ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я остаюсь. Так что проблем с весом у тебя не будет.

Флетч вышел из-за вертолета, и глаза Саман­ты удивленно расширились. До этого она была слишком поглощена происходящим и бросила лишь беглый взгляд на лицо сидящего в кабине Бронсона. Теперь же он стоял прямо перед ней. Когда Бронсон прибыл на Сент-Пьер, газеты пе­стрели фотографиями знаменитого нефтепро­мышленника. Но сейчас Саманта вдруг поняла, что все эти фотографии и в малейшей степени не отражали истинной сущности стоящего перед ней человека. Флетчер Бронсон был настоящим титаном. Огромного роста, сильный и мускулис­тый, ни грамма лишнего веса. И в то же время его никак нельзя была назвать худым – он казался вытесанным из огромной каменной глы­бы. На вид Бронсону было слегка за сорок – в густых каштановых волосах кое-где просвечива­ла седина. Широкие скулы, густые рыжеватые брови над холодными зелеными глазами. Пожа­луй, никто не смог бы назвать Флетчера краси­вым. И все же в лице его было что-то заворажи­вающее, приковывающее внимание.

Флетч подхватил Риккардо с удивительной лег­костью, словно спящего ребенка, и быстро под­нял его в самолет. Захлопнув дверцу, он сделал шаг назад и, взяв Саманту под локоть, потянул ее за собой, подальше от вертолета.

– А теперь убирайтесь отсюда поскорее, – велел он Скипу. – Прилетайте за нами завтра в это же время. Надеюсь, здесь уже можно будет сесть безопасно.

– Но что, если…

– Заводи!

Вздохнув, Скип включил зажигание.

– Завел, уже завел. – Минуту спустя верто­лет взмыл в голубое небо.

Флетч проводил его взглядом и повернулся к Саманте:

– Кажется, нам некогда махать им рукой на прощание?

Топаз покачала головой.

– Солдаты могут быть здесь в любую мину­ту. – Она пошла прочь с поляны в сторону гус­того леса, быстро кивнув на ходу Бронсону: – Следуйте за мной.

– Именно это я и собирался сделать, – заве­рил ее Флетч. – Не бродить же одному по горам. Ты знаешь какое-нибудь безопасное место, где мы могли бы спрятаться до завтра?

Взглянув на него через плечо, Саманта улыб­нулась:

– Не волнуйтесь. Я знаю такое место. Я по­забочусь о вас.

Флетч с изумлением понял, что эта хрупкая и беззащитная с виду девушка действительно считает, что должна позаботиться о нем. Полный абсурд! Флетч уже много лет не нуждался ни в чьей заботе. К тому же он сильно сомневался в том, что Саманта Бартон способна обеспечить их безопасность. Она была тоненькой и прозрач­ной, как лунный свет. И казалась почти незем­ным существом. Флетч снова почувствовал раз­дражение, глядя на ее нелепую одежду.

– У тебя нет даже оружия, – заметил он. – Так что позволь усомниться в том, что ты спо­собна справиться с солдатами. Армия Лазаро, должно быть, совсем обнищала, если его люди разгуливают по лесам безоружными.

– Просто я не люблю оружия, – ответила на это Саманта. – Риккардо знал об этом и никогда не предлагал мне стрелять. Я ведь исполняла в основном обязанности курьера или радиста.

– Надо же, с каким пониманием относился Лазаро к твоим прихотям!

– Риккардо ко всему относился с понимани­ем, – серьезно ответила Топаз. – К тому же, если патруль настигнет нас, оружие все равно не поможет. Лучше постараться избежать столкно­вения. Я знаю эти горы, как свои пять пальцев, и не позволю, чтобы вас схватили.

– Спасибо. – Флетч с удивлением заметил, что слова, которые он хотел произнести с иро­нией, прозвучали абсолютно серьезно.

– Это я должна благодарить вас за то, что вы уступили свое место Риккардо, – с жаром ответи­ла девушка. – Я в большом долгу перед вами.

– Ни в каком ты не в долгу, – угрюмо бурк­нул Флетч. – Я всегда делаю только то, что хочу. Просто не имело смысла стоять и спорить, пока до нас доберется патруль.

На губах Топаз заиграла едва заметная улыбка.

– Понимаю. Что ж, я все равно благодарна вам за то, что вы проявили такое здравомыслие в минуту опасности. Нам с Риккардо повезло.

Топаз ускорила шаг, и вскоре они ступили под густые кроны тропического леса.

Оглядев пещеру, куда привела его Саманта, Флетч тихонько присвистнул.

– Черт побери! Отличное укрытие.

– Красиво, не правда ли? – Саманта осветила фонариком каменные стены. Высоко над их головами свисали со стен сталактиты причудливой формы и разных цветов, от нежно-кремового до ярко-розового. – Здесь мы в безопасности. Вход надежно замаскирован кустами. Нам повезло, что мы обнаружили это место.

– И давно вы скрываетесь здесь?

– Около двух лет. Когда мы пришли сюда впервые, все было по-другому, – с грустью про­изнесла Саманта. – К армии Риккардо присоеди­нились около пятисот человек. И нас вела впе­ред надежда. – Расправив плечи, она словно бы стряхнула с себя грусть и уныние. – Ну что ж, все это осталось в прошлом. Когда четыре меся­ца назад Риккардо понял, что у него все равно не хватит сил свергнуть хунту, он распустил свою армию, велел людям возвращаться по домам. И нас осталось четверо – Риккардо, я, Пако Раналто и доктор Салазар. Мы организовали не­сколько налетов на Аббатство. Но все понимали, что это конец. Два дня назад Риккардо отослал Пако и доктора. Но ему нужен был кто-то, чтобы помочь переправить освобожденных уз­ников на Барбадос. Поэтому Риккардо не возра­жал, когда я сказала, что не оставлю его.

Нет, она ни за что не покинула бы Лазаро, подумал Флетч, испытывая при этом странное чувство, похожее на боль в старой ране.

– Но что с вами было бы, если бы вас схва­тили?

– Ничего хорошего, – с напускным равно­душием произнесла девушка. – Но мне сохранили бы жизнь. Я не так уж нужна им. Им необ­ходим Лазаро, чтобы казнь его стала назиданием для непокорных. Ваш вертолет был его послед­ним шансом на спасение, но я знала, что Риккардо ни за что не согласится на это по доброй воле.

– И ты позаботилась о том, чтобы у него не оставалось другого выхода? Кстати, где ты взяла снотворное и шприц?

– У доктора Салазара. Доктор помог Риккардо появиться на свет и готов был на все, чтобы сохранить ему жизнь. Он очень любит Риккардо.

– Так же, как и ты?

Саманта снова взглянула на него через плечо, и лицо ее озарилось лучезарной улыбкой.

– Так же, как и я.

И сердце Флетча вдруг сжала такая острая боль, что он едва смог перевести дыхание. Поче­му его так волнует и так раздражает готовность этой девчонки отдать свою жизнь за Риккардо Ла­заро? Она ведь ему никто. Конечно, Топаз кра­сива весьма своеобразной красотой, но ему ни­когда не нравились женщины такого типа. Его последняя любовница была жгучей пышной брю­неткой, достаточно опытной, чтобы удовлетво­рить все его прихоти. А эта малышка… да ее страшно было бы заключить в объятия – вдруг сломаешь что-нибудь.

– Сколько тебе лет? – быстро спросил Флетч. Саманта подняла на него удивленный взгляд.

– Двадцать. – Она вдруг нахмурилась. – Вообще-то нет. Уже двадцать один. Просто в пос­ледние годы никто из нас как-то не вспоминал о своих днях рождения.

Флетчем снова овладели странные чувства, встревожившие его еще больше, чем беспричин­ные уколы ревности. Сострадание и нежность. Он испытывал нежность к этой девочке, лишен­ной жестокой судьбой даже дня рождения, к одинокому ребенку, которому приходится жить в пещере, в мире страха и жестокости… Нет! Он не имеет права испытывать ничего подобного! Это так не похоже на него, так странно! Как, впрочем, и все его чувства к Саманте Бартон. Она вовсе не была одиноким ребенком. Топаз была женщиной Риккардо Лазаро, женщиной сол­дата, которая сама выбрала свой путь.

– И сколько ты уже с Лазаро? – поинтересо­вался он.

– Шесть лет.

Боже мой, так ей было всего пятнадцать, ког­да она впервые оказалась в его постели! Разве могла она в таком возрасте сделать сознатель­ный выбор? И снова жгучая ревность завладела его сердцем. Флетч представил себе Саманту в постели с Лазаро, ее хрупкое тело, прижатое к простыням огромным телом Риккардо, тонкие пальцы, сжимающие его смуглые плечи…

3
{"b":"8024","o":1}