ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но ему нелегко было сейчас оставаться с Сарой наедине. Будь проклят этот Мадден! Несколькими фразами он выбил почву у него из-под ног, заставил Логана терзаться сомнениями, потерять контроль над собой.

«Она трахается, как животное, как дикая самка…»

Логан плотно зажмурил веки, сжал кулаки, впившись ногтями в ладони. Снова его тело сотрясали волны гнева и жгучей ревности.

«Из всех женщин, с кем я имел дело, она единственная никогда не говорила „нет“…»

В какие эротические игры она охотно играла?

«Возьми себя в руки, Логан! – приказал он себе. – Такая доводящая до исступления похоть совсем не в твоем характере. Секс всегда был для тебя изысканным наслаждением, а не бездной, в которую падаешь бездумно». То, что слова Маддена обострили его естественное желание и придали ему извращенную форму, вполне понятно. Любой мужчина на месте Логана прореагировал бы точно так же. И когда он сумеет взять свое тело и свой мозг под контроль, он вернется в дом и постарается, чтобы Сара не догадалась, какие эмоции только что его обуревали.

10

– Что-то происходит, – сказала Бонни. – Меня это тревожит, мама.

Ева оторвала взгляд от черепа, который был сейчас предметом ее изучения, и огляделась. Бонни свернулась калачиком на диване. На ней были джинсики и маечка. В такой одежде она всегда являлась Еве. Ее рыжие кудряшки растрепались, а личико излучало избыток жизненной энергии и будто светилось в полумраке.

Сердце Евы радостно забилось.

– Привет. Я все гадала, увидимся ли мы снова, в смысле, приснишься ли ты мне опять.

Бонни улыбнулась:

– Опять ты за свое, мама, никак не сдаешься, все-таки когда-нибудь ты признаешь, что я настоящая. Ты уже на полдороге к этому…

– К чему? К сумасшедшему дому?

– Как мне тебя убедить, что это совсем не безумие? Ладно, не будем спорить. Скажи лучше, где Джо и Джейн?

– Уехали в город. Джейн захотелось посмотреть новый фильм с Мэттом Деймоном. А у меня полно работы, и я осталась дома. Но, очевидно, слишком переутомилась и задремала… Иначе как бы ты оказалась здесь?

Бонни хихикнула:

– Не очень-то много ты потрудилась над черепом, до того как тебя склонило ко сну. Не вижу результатов работы. Ты к черепу почти не прикасалась.

– Не дерзи мне, детка. Яне желаю выслушивать чепуху, которую ты болтаешь. Никакое ты не привидение, а лишь плод моего воображения. Я тебя создала, и, как только ты станешь мне не нужна, ты тут же исчезнешь. Я уже почти отвыкла от дурной привычки общаться с тобой. Сколько месяцев ты уже сюда не заявлялась? Когда Сара нашла твое тело и мы похоронили тебя честь по чести, я подумала, что ты ушла навсегда.

– И ты теперь довольна?

– Да, конечно, – сказала Ева, опустив глаза, и тотчас встрепенулась. – Нет, нет. Я лгу. Я тосковала по тебе, малышка.

– А я по тебе, мама.

У Евы сдавило горло от подступивших рыданий, но она сдержалась.

– Тогда почему ты не приходила повидаться со мной?

– Я вас всех смущала, вносила в вашу жизнь путаницу. Ты умная женщина, мама, но не всегда ясно видишь, к каким последствиям приводят наши встречи. Я решила подождать, пока у тебя с Джейн все наладится.

– Как ты добра, девочка моя!

– Я хотела как лучше, прежде всего как лучше для тебя, мама. Мне следовало оставаться там, вдалеке и подольше, но я встревожилась. Что-то должно случиться.

– Ты уже говорила об этом и снова повторяешь.

– Потому что это правда. Что-то плохое.

– Предположим, я тебе поверила. – Ева заметила, что у нее дрожат руки. – С кем должно случиться плохое? С Джо? С Джейн?

– Не уверена, но все возможно. Это был не голос, даже не мысль, просто я почувствовала беспокойство и… страх. Я не знаю, из-за чего.

– Очень мило с твоей стороны! Хорошие привидения так не поступают. Разволновала меня, наговорила не весть что, а потом заявляешь, что точно ничего не знаешь.

– Сара…

– Что?

– Темнота вокруг Сары. И смерть. Так много смертей…

– Сара недавно возвратилась из Баррата. Она там навидалась смертей.

Бонни упрямо покачала головой:

– Что-то обязательно случится.

– Тогда наведайся к ней во сне, предупреди, – посоветовала Ева.

– Мама…

– А я что могу сделать? Сообщить Саре, что моя дочь, которую мы только что похоронили, беспокоится о ней?

Бонни от огорчения закусила губу:

– Это касается не только ее. Какая-то часть темноты ползет и на тебя. Иначе я бы не разглядела ее так ясно. – Бонни склонила головку набок, прислушиваясь. – Я должна уходить. Я слышу, как Джо подъезжает.

– А я не слышу никакой машины.

Ева отерла платком вспотевшие ладони и подошла к окну. Машина Джо как раз появилась из-за дальнего поворота дороги.

– Как у тебя это получается?

– Призракам положено иметь некоторые преимущества. Я люблю тебя, мама…

– И я люблю тебя, дочка.

Ева обернулась, но прощаться было не с кем.

Диван опустел. Исчезла маленькая фигурка в джинсах и маечке. Пропало светлое улыбчивое личико. Бонни в комнате не было.

* * *

Горькое разочарование охватило ее. Большей частью видения Бонни вносили в ее душу мир и покой, и расставание не было таким внезапным и печальным. Но не на этот раз. Почему?

Что-то должно произойти…

Темнота. Тьма.

Ей думалось, что все темное осталось позади. Последние месяцы, проведенные с Джо, были наполнены радостью и светом. Единственным облачком на ясном небосклоне было лишь мрачное настроение Джейн, но Ева верила, что оно скоро развеется. Если какая-то угроза и назревала, то, по убеждению Евы, судьба вмешается и отведет ее в сторону. Но сегодня надежда на справедливость судьбы была поколеблена. Если тьма вновь наползает…

Джо припарковался у коттеджа.

Он и Джейн со смехом одновременно выскочили из машины и так же одновременно захлопнули дверцы. Наверное, это было нечто вроде игры. Ева сразу почувствовала себя лучше и вышла их встречать. Она не собиралась поддаваться панике или впадать в уныние. И позволять своему воображению чересчур разгуляться. Бонни никакое не привидение и существует лишь в снах Евы. И нет, конечно, у нее дара пророчества, способности предвидеть грозящую кому-то опасность. Да и с Сарой все должно быть в порядке.

* * *

Сумерки сгущались, но Рудзак смог разглядеть счастливое выражение лица Евы, когда она спускалась с веранды навстречу мужчине и девочке-подростку. Оно рассказало ему все, что он хотел знать. Как выяснилось, сведения о любовном романе Логана с Евой Дункан устарели, как вчерашние газеты. Дункан завела другого мужчину, а Логан не из тех, кто согласен быть в оркестре второй скрипкой. Плохо.

Он опустил бинокль и обратился к Дуггану:

– Запускай мотор. Здесь нам делать нечего.

Рудзак откинулся на сиденье, а Дугган на максимальной скорости повел катер к противоположному берегу озера.

Досье на Логана содержало информацию о том, что в его отношения с Дункан проник холодок и страсти поувяли, но Рудзак решил убедиться в этом сам. Было бы приятно уничтожить женщину, которую Логан когда-то любил, однако стоило отложить расправу с ней и только иметь ее в виду на тот случай, если ничего более интересного не возникнет на горизонте.

Его пальцы коснулись гребня из слоновой кости и нефрита, который он опустил в карман, покидая утром свой номер в отеле. Его одолевал соблазн.

«Нет, не сейчас, Чен Ли!»

Он был бы рад избавиться от гребня. Это был один из последних подарков, преподнесенных им ей, и он больше, чем другие предметы, навевал горькие воспоминания.

– Тебе не следовало дарить мне такую прекрасную вещь, – но, говоря это, Чен Ли уже была во власти очарования от подарка. Ее пальчики скользили по зубьям гребня, и аромат древности кружил ей голову. – Она слишком дорогая. Джон, конечно, вслух этого никогда не скажет, но я думаю, ему будет неприятно при мысли, что он не может дарить мне подобные вещи.

– Логан вряд ли такой эгоист. Тебе ведь нравится гребень?

43
{"b":"8026","o":1}