ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы излучаете сияние.

Она сама это почувствовала. Ярким солнечным светом наполнилась ее душа.

– Я так страдала из-за Монти. Собаки беспомощны и бесправны, они не способны противостоять жестокости.

Сара прикрыла глаза, словно пытаясь удержать и сохранить для себя струящийся из них свет, но через мгновение ощутила легкое прикосновение платка к своей щеке.

– Что вы делаете?

– Вытираю вам слезы. – Логан промокнул ей щеки платком. – Почему женщины всегда плачут от счастья? Мне это непонятно. – Он вручил ей платок, а сам направился к умывальнику. – Отсутствие логики в поведении меня, например, раздражает.

– Вот как? – Сара смутилась, но не могла справиться со слезами. Платок был уже весь мокрый.

– Слезы связываются с горем, несчастьем, и природный инстинкт побуждает мужчину утешать женщину в ее горе. А когда никакого несчастья нет и в помине и утешать не в чем, то это сбивает нас с толку, в мозгах происходит сумятица, что, естественно, неприятно. – Он вернулся с влажным полотенцем. – Дайте-ка мне вашу правую руку.

– Зачем?

– Остановить кровь. Вы поранились, и я собираюсь вас подлечить. – Логан осторожно обтер разбитые костяшки пальцев.

– Пустяки. Подумаешь, какая рана! – Его заботливость вызывала в ней смешанные чувства – и протест, и готовность подчиниться.

– Тихо. Не спорить, – одернул ее Логан. – Кстати, у вас отменный хук правой. Где вы ему научились?

– У Рея Добсона.

– Кто такой Рей Добсон?

– Пожарник. Инструктор в нашей конторе. Он рассказал, как часто при катастрофах люди теряют разум – от горя или от жадности. Мародеры или родные тех, кого вы не смогли спасти. Поэтому надо уметь защищать себя.

– Я убедился, что вы не зря брали у него уроки. – Логан поднес ее руку к губам и поцеловал пораненные места. – Метод самозащиты примитивный, но весьма действенный. А теперь я хочу позвонить Маргарет и проверить, послала ли она гонца в контору с чеком. Говорите, что еще я могу для вас сделать? Рыцарь готов служить прекрасной даме.

Она отрицательно покачала головой.

– Подумайте. Может, убить дракона? Или раздобыть алмазный венец?

– Нет, спасибо. Вы уже потрудились достаточно.

– Для вас достаточно, но для себя – мало.

– Как это понимать? – удивилась Сара.

– Люблю творить чудеса и совершать подвиги, – с пафосом произнес Логан. – И чтобы на меня смотрели так, как вы сейчас. Это возвышает меня в собственных глазах и действует, как наркотик.

– Любой наркотик не безвреден, – предупредила Сара. – Вы уже накачались им сверх меры.

– Согласен, но вы тому виной. Ваши беды пробудили во мне жажду… Давайте расстанемся на пару минут, и я успокоюсь. Общение с Маргарет по телефону всегда охлаждает мой пыл.

Прихватив телефон, он скрылся за дверью, и тут только Сара осознала, что с ней творится что-то странное. Она дышала прерывисто, будто после бега, а изнутри ее пробирала дрожь. Последние полчаса были до предела насыщены различного свойства эмоциями. Она пережила и гнев, и облегчение, и сомнения, и великую радость.

И влечение.

И незачем разубеждать себя. Ее влекло к Логану неудержимо, словно подхваченную потоком, прорвавшим плотину.

И такое же влечение испытывал к ней Логан. Однако его не занесло, не закрутило. Он устоял.

И она была разочарована. Глупо, конечно. Господи, как глупо! Меньше всего ей хотелось, чтобы в их взаимоотношения вмешался секс. Телесная близость с таким мужчиной представляла для нее опасность. Логан был слишком силен, властолюбив, настойчив и грозил перевернуть весь привычный уклад ее жизни.

Но почему он обязательно потребует от нее каких-то перемен? Разве они не могут просто сойтись и разойтись, как два корабля в ночи? Что он может хотеть от нее, что искать в ней, кроме коротких часов близости и приятного забвения?

«Нет, Сара, остановись! Прекрати об этом думать. Прекрати думать о нем», – приказала она себе. Сара встала и направилась туда, где Монти по-прежнему возлежал возле волчицы. На нее он лишь покосился одним глазом и в знак приветствия едва шевельнул хвостом.

– Хорош! Друг называется. – Она присела рядом на корточки. – Мы с Логаном сворачиваем горы, чтобы освободить тебя от Маддена, а тебе наплевать на все, лишь бы строить глазки Мэгги.

«Красивая, любимая», – дошли до нее собачьи мысли.

– Откуда ты взял, что это любовь? Может, просто секс.

«Любовь», – утверждал Монти.

– Возможно, ты прав. – Она потрепала его по голове. – Но тебе придется внушить это Мэгги. А она такого понятия не знает.

Когда-то Сара была убеждена, что любовь означает неразрывные узы, связывающие мужчину и женщину навеки. Еще в детстве она дала себе зарок, в противовес бесчисленным материнским увлечениям и бракам, выйти замуж один раз и навсегда. Детские мечты так и остались мечтами. Ей пришлось смириться с горьким фактом, что отношения между мужчинами и женщинами чаще всего длятся недолго. Они зыбки и возникают случайно.

Как у нее с Логаном.

* * *

– Я все сделала, как ты велел, – сказала Маргарет. – Думаю, ты правильно поступил, Джон. Я-то считала, что пес принадлежит ей.

– Я тоже так считал.

– А как быть с Мадденом? Прекращаем копаться в его подноготной?

– Нет. Я хочу знать о нем все.

– Ты настроен решительно.

– Именно. Я хочу содрать с него кожу и повесить сушиться на солнышке.

– Почему?

Потому что Логан воспылал ревностью. Потому что с момента, как он узнал, что Мадден был любовником Сары, желание раздавить эту мразь в человеческом облике возобладало над всеми доводами здравого смысла и обычной осторожностью.

– А почему бы и нет? Он не человек, а кусок дерьма.

– С подобными людьми ты сталкиваешься постоянно. Раньше ты просто игнорировал их.

– А этого типа я собираюсь уничтожить, – резко сказал Логан.

– О'кей, о'кей, – успокоила шефа Маргарет. – Через несколько дней мы разгребем всю помойку и, надеюсь, добудем вагон информации.

Логан прервал разговор, не прощаясь. Следующим его собеседником был Гален.

– Где, черт побери, Рудзак? – потребовал ответа Логан, как только Гален снял трубку.

– А где положенное «здравствуй»? Что за манеры, мистер Логан?

– Ты отыскал Санчеса? – Логан никак не отреагировал на замечание.

– Еще вчера. Он не знает, где Рудзак, но я убедил его кое-кому позвонить и навести справки. Ему сообщили, что Рудзак в Штатах.

– Где?

– Точное его местонахождение неизвестно. Но перед отплытием он закупил у русского дилера груду взрывчатки и детонаторов.

– Дерьмо!

– Ясно, что он готовит не фейерверк на День независимости, а громкий взрыв нам. Предлагаю погадать на кофейной гуще, где и когда это произойдет.

– Оставь свои шуточки, Гален, – одернул его Логан – у меня на территории Штатов семь заводов и двадцать два исследовательских центра. Мы везде удвоили охрану.

– Рудзаку это не помеха.

– Я знаю.

– Но при сдаче тебе выпал джокер, Логан.

– Что ты имеешь в виду?

– А то, что я уже лечу на помощь. Приземлюсь в Сан-Франциско через два часа. Завтра займусь проверкой Силиконовой долины, затем на очереди Додсворт. Подключу свои контакты и, если повезет, выйду на след Рудзака. Если, разумеется, мой план будет одобрен.

– В моем одобрении ты не нуждаешься. Все равно поступишь по-своему.

– Значит, я получаю свободу рук? Благодарю. Кстати, как поживает наша леди с собачкой?

– Прекрасно.

– А тогда почему у тебя такой кислый тон? Ты так рявкнул на меня, словно я погладил тебя против шерсти. Я думал, что у вас с миссис Патрик все давно наладилось, или конкуренция со стороны Монти слишком сильна?

Логан чуть не раздавил в пальцах хрупкий аппарат, вспомнив грязные намеки Маддена на пристрастие Сары к животным. Даже пот прошиб его. Он уже по-настоящему рявкнул в телефон:

– Найди Рудзака, и поскорее!

– Найду.

Гален первым повесил трубку. Логан сунул телефон в карман и уставился на заходящий за гребень холмов солнечный диск. Ему следовало бы вернуться в дом, отыскать Сару и в общении с ней расчистить завалы, которые оставил после себя Мадден. После известия о том, что Рудзак перебрался в Штаты, покинуть Сару и бросить ее на произвол судьбы Логан не мог и не имел права.

42
{"b":"8026","o":1}