ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А ты догадывался, что Каслтон куплен Рудзаком с потрохами?

– Нет, конечно. Я просто шарил на ощупь по городу, проверяя его железное алиби. Ну и постепенно стал думать. Слишком много было на Каслтоне грязи. Он был кругом в долгах и увяз в дерьме по уши. Только суммы этих долгов никогда не всплывут на поверхность. Все утонет в болоте. Хоть и Каслтон старательно упрятал свое прошлое, но я его повернул лицом к свету, как паспорт на пограничном контроле. Не думал, что Рудзак начнет охоту за мной и станет покупать моих людей за такие деньги.

– А ты надеялся, что он отдаст концы в тюрьме? Там его было легче легкого прикончить. Я же предлагал тебе свои услуги. Ты ответил отказом. Почему?

Логан молчал.

– До сих пор не понимаю, что связывает тебя с Рудзаком. Иногда мне кажется, что это какая-то извращенная дружба.

– Я тоже не могу взять этого в толк, – признался Логан. – Почему он так возненавидел меня? Мы действительно дружили, а потом вдруг в нем вспыхнула ненависть, и теперь он не остановится, пока кто-то из нас не окажется на том свете.

– Рок? – Гален сочувственно вздохнул. – Для каждого из нас есть в Книге судеб соответствующая запись.

Логану было бы легче всего согласиться с таким нейтральным успокаивающим выводом. Он достаточно много лет провел на Востоке, чтобы проникнуться уважением к вере в предопределенность человеческих судеб, как и в переселение душ. Но уважение – это одно, а верил он только в личную инициативу и в конкретные поступки и обстоятельства. В бизнесе Логан был настоящим агностиком и материалистом.

– Если бы я был мишенью Рудзака, то давно бы уже покоился в могиле. Как я слышал, два года назад он смог подкупить кого надо и выбраться из тюрьмы в Бангкоке.

– Два года – долгий срок. – Гален задумался. – Я бы на твоем месте успокоился и решил, что он махнул на тебя рукой.

– Я тоже так подумал. И ошибся. Рудзак тянул время, может быть, рассчитывая измотать мне нервы. Я ждал его появления, но никак не здесь, в моем экспедиционном лагере. Это был удар под дых.

– И сколько времени ты положил на этот проект?

– Уйму времени, – вздохнул Логан. – Почти три года.

– Есть прогресс?

– На первом этапе – был. И оптимистические прогнозы на будущее. Бассет был гением…

– Был?

– Прости, оговорился… Возможно, он еще жив. Но если выкуп – не цель Рудзака, тогда чего он хочет? Побольнее уколоть меня?

– Примем эту версию, она вполне логична. Ты согласен?

Логан кивнул, но сразу же высказался:

– Я не имею права позволить Рудзаку убивать, ранить или подкупать моих людей. Кому-то одному из нас двоих нет места на земле. Каких бы денег и нарушений закона мне это ни стоило, я или уничтожу его, или ты должным образом меня похоронишь.

– За похороны не беспокойся, – ободрил Гален шефа. – Вот только, прежде чем убить Рудзака, надо его отыскать. Ты действительно надеешься на Сару с ее псом?

– Неужто ты думаешь, что я приложил столько усилий просто так, чтобы устроить им увеселительную прогулку по джунглям? Я верю, что они сделают то, что от них требуется. Но обещай мне, Гален, что, если со мной что-либо случится, вытащить ее и Монти из этой мясорубки. Они еще много раз понадобятся другим людям, попавшим в беду.

– А если Рудзак уцелеет? – спросил Гален. – Не занесет ли он их в свой черный список?

– Каслтон не знал, что я включил Сару и Монти в свою команду. Он вряд ли успел передать Рудзаку, что они – мое самое грозное оружие. Он наверняка приравнял их к обычным полицейским ищейкам.

– Не уверен, шеф.

– Думаешь, я ненароком проговорился?

– У Каслтона было достаточно мозгов в голове, иначе бы Рудзак не оплачивал его услуги так дорого. То, что ты отпустил его на час в город, обойдется нам дорого.

– В городе он был под наблюдением. Поэтому, окончательно убедившись в его предательстве, я и решил с ним покончить.

– Ты совестлив и осторожен, как суд присяжных в Штатах.

– Не иронизируй, – одернул друга Логан. – Быть судьей и палачом одновременно нелегко. Но будем надеяться, что он не передал Рудзаку никакой информации насчет Сары и собаки.

– Слава богу! – Гален шутливо осенил себя крестным знамением. – Да убережет господь от преждевременного перемещения в рай невинные души.

– Надо спрятать их от Рудзака.

– Куда?

– Не знаю, – пожал плечами Логан. – Надо что-нибудь придумать. У него тысяча глаз, и он способен расставить своих людей где угодно. Одна надежда, что Рудзак не простой вымогатель, а играет со мной в какие-то свои игры. На этом мы можем поймать его за руку. Он прислал мне значок скарабея, прежде чем уничтожить наш лагерь. Скарабея, принадлежавшего Чен Ли.

– Что же ты раньше не рассказал мне про этот подарочек?

– Я до сих пор не уверен, что это означает. Объявление войны или что-то еще?

– Как он добыл этого скарабея? – поинтересовался Гален.

– Рудзак выкрал всю ее коллекцию, прежде чем сбежать из Токио. Полиция в Бангкоке была предупреждена. Я думал, что он что-нибудь попытается продать и засветится при этом. Ему ведь нужны были наличные. Если бы Рудзака схватили в любой лавке подпольного торговца, то обвинений против него было бы достаточно, но он ничего не выставил на торг и не признался потом на суде в краже. А ведь если бы он хоть часть похищенного выдал, то мог бы спастись от тюрьмы. Ему бы скостили срок до минимального. Значит, эти сокровища имели для него особую ценность, были для Рудзака дороже, чем возможность гулять на свободе. Я знаю, что он годами рассказывал Чен Ли волшебные сказки о Древнем Египте и пытался напичкать ее голову этими бреднями. Он дарил ей книги и водил по музеям. А этого скарабея Рудзак преподнес Чен Ли в день празднования ее пятнадцатилетия.

– С чего это вдруг тебя повело в древнюю историю? – Гален принялся безмятежно насвистывать популярную мелодию. – Псих, он и есть псих. Надеюсь, он не заразный.

Но Логан продолжил свою исповедь:

– Мне и в голову не приходило, что болезнь Чен Ли как-то связана с этим скарабеем. Но теперь, когда он его мне подсунул…

– Это намек? А на что – известно?

– Может быть. Во всяком случае, этот знак меня чем-то тревожит. Как там Сара? Утихомирилась?

Гален усмехнулся:

– Только после того, как трижды побила меня в покер. Ей бы следовало зарабатывать себе на жизнь в Лас-Вегасе. Азарт и выдержка – то, что надо.

– Этим она меня и зацепила, когда мы впервые столкнулись, – согласно кивнул Логан. – Сара рассказала мне, что покер похож на ее работу в спасательной команде, и так они оттягиваются в моменты передышек и тренируют нервную систему. Чтобы выискивать в развалинах трупы сутками подряд, да еще ощущать постоянно какую-нибудь глыбу со ржавой арматурой над головой, надо иметь стальные нервы.

– Надеюсь, что ей здесь будет полегче. Больше взрывов не предвидится. Лишь оздоровительная пробежка по джунглям с собачкой на поводке…

– Тихо! – Логан прижал палец к губам, когда они приблизились к лагерному костру. – Не буди в ней дьявола. Она и так измотала меня во время полета.

Они осторожно обошли Сару, пригревшуюся возле Монти на положенном в сторонке от огня надувном матрасе.

– Трогательное зрелище, – вздохнул Гален. – Когда их будить?

– У нас выигрыш в несколько часов, если Рудзак ничего не заподозрил. Он сам выставил нам временные рамки, получив деньги в аванс. Мы можем немного расслабиться.

Логан вытянулся на предусмотрительно приготовленном заботливым Галеном спальном мешке. Второй был рядом. На него улегся Гален.

– Я прикинул наши шансы, – уже погружаясь в дремоту, сказал Логан. – Семь к десяти в нашу пользу. В покере это было бы неплохо.

– Добавь к этому еще мой опыт и обаяние. Ты эти мои качества покупаешь почти задаром, а они повышают наши шансы на выигрыш минимум еще на единицу, – без излишней скромности дал сам себе характеристику Гален. – Когда-нибудь я предъявлю тебе счет за услуги.

– И я его оплачу сполна, не сомневайся. – Логан плотно смежил веки, надеясь погрузиться в сон.

17
{"b":"8026","o":1}