ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Как красиво! Никогда бы не покидала эти места», – подумала Сара.

Она оглянулась на отставшего на несколько шагов Монти. Пес замер в охотничьей стойке. Сара окликнула его, но Монти не обратил на ее призыв внимания, совершил немыслимый прыжок и растворился во тьме.

Собаки хоть и произошли от волков, но что касается Монти, в этом Сара сильно сомневалась. Ей ее пес казался даже более совершенным созданием, чем человек. Ни одно животное, ни одно божье создание на этой планете не могло быть более чутким и отзывчивым, чем ее золотистый ретривер. Что заставило его на этот раз умчаться в темноту, оставив свою хозяйку? Неужели волчий вой пробудил в нем какие-то первобытные инстинкты?

Сара сбежала по склону пологого холма и остановилась у порога своего дома. Там было так покойно, светло и уютно.

Монти догнал ее у самой двери, и она пропустила его вперед. Он накинулся на блюдце с водой и вылакал все до дна, а потом, вполне удовлетворенный, разлегся на своем коврике.

– Ты меня бросил одну, и в наказание тебе придется утром меня будить.

Пес зевнул, хлопнул челюстями, как бы говоря.

Саре очень хотелось отрешиться от внешнего мира, как и Монти, расслабиться в тепле, в любимом кресле у камина, где вспыхивали искорками алые жаркие угли.

Прохлада за окнами, и тепло в доме.

Земля под тобой не дрожит.

Вой одинокого волка стих, и никто не стонет, не взывает о помощи. Никто не стучится тебе в окно…

Но в автоответчике светится красный огонек. Аппарат напичкан посланиями, на которые кто-то ждет ответа. Низость с ее стороны не поднять трубку и не выслушать… Монти осудит. Ведь он отзывается на каждый сигнал.

Как не хочется тратить силы и протягивать руку. Но красный свет зовет…

Два сообщения.

Сара вздохнула и нажала кнопку.

«Это Тодд Мадден. Жду от тебя ответа, Сара».

Вот дерьмо! Ничего, пусть подождет. Пусть ждет хоть до скончания века…

Но долг есть долг. Так уж она была воспитана.

Ее пальцы невольно сжались в кулак, когда она услышала голос сенатора Маддена, возглавлявшего сенатскую комиссию по чрезвычайным ситуациям. Этому самовлюбленному карьеристу только и надо было привлечь ее к участию в своем телевизионном выступлении, рассчитанном на публику. Саре неприятно было вспоминать, как они с Монти торчали в безвкусно оформленной студии и служили фоном для разглагольствований Маддена о гуманитарных акциях правительства США по всему земному шару.

«Иди ты в задницу!» – мысленно послала Сара этого пронырливого типа.

Затем тишину в комнате нарушил вязкий, как расплавленный битум на дороге, мужской голос.

– Могу представить, какое выражение сейчас на твоем лице, Сара. Бойд дал мне о тебе полную информацию и добавил в конце, что ты неуправляема. Он тебя бережет как зеницу ока, но на сотрудничество со мной все же дал согласие. Значит, на его защиту можешь не рассчитывать, Сара. Из своей организации Службы спасения ты, конечно, можешь уйти по собственному желанию, но вот они тебя никогда не уволят. Кого-ток увяз – всей птичке пропасть. Узнала, кто говорит? Да, это твой давнишний знакомый, презираемый тобою Логан. Уговаривать тебя мне некогда. Явись в контору в Вашингтон немедленно, и тебе там все объяснят. Заодно и я проведу с тобой инструктаж…

Саре хотелось ударить по автоответчику, заставить его замолчать, но она сдержалась.

– Перезвони и сообщи номер рейса, я тебя встречу. Не теряй ни минуты. Через час последние новости могут стать старьем.

Запись оборвалась. Сара прикрыла веки, стараясь хоть как-то вернуть прежнее душевное состояние. Какой же он наглец, этот негодяй Логан!..

2

– Это я, – мгновенно произнес Логан, как только Ева подняла трубку. – Я поселился в «Ритце».

– Спасибо, что прилетел. Я не была уверена…

– Я всегда твердил тебе, что явлюсь по первому твоему зову, – он сделал паузу, прежде чем спросить. – Как там Квинн?

– Чудесно. Он так добр ко мне…

– Попробовал бы он вести себя иначе – ему бы не поздоровилось, – усмехнулся Логан. – Увидимся завтра днем.

– Ты можешь навестить нас в коттедже и сегодня вечером.

– Не стоит злоупотреблять гостеприимством Квинна. Возможно, мое присутствие тебе как-то поможет, но на него подействует отрицательно. Не хочу раздражать его лишний раз. Пока! Береги себя!

Логан повесил трубку. Ева почувствовала холодность в его тоне, но что поделаешь! Лгать она не могла – Квинн подарил ей то, чего не было у нее никогда в жизни. Тепло его любви начало согревать ее. Последние три месяца все шло так хорошо. Был ли этим Логан разочарован? Рассчитывал ли он на обратное? Ева не знала…

Не знал этого, как ни странно, и сам Логан. Он никогда не ощущал, что Ева целиком принадлежит ему, даже когда они жили вместе. Их связь была хрупкой, и стоило Квинну сделать один твердый, уверенный шаг, как эта ниточка оборвалась под его мужественной стопой.

Телефон вновь ожил.

Маргарет?

– Привет, Логан. Давненько мы с тобой не общались…

Пальцы Логана чуть не раздавили пластмассовую трубку при звуках голоса Рудзака.

– Привет.

– Ты не удивился, услышав мой голос?

– Нет.

– А я-то надеялся преподнести тебе сюрприз, – он издал короткий смешок.

– Не удалось. Я знал, что ты позвонишь, когда придет время.

– Вот оно и пришло. Раньше мы оба жалели, что оно течет слишком быстро, но в той адской дыре, куда ты меня засадил, оно тянулось чересчур уж медленно. Я там был похоронен заживо. Каждая минута казалась годом. Представь, что я в тюрьме поседел. Ведь я моложе тебя, а теперь выгляжу на двадцать лет старше, чем ты со своей смазливой мордашкой.

– Откуда тебе известно, как я выгляжу?

– У меня на тебя собрано настоящее досье. Вырезки из журналов, записи твоих появлений на ТВ. Ты стал большим человеком, Логан. А знаешь, пару раз я был совсем рядом с тобой на улице.

– Не очень-то это приятно…

– А мне это доставляло удовольствие.

– Короче… Где Бассет?

– Я не расположен сейчас говорить о каком-то Бассете. Побеседуем лучше о тебе и обо мне. Я слишком долго ждал такого случая и хочу насладиться им сполна.

– Ты, может быть, но не я. Или мы ведем разговор о Бассете, или я вешаю трубку.

– Ты этого не сделаешь, – уверенно произнес Рудзак. – Ты будешь слушать меня столько, сколько я пожелаю. Ты же боишься, что с Бассетом может случиться нечто неприятное, если связь между нами оборвется. Ты же не так уж жестокосерден. Есть и у тебя слабина – я на это и ставлю.

– Бассет еще жив?

– Пока да. А ты что, мне не веришь?

– Нет. Я хочу услышать его голос.

– Разве голос – доказательство? Его можно записать на пленку даже в преисподней.

– Я как-нибудь разберусь сам.

– Придется тебе подождать… Бассет – лишь одно из звеньев той цепи, которая нас соединяет. Причем самое ненадежное. Тебе не пришло на ум, что первым делом после выхода из тюрьмы я навестил могилу Чен Ли?

– Разговор идет не о Чен Ли, а о Бассете, – возразил Логан.

– Нет – о Чен Ли! И все упирается в Чен Ли. Ты позволил похоронить ее в общей яме вместе с тысячами простых смертных.

– Ее опустили в могилу согласно ритуалу и скромному образу жизни, который она вела.

– Ты заставил ее быть такой, как все! – Рудзак повысил голос. – Она была королевой, а ты превратил ее в серую мышь, в посредственность.

– Отложим разговор о Чен Ли.

– А почему? Он тебе не по душе? Ты чувствуешь себя виноватым? Я раздражаю тебя потому, что напоминаю тебе о ней?

– Ты мерзавец и вдобавок свихнувшийся…

– До тюрьмы я был вполне нормальным. А если я и свихнулся, то только благодаря тебе. Ты знаешь, что я всегда был прав, и так все и продолжалось, пока тебе не удалось засунуть меня в камеру. Но я воспряну, как только мы уладим наши общие дела. Ты догадался, почему я уничтожил твой поисковый лагерь?

– Потому что он был мне нужен, – предположил Логан.

5
{"b":"8026","o":1}