ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Марсианин Хиро Мизуно
Лира Белаква
Сеть Алисы
Иммунитет. Как у тебя дела?
Невеста Его Высочества
Я – посланник
Илон Маск: прыжок к звездам
Я, капибара и божественный тотализатор
Марья-Царевна
A
A

— Он мой друг, и я не могу предать его.

— А я спасла тебе жизнь. Без меня ты бы умер.

— Верно. — Хитрая улыбка промелькнула на его бородатом лице. — Как ты понимаешь, небольшое напряжение в воздухе скрашивает жизнь.

Бринн с облегчением вздохнула.

— Так ты поможешь мне?

— Хочешь знать, чего добивается Гейдж? У него огромное богатство, а теперь он стал бароном.

— Я не спрашиваю, что у него есть, мне надо знать, чего ему не хватает. Не встречала мужчину, который был бы доволен тем, что имеет. Чего Гейдж хочет?

Малик задумался.

— Кажется, он хочет стать королем.

— Кажется?

— Он был посмешищем всей деревни, как бастард, а потом от него отказался отец. Когда тебя тычут в грязь лицом, то вполне понятно, что тебе хочется подняться и занять положение, при котором унижавшие тебя прежде теперь перед тобой гнут спины, ожидая в страхе удара.

— Но не все же мечтают о троне, — мрачно заметила она.

— Не всем дано и править другими. Гейдж всегда знал о своих способностях быть королем, поэтому его положение еще сложнее. — Малик хитро усмехнулся. — Ну так как, мой милый лекарь, сможешь ли ты дать мужчине трон?

— Нет, но я… — Бринн нахмурилась. — Он держит свое слово?

Малик не сводил с нее заинтересованных глаз.

— Как себе. Даю голову на отсечение. — Он чиркнул рукой по шее.

— Ты уверен? — не отставала Бринн.

— Твое присутствие здесь — лишнее тому доказательство, — спокойно ответил Малик. — Он ни разу не нарушил свое слово.

Все равно рискованно говорить ему о кладе в обмен на Гвинтал. Клятвы, которые дают женщинам, стоят меньше, чем слово, данное мужчине. А что, если он вообще попытается вырвать у нее правду тем же способом, как это делал Делмас?

— Ты испугалась. — Малик наблюдал за выражением ее лица. — Не бойся. Если ты сама придешь в его постель, он мягко обойдется с тобой. — Он улыбнулся. — И потом это не надолго. Женщины быстро надоедают Гейджу. Не столь уж важно, насколько ты искусна, ты не удержишь его.

Искусна? Да она почти ничего не знает о постельных науках и ухищрениях. Впрочем, утешало хотя бы то, что все продлится недолго.

Но он не получит ее. Нельзя думать о поражении, еще не начав борьбы. Гейдж Дюмонт казался ей непреодолимой силой только потому, что она устала обороняться. Пусть он груб, но она не так остро ненавидела его, как Ричарда. Надо смотреть на норманна как на противника, а не как на божество.

— Я вообще не собираюсь удерживать его, — с трудом выговаривая слова, добавила она. — Спасибо, ты помог мне.

— Я всегда стараюсь оказать любезность, а тебе, моей спасительнице, и подавно. Давным-давно я понял, что доброжелательность — то качество, о котором не приходится сожалеть. — Малик помолчал. — Однако хочу предупредить тебя, Гейдж не всегда разделяет мое мнение, особенно если речь идет о слишком суетном деле.

— Меня удивило, что он согласился.

— Потому что ты знаешь его только как воина, — повторил Малик. — А ведь он еще и купец, и поэт, и музыкант… и многое другое.

Что ж, скоро ей представится случай познакомиться с его купеческими качествами, если она решит поторговаться.

— И еще. Не можешь ли ты оказать мне услугу? — Малик повернулся на постели и посмотрел на нее своими печальными глазами. — Пожалуйста.

— О чем ты говоришь? Конечно.

— Обещай мне, что не подольешь в мою похлебку…

Присев в углу палатки, Бринн, как обычно перед сном, отвела рукой волосы со лба, укладывая их в тяжелый, блестящий узел.

Ни один звук в жизни не пробуждал у Гейджа такое острое желание, как шелест шелка ее льющихся по спине волос. Рука Бринн просто утопала в их густой копне.

Желание и страсть.

«Только бы раз овладеть ею, — думал в смятении Гейдж, — как безумная жажда обладания угаснет». Она станет для него обычной шлюхой, что везде следуют за солдатами. Ему следовало затащить ее в чащу еще в тот день и расправиться с ней на свой манер. Почему, черт возьми, он не сделал этого?

Она улыбнулась словам Малика и, слегка наклонившись, задела локоном его черную бороду.

Гнев пронзил Гейджа при виде этой нежной ласки. Дьявол, она постоянно касается его друга! Гейдж вскочил и задул пламя в светильниках. Палатка погрузилась в темноту. Но еще был виден силуэт Бринн, склонившейся над Маликом.

— Она еще не закончила с волосами, — запротестовал Малик. — Зачем ты погасил огонь? Несколько лишних минут ничего не решают.

— На рассвете мы снимаемся с места. Если она собирается развлекаться всю ночь напролет, то не следовало было просить меня уйти с этого места.

— Бринн необходимы были эти несколько минут… — Малик пытался урезонить Гейджа. Бринн жестом успокоила его.

— Ничего страшного. Мог бы сказать, что я мешаю тебе.

Ее доносившийся из темноты голос звучал мягко и нежно, но в нем чувствовалась горечь.

— Ты не мешаешь мне.

Гейдж лукавил: все в ней задевало его. Ее движения, ее беспокойные взгляды из-под острых ресниц, дерзкие, как и ее речи, запах мыла и трав, которыми она была пропитана…

— Ты же сам сказал, что…

— Иди спать.

Слегка замешкавшись, она, как всегда, хотела устроиться рядом с Маликом на его лежаке.

— Нет! — вырвалось из груди Гейджа. Спохватившись, он попытался придать спокойствие своему голосу. — Вовсе ни к чему тебе спать с Маликом. Ты сказала, что его жизнь вне опасности.

— Еще не время оставлять его без моего присмотра.

— Ты что же, спишь со всеми, кого лечишь?

— Да.

— Оставь его одного.

— Нет.

— Гейдж, я польщен, что ты считаешь меня способным представлять хоть какую-то угрозу для этой милашки, но уверяю тебя…

— Успокойся, Малик. Гейдж, мне лучше знать, что ему надо, и я не оставлю его до тех пор, пока не пойму, что ему ничто не угрожает.

— И ты уверена, что, прижимаясь к нему в постели, ты лечишь его?

Бринн не сразу ответила, но, когда наконец слова с болью вырвались из нее, казалось, их вытащили оттуда насильно.

— Да, — выдавила она из себя.

— А как же твои расчудесные травки и лекарства? Разве они плохо помогают?

— Это не одно и то же… Почему ты не…

— Ты не слишком стеснительна. А вдруг ты захочешь удовлетворить свои собственные желания, пользуясь Маликом?

— Только не это! — Ее голос дрожал. — Неужели ты думаешь, что я не сделала бы для тебя такую малость, если бы это не повредило ему? Ты пошел мне навстречу, решив уйти с этого места, и я обязана тебе. Но я не могу… Мне пока еще нельзя оставлять его ночью.

— Почему?

— Порой приходят драконы.

— Драконы?

— Ну, не настоящие звери. Я не уверена, что они существуют в своем обличье. Это слабость, зараза, и… — Ее голос понизился до свистящего шепота: — …и смерть. Они выжидают и набрасываются на нас ночью, когда мы беззащитны.

— Так ты можешь сдержать этих зверей, прикасаясь к Малику?

— Я не говорила, — поспешно возразила Бринн, — что могу лечить прикосновением. Иначе я обратилась бы в волшебницу. А только Господь может лечить всех.

— Малик уже клянется, что его выздоровление — просто чудо.

— Оставь ее в покое, — отозвался Малик.

— С какой стати? Разговор только-только начинает мне нравиться. — Гейдж попытался заглянуть ей в лицо, но в мерцании лунной ночи оно отсвечивало бестелесной бледностью. — Расскажи мне еще что-нибудь о драконах, с которыми ты бьешься.

Бринн молчала.

— А может, скажешь о рецепте похлебки, которая вылечила Малика?

— Он еще болен.

— Так, значит, его лечит бальзам?

— Именно он.

— Прекрасно. Поэтому ты сегодня ночью спать будешь отдельно.

— Я не могу оставить его. Если тебе кажется, что я колдунья и лечу его волшебством, то можешь так и думать. Мне все равно.

— Колдовство — выдумка. — Гейдж, помолчав, добавил: — Впрочем, ты веришь в него, не так ли?

— Верь я в такое богохульство, церковь давно бы сожгла меня на костре. Я не колдунья. Лечит бальзам, — быстро проговорила она. — И сплю я вместе с твоим другом только потому, что в любое время ему может понадобиться моя помощь. Все очень просто.

17
{"b":"8027","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Формы и содержание. О любви, о времени, о творческих людях. Проза, эссе, афоризмы
Кто такие эти мужчины? Ответы на главные вопросы женщин
Бессмертный полк. Истории подвига
Эксперимент «Исола»
Как научиться оптимизму. Измените взгляд на мир и свою жизнь
Отголоски далекой битвы : Отголоски далекой битвы. Вторжение демонов. Джокер
Песнь Ахилла
Рабыня
Записки книготорговца