас дей­ствительно получается, а, Саманта?

Она смотрела на радостное лицо Флетча, в который раз признаваясь себе, что бесконечно любит этого человека. Этого озорного мальчиш­ку и беспощадного агрессора. А еще – самого лучшего на свете любовника и самого нежного, беззаветно преданного ей мужчину. И все это он, Флетч. Все это и еще намного больше. По­рой было просто невозможно удержаться и не сказать ему, как много он для нее значит. И сей­час был один из таких моментов.

Но скоро, очень скоро Саманта скажет ему все. За последние дни они стали ближе друг другу, и сегодняшнее поведение Флетчера лиш­ний раз доказывает это. Теперь он в любой мо­мент может произнести слова, которые она так мечтает услышать. В любой день…

– Ну разве можно не простить мужчину, ко­торый пытается умаслить тебя обедом из «Мак­сима» в сопровождении цыганского хора?

Пожалуй, в этом что-то есть, подумала Са­манта, сажая в землю последний хрупкий кус­тик, с неохотой доверенный ей садовником. Не зря англичане так любят копаться в саду – это успокаивает. Высаживая рассаду, она испытыва­ла то же чувство радостного удовлетворения, что и в мастерской, работая над своими скульптура­ми, но работа требовала от нее напряжения, а то, что она делала в саду, наоборот, расслабляло. Здесь не было чувства ответственности за то, что делаешь. Достаточно посадить цветок, и дальше он будет расти уже без нее. Конечно, растениям требуются для этого солнце, дождь, разные удоб­рения.

– У тебя такой мрачный вид, Топаз, – услы­шала она над ухом хорошо знакомый голос. – Ты только что похоронила любимого суслика или что-нибудь в этом роде?

Обернувшись, она скорчила гримасу стояв­шему рядом Скипу.

– Просто я погружена в свои мысли. Инте­ресное занятие, советую как-нибудь попробо­вать.

Скип с шутливым ужасом закатил глаза.

– Мне отвратительна сама мысль об этом. Предпочитаю скользить по поверхности жизни. Так намного приятнее. Кстати, почему ты копа­ешься в грязи? Я просто глазам своим не пове­рил, когда не обнаружил тебя в студии.

– Знаешь, вопреки твоему мнению я рабо­таю не круглые сутки.

Сегодня у нее не было желания сразу приниматься за работу. Хотелось подольше сохранить очарование вчерашней ночи, еще раз вспомнить все, что произошло на залитой лунным светом веранде. Вспомнить и, может быть, помечтать немного о том, что ждет их дальше.

– Например, сегодня я решила взять выход­ной.

– То есть поработать для разнообразия не в студии, а в саду? Думаю, мой долг прочесть тебе лекцию о том, как надо брать выходной. Я – при­знанный эксперт в этой области.

Саманта рассмеялась.

– Пожалуй, тебе стоит начать с Флетчера. Его случай куда более запущенный. Так ты при­шел, чтобы прочесть мне лекцию?

– Нет. К тебе там посетитель, Топаз. Он ждет в кабинете.

Сняв садовые перчатки, Саманта отерла пот со лба рукавом блузы.

– Посетитель? Ко мне? Но я не знаю в Па­риже никого, кроме студентов в школе искусств, а наш дом слишком далеко от города, чтобы кто-то из них мог просто забежать на минутку. На­верное, кто-то хочет выудить какое-нибудь по­жертвование у жены Флетчера Бронсона. Поче­му ты не разобрался сам, Скип?

Скип покачал головой.

– Думаю, тебе лучше повидать этого челове­ка. Он твой старый друг и преодолел огромное расстояние, чтобы приехать к тебе.

– Старый друг? – изумленно переспросила Саманта. – Кто же это?

– Риккардо Лазаро. Я только что привез его из аэропорта.

– Но что делает Риккардо во Франции? – Она поспешно поднялась на ноги. – Последний раз, когда я говорила с ним, он был на Барбадосе.

– А когда это было?

– Через несколько недель после того, как ты привез меня сюда с Деймонз-Риф. Почему Риккардо не сообщил мне о своем приезде?

– Может быть, он не знал о нем сам? – Скип поравнялся с Самантой. – Флетч решил, что Лазаро нужен ему здесь, только вчера после встречи с Риверой. Тогда он велел мне срочно доставить парня в Париж.

– Нужен ему? – недоумевала Саманта. – Риккардо нужен Флетчеру, чтобы помочь с одной из сделок?

– Понятия не имею, – признался Скип. – Я никогда не задаю вопросов – просто делаю то, что говорит Флетч. Может, тебе лучше спросить Лазаро?

– Обязательно спрошу, – Саманта остано­вилась перед дверью. Блуза и шорты были заля­паны землей, а лоб и волосы лоснились от пота. Что ж, ничего, Риккардо годами видел ее в куда худшем состоянии, а ей так хочется поскорее об­нять старого товарища.

– Так ты сказал, он в кабинете? Скип кивнул.

– Вообще Флетч приказал везти его сразу в офис, но Лазаро настоял на том, что сначала хочет повидаться с тобой. Только не задерживай его надолго, хорошо? Флетч не любит, когда на­рушают его указания. – Рухнув в шезлонг, Скип надвинул на глаза козырек кепки. – Посижу не­много, позагораю. Позови меня, когда закон­чите.

Растерянно кивнув, Саманта вошла в дом.

Риккардо был просто неподражаем в светлом деловом костюме. Он выглядел так величествен­но, что Саманта даже оробела немного. Но Риккардо улыбнулся, увидев ее, и она тут же облег­ченно вздохнула. Этот человек не изменится ни­когда. Может, он и станет другим, но Саманта всегда будет знать, что для нее Риккардо Лазаро – все тот же друг детства, который был ей ближе, чем брат.

– Здравствуй, дорогая! Честно говоря, ду­мал, что миссис Бронсон выглядит пошикарнее малышки Топаз. Ожидал увидеть тебя в платье от Диора, модных итальянских туфлях. И что же я вижу на самом деле? Босиком, в обрезанных джинсовых шортах, с грязными коленками. Ты разочаровала меня. – Риккардо протянул ей руки. – Но все же я готов принести себя в жер­тву и обнять тебя.

Пробежав через комнату, Саманта упала в его объятия.

– Риккардо, – повторяла она, словно не веря своим глазам. – Как ты, Риккардо? Все в поряд­ке? Рана зажила?

– У меня все прекрасно, дорогая, – Риккардо коснулся губами ее лба. – А как живется тебе?

– Толстею потихоньку. – Отстранившись, она внимательно разглядывала его лицо. – Я очень рада тебя видеть. Ты встречался с Пако?

Риккардо кивнул.

– Он все еще в Бриджтауне. Ждет, пока я привезу окончательный ответ от Бронсона.

Саманта удивленно нахмурила брови.

– Ответ от Флетчера? Какой еще ответ? Риккардо удивленно вскинул брови.

– Так ты ничего не знаешь?

– Очевидно, нет. А что я должна знать? Лазаро пожал плечами.

– Я думал, он рассказал тебе. Вижу, что нет. Впрочем, его поступки всегда непредсказуемы.

– Риккардо, о чем ты, черт побери, говоришь? И почему Флетч не сказал мне, что ты должен прилететь?

– У него проблемы с Риверой. И он решил, что я сумею изменить ситуацию в его пользу. – Риккардо поморщился. – Бронсон говорит, что ему нужен мой имидж. Наверное, решил сделать мне рекламу.

– Риккардо. – У Саманты перехватило дыха­ние от волнения. – Скажи мне, ради бога, что происходит.

– Революция, – просто ответил Лазаро. – Те же стихи, но на другую музыку. Дирижирует неподражаемый Флетч Бронсон.

– Что? – У Саманты вдруг все похолодело внутри. Почувствовав слабость в коленях, она оперлась ладонью о стоящий рядом стол. – Но революция закончена. Мы проиграли.

29
{"b":"8024","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как объяснить ребенку, что… Простые сценарии для сложных разговоров с детьми
Убивая Еву: это случится не завтра
Нахал
Криптия
Апельсинки. Честная история одного взросления
Война
Клейма ставить негде
Порочный
Карма