ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Должно быть, вы очень любили Чен Ли.

– Она поразила мое сердце с первого взгляда. В ней было какое-то удивительное сочетание красоты и обаяния древнего мира с современными манерами, логикой и знаниями. Мы поженились ровно через месяц после первой нашей встречи. А умерла она три года спустя.

– И время не залечило вашу рану?

– Со временем все меняется, и я теперь уже совсем другой человек, не тот, что тогда. Я не пытался законсервировать себя и свое горе. Да и вы не убеждайте меня, что при вашей работе спасателя остаетесь прежней и с годами не меняете своих взглядов на жизнь и на людей.

– Думайте про меня, что хотите, но как только я попала на эту работу, то твердо решила, что никогда с нее не уйду, что это мое призвание. – Сара сделала паузу. – Маленькая девочка отстала от своих родителей и заблудилась в горах близ Тускона. Ей было всего пять лет, и стояли жуткие холода. Я не была уверена, что мы обнаружим ее живой, но рук не опускала. Через три дня Монти вышел на нее. Малышка была в сознании. Когда я закутывала ее в одеяло, она шепнула, что знала наверняка, что за ней кто-то придет. Она ждала. А я знала, что она ждала именно меня. И я спасла ее. Такое чувство ни с чем не сравнится.

– Но иногда никого спасти не удается.

– Зато я возвращаю мертвых тем, кто их любил при жизни и оплакивает после смерти.

– Вы рассуждаете, совсем как Ева.

Сара решительно возразила:

– Я уже неоднократно говорила вам, что совсем не похожа на Еву. Перестаньте копаться в моей психологии и искать что-то на дне. Я вся на поверхности. За мной нет трагичного прошлого, как у Евы, и я не имею дело с жертвами преступлений. Я принимаю людей такими, какие они есть, и не пытаюсь влиять на них. Понятно?

– Понятно, – легко согласился Логан и добавил:

– Но я вам не верю. Если я что и узнал о вас за последние недели, то это прежде всего то, что вы натура гораздо более сложная, чем пытаетесь себя представить.

Сара сердито фыркнула.

– Вы умны, трудолюбивы и способны дать отпор любым посягательствам на вашу независимость. И защищаетесь, фыркая, как ежик, и ощетиниваясь колючками. А в действительности вы самая нежная и отзывчивая женщина из всех мне знакомых. И самая мужественная.

– Чепуха, – слегка смутилась Сара.

– Зачем отрицать очевидное?

– Просто я делаю то, что положено делать. У каждого есть своя цель в жизни, своя работа.

– И вы не желаете признать, что ваша работа далеко не безопасна?

– Не больше, чем работа пожарного или полицейского.

– И вас смущает то, что я утверждаю, что вы печетесь о людях ничуть не меньше, чем о ваших четвероногих друзьях?

– Я должна проверить, как там Монти. – Сара встала.

– Вы убегаете, потому что вам не по душе подобный разговор?

– Нет. Вы, Логан, не вынудите меня убегать и прятаться от вас. И ваши рассуждения по поводу моего характера меня вовсе не смущают. Повидав своих четвероногих друзей, я вернусь и еще раз обставлю вас в покер.

– Согласен на такой вариант.

– Вы, случайно, не мазохист?

– Нет, но я буду счастлив проиграть вам.

– Странно. Это почему же?

– Потому что я ваш друг. – Логан поднял стакан с лимонадом как бы в шутливом тосте. – За дружбу! Не беспокойтесь, я не докучливый друг. И на особое внимание к своей персоне не претендую. Если вы уравняете меня в правах с собакой или с волчицей, я сочту себя польщенным.

После таких слов Сара по-настоящему смутилась, не зная, как на них ответить.

– Все в порядке, Сара, – произнес он мягко. – Поверьте.

Но с ней было далеко не все в порядке. Ей было и неудобно, и немного совестно за свои грубоватые выпады, и одновременно неожиданное тепло согрело ей душу.

– Вы дурачите меня? – спросила она.

Улыбка получилась у нее застенчивой.

– Разве я посмел бы? – с серьезной миной на лице провозгласил Логан, тасуя карты и готовясь к сражению в покер.

* * *

Через два дня Логану позвонил один из охранников, расположившихся лагерем за гребнем холмов.

– О'кей. Пропустите его. Думаю, что эта личность мне знакома.

Логан обратился к Саре:

– К нам посетитель. С минуты на минуту он появится здесь.

Она замерла в испуге.

– Рудзак?

– Что вы! Ваш дружок Мадлен.

Логан направился к выходу. Сара догнала его.

– Какого дьявола его принесло сюда?

– Если Маргарет выполнила мое задание, то у Маддена пятки горят. Хотя я не рассчитывал, что он так быстро поджарится и в готовом виде прибудет к вашему столу. Он мог вполне ограничиться телефонным звонком.

Выйдя на крыльцо, Логан прищурился, вглядываясь в петляющий по извилистой подъездной дороге черный «Бьюик».

– Какую иглу вы всадили ему в задницу?

Логан удовлетворенно усмехнулся:

– Пока я еще не сделал ему укол, но набрал в шприц достаточно компромата. И нашел самое чувствительное место. Догадайтесь, какое. Его бумажник! У него на носу выборы, а я, если захочу, смогу убедить двух самых богатых его спонсоров отказаться поддерживать столь сомнительную личность, выложив им на тарелочке кое-какие сведения о сенаторе. Маргарет не преминула тут же оповестить его о том, что ему грозит банкротство. Теперь ваш песик не будет продан на сторону.

У Сары рот раскрылся в изумлении.

– Вот как просто решаются все проблемы! Теперь понятно, почему он мчится сюда сломя голову.

«Бьюик» преодолевал последний поворот.

– Все-таки не верится, что это Мадден. Он никогда не явился бы ко мне на поклон, – сомневалась Сара.

– Скройтесь в доме. Я сам с ним поговорю.

– Перестаньте играть роль моего ангела-хранителя. Хоть он и чудовище, но я могу сама вправить ему мозги. – Сара приняла вызывающую позу, когда «Бьюик», тормозя, разбрасывал гравий на дорожке, ведущей к крыльцу.

Мадден столько лет держал ее на крючке и измывался над ней, что теперь она не могла отказать себе в удовольствии отплатить ему сполна. И довести до его сведения, что она уже не та прежняя робкая девочка, которой он вертел, как хотел.

Она дождалась, пока Мадден, потный и раздраженный, выбрался из машины и выпалила ему в лицо:

– Сколько раз я тебе говорила, чтобы ты несмел здесь показываться!

Мадден побагровел.

– Ты, стерва…

Куда подевались воркующие интонации, которыми он убаюкивал ее прежде?

– Пожалуйста, полегче, сенатор, – попросил Логан.

Мадден в ответ обжег его взглядом.

– Ты что здесь делаешь? Я оказал тебе услугу, черт побери! Подразумевалось, что мы в одной связке и что ты вернешь мне должок.

– Обстоятельства изменились. Как политик, ты должен знать цену обещаниям. – Логан принял вслед за Мадденом фамильярную манеру обращения. – Проблема с Монти улажена?

– Не хочу, чтобы ты на меня давил, – взбрыкнул Мадден.

– А сохранить место в сенате хочешь? Смотри! Мы только начинаем игру. Я лишу тебя всех фондов и выплесну на первые полосы газет столько помоев, что ты в них утонешь.

– Угрожаешь мне, сукин сын? – Лицо сенатора побагровело от гнева.

– Только предупреждаю… Пока. Но если я получу то, что мне надо, то, может быть, позволю тебе жить и жиреть дальше.

– Может быть?

– Еще не знаю, смирюсь ли я с тем, что ты сидишь в столице и пожинаешь лавры за тех, кто рискует шкурой в развалинах и делает всю черную работу. Хорошее местечко ты себе подобрал. Разве не жаль его лишиться? И всего-то из-за одной собачки и одной скромной работящей женщины. Ты уже вдоволь ими попользовался, хватит.

– Я?! – возмутился Мадден. Сара не могла понять, искренним или наигранным был его протест. – Я использовал тебя, Сара? В хвост и в гриву, как он намекает?

Из гневного тон Маддена плавно перешел в злобно-язвительный.

– Скажи, Сара, скажи прямо. На тебя не похоже прятаться за чьей-то спиной.

– Заткнись и убирайся вон, Мадден!

– Теперь ты отдаешь приказания мне? – взвился сенатор. – Это потому, что переспала с «большим человеком» и возомнила о себе невесть что? Решила, что сама можешь дергать за ниточки?

40
{"b":"8026","o":1}