ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Похоже на бритье новобранца наголо, – заметил Гален.

– Кстати, у вас очень заметный акцент. Вы англичанин? – поинтересовалась Сара.

– Я родился и вырос в Ливерпуле.

– Логан сказал, что вы с ним повстречались в Японии.

– Мы были тогда совсем юнцами, нежными, как молодые ростки бамбука. Ни я, ни Логан еще не показали, на что мы способны, и не ощеривали клыки. После смерти Чен Ли дела уже пошли по-другому.

– Чен Ли? Кто она такая?

– Жена Логана. Она скончалась от лейкемии года три спустя после того, как мы с ним познакомились. Не очень-то легкая смерть, и не очень-то легкие времена наступили тогда для Логана. Он просто с ума сходил, зная, что теряет жену, потому что любил ее безумно.

Сара пожалела, что нечаянно вторглась в личные проблемы Логана и своими вопросами оживила память о трагедии, оставшейся в прошлом. Своей драмы, тоже запрятанной далеко в глубь сознания, ей вполне хватало. Жизнь, как горный поток, ударяет каждого, подхваченного его течением, об острые камни. И каждый сам должен зализывать свои раны.

– Надеюсь, он как-то справился со своим отчаянием, – произнесла Сара с должным сочувствием.

– О да. Любые шрамы со временем зарубцовываются. Правда, нам пришлось потом долго мотаться по островам Тихого океана и запутывать следы, потому что с горя Логан многим основательно насолил. Зато через полтора года он вернулся в Токио победителем.

Гален методично завершил уборку всех следов пикника. В нем чувствовались сноровка и основательность одновременно.

– Вы не способствовали его утешению? Я имею в виду – на женском фронте. Трудно представить вашего босса, или скорее партнера, пребывающим в вечном трауре по умершей возлюбленной.

– О да. С этим проблем никогда не возникало. – Гален улыбнулся, довольный, что разговор стал более непринужденным. – Правда, первое время Логан готов был задушить меня, когда я заговаривал с ним о том, что на свете немало славных девчонок. Целый год он держался аскетом.

Гален с сожалением окинул взглядом беднягу Монти, постепенно лишающегося своей великолепной золотистой шерсти.

– Он будет похож на беззащитного котенка, которого запросто скушает любая зубастая тварь.

Гален даже зябко поежился, представив столь жуткую картину.

– Мы оба сможем постоять за себя, – заверила его Сара. – Зато Монти будет прохладнее и никакие мерзкие насекомые не вцепятся в его шерсть.

Она присела на корточки и стала собирать с земли состриженную собачью шерсть.

– Где же Логан? Сначала он так торопил нас всех, а теперь исчез неизвестно куда.

– Возможно, он решил, проводив Каслтона, навестить разрушенный лагерь. – Гален нахмурился. – Не хочу вас пугать, но мы все сейчас вроде подсадных уток. А охотник – это Рудзак.

– Зачем же Логан отправился на то место? – удивилась Сара.

– Может быть, он вовсе и не там. Я только предположил… На него очень плохо подействовало то, что там случилось. Возможно, ему надо посетить место преступления, чтобы понять, в чем был смысл… совершать такое.

– Неужели для Логана еще существуют какие-то загадки? Мне кажется, что его компьютерному уму доступно все.

– Вам же не хочется, чтобы он был роботом, а не человеком? Тогда зачем язвить?

Гален плеснул себе на лицо и шею воды и вытерся чистым полотенцем, потом тщательно вымыл руки.

– В джунглях надо быть очень осмотрительным и чистоплотным, – пояснил он. – И еще беречь нервы во избежание стрессов, связанных с особо тяжкой атмосферой, и меньше впустую болтать языком. И, по возможности, чаще расслабляться. Вы играете в покер?

* * *

Возвращаясь из города, Каслтон разглядел в сумерках среди руин прежнего лагеря одинокую фигуру. Он не был суеверен, но все же рука невольно потянулась, чтобы перекреститься. Однако, узнав своего шефа, Каслтон резко затормозил и высунулся из окошка джипа. Он чувствовал свою уязвимость и поэтому храбрился.

– Что вас тянет сюда опять? Мне лично здесь не по себе. Мы ничего здесь не отыщем. Я собрал до мелочей все, что уцелело, ничего не упустил.

– Я тебе верю. И знаю, какой ты старательный работник.

Логан поднял с земли бесформенный кусок расплавленной пластмассы и показал его Каслтону:

– Что бы это могло быть, как ты думаешь?

– Компьютерные диски, наверное. Запрятанные в футляр.

Логан, выдержав паузу, произнес, чеканя каждое слово:

– Четверо погибших. Карл Дженкинс, Бетти Кренски, Дороти Десмонд, Боб Симз. Тебе известно, что Бетти собиралась усыновить малыша, зараженного СПИДом? Она уже вела переговоры с детским приютом в Южной Африке?

– Мне известно, но не думал, что вы про это знаете.

– Бетти попросила меня ей помочь, – продолжал Логан. – Она сказала, что кто-то обязательно должен позаботиться о таких детях. Я пытался ее отговорить, приводил веские доводы. Ведь окружить лаской и полюбить ребенка, обреченного на скорую смерть, значит заведомо разбить свое сердце.

– И все же вы помогли ей?

– Люди сами решают за себя. На них можно влиять, но нельзя определять их выбор. Я сказал, что, если она не изменит свое решение до конца года, я ей помогу.

– Я бы предпочел, чтобы она обратилась ко мне. Ведь я по должности занимаюсь личными проблемами персонала.

– Ты прав, но не думай, что, нанимая тебя на такую работу, я снял с себя ответственность за своих людей.

– Вы занятой человек. Вы прежде всего бизнесмен.

– Но в любом бизнесе все решают люди, – возразил Логан. – Для меня этот проект безумно дорог, и я собирал для него кадры по крупицам. Поверь, что твои досье на каждого парня из нашей команды я изучил вдоль и поперек и вдобавок перепроверил. Я могу процитировать наизусть целые отрывки из твоих ежемесячных отчетов. Я не встречался лично ни с одним человеком из этой команды, но все они стали близки мне, как старые друзья.

– Они были хорошие ребята. Никто тверже, чем я, не может об этом заявить перед любым судом, даже перед божьим. – Каслтон помедлил. – Но тех, кто из них остался в живых, нужно срочно переправить в Штаты. Вы же сами на этом настаивали. Я только что их навестил в госпитале и дал обещание от вашего имени.

– Так почему они еще здесь?

– Почему здесь? – растерянно повторил Каслтон. – Вы ж не отдали конкретный приказ.

– По-моему, Гален ясно дал тебе понять, что в таком деле надо торопиться и не соблюдать служебные формальности.

– Какие формальности? В каком деле? Что тебе, Логан, нужно от меня?

– Чтобы ты умер, предатель.

Логан с силой развернулся и с силой обрушил кулак на переносицу Каслтона.

4

– Сделано? – спросил Гален, завидев Логана, пробирающегося по тропинке, проложенной в зарослях, которая соединяла сожженный лагерь с их нынешним пристанищем. Логан, приблизившись, молча кивнул.

– Куда ты дел тело?

– Туда, где его никто не найдет.

Гален с нескрываемым любопытством следил за боссом, пытаясь уловить нотки волнения в его голосе.

– Ты давно не занимался подобной работой. Туго тебе пришлось?

– Совсем нет.

– Неужели? Даже не верится. Ты же респектабельный бизнесмен… – Гален смотрел на него с уважением. – Не ожидал, что согласишься снова вступить на боевую тропу.

Ему больше понравились деньги Рудзака, вот и расплатился за это.

– Ненавижу предателей. Кстати, я тебе обещал, что грязную работу мы с тобой разделим поровну. Я даже получил удовольствие.

– Но лишил удовольствия меня, – ухмыльнулся Гален.

– Его должен был наказать я. Я его нанял. Если бы я был более проницателен, то распознал бы в нем будущего Иуду.

Логан помрачнел:

– На мне лежит ответственность за четыре жизни и за все убытки.

– Если даже это просто дело случая? Рудзак мог и не вычислить Каслтона и не соблазнить его. Чем, интересно, он его заманил?

– Санчес сказал, что Каслтону было обещано пять миллионов за то, что он выдаст координаты твоего лагеря. И еще два потом, если он устроит тебе ловушку.

16
{"b":"8026","o":1}