ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бринн наблюдала за ними через весь зал. Настилы они расположили в нескольких футах друг от друга, но у нее окрепло странное чувство, что Малик и Эдвина находились в одном невидимом коконе, окутавшем их.

— Наелась? — спросил Гейдж.

— Да. — Бринн вытерла губы, облизала пальцы. — Я сыта. А ты? Тогда я хочу кое-что показать тебе.

Брови его сошлись на переносице, выражая крайнее удивление. Он нехотя поднялся из-за стола.

— Надеюсь, не кого-нибудь из своих духов. У меня совсем нет желания сталкиваться с ними сегодня ночью.

Бринн встала и молча пошла к двери из зала.

— Не могу обещать, что ты не почувствуешь их присутствия, но я имела в виду совсем другое. — Она вынула из кольца один из факелов и направилась в темный холл. — Этот зал… Я частенько приходила сюда ребенком. — Она осветила каменные ступени и, поднявшись по ним, прошла вдоль длинного темного зала. — Это мое любимое место в замке. Мне надо, чтобы ты увидел его.

Ей хотелось именно здесь видеть его рядом с собой. Ее просто захватило желание делить с ним каждую минуту, поведать обо всем, не забыв мелочей, убедиться, что он прикоснулся к тому, что ей дорого.

Она должна постараться не думать о кошмарном сне. С ним ничего не случится. Она уверена, что никакое зло…

— Пришли! — Она шагнула в открытую, окованную латунью дверь. — Думаю, это был зал заседаний.

Он последовал за ней.

— С чего ты взяла?

— Взгляни вокруг. — Бринн подняла факел к выцветшим гобеленам, все еще висевшим на стенах. Военные сражения, рыцарские турниры, картина, изображавшая рыцаря на коленях перед бородатым королем. — Ничего из придворной жизни — ни трубадуров, ни сбора урожая. Это зал воина.

— Тогда странно, что тебе он так нравится. — Гейдж взял у нее факел и прошелся по залу, освещая гобелены. — Почему?

— Потому что здесь их былая слава, все, что они сделали ради мира, все, чем они гордились. Разве ты не видишь их сейчас вокруг стола, не слышишь, как они говорят, смеются…

— А ты?

— Я вижу! — Она подошла к нему. — Я вижу и слышу все.

— Значит, и я тоже, — пробормотал Гейдж, внимательно рассматривая изображенного на гобелене Гевальда, посвящающего в рыцари молодого, одетого в доспехи воина. — Потрясающе. Они как живые.

— Я знала, ты все поймешь. — Она дотронулась до его руки. — В этом зале все по-другому. Здесь нет и следа печали.

— Почему ты считаешь, что все остальные залы погрузились в скорбь? Что здесь произошло?

— Они все оставили Гевальда, — просто ответила она. — Он больше не захотел войн и вложил свой меч в ножны, однако другие воины не были к этому готовы. Был построен замок, им не с кем стало воевать, и они заскучали здесь, в Гвинтале. Они любили сражения, их жизнь состояла из битв. Один за другим они уезжали отсюда, в замке остались только Гевальд и Бентар. После их смерти последние слуги переселились в деревню.

— Кроме потомков Бентара.

Бринн согласно кивнула.

— Они не захотели покидать замок и построили небольшой домик неподалеку отсюда. Завтра я покажу тебе его. — Она взяла факел у него из руки и, пройдя через весь зал к камину, разожгла огонь. Дерево занялось сразу, весело потрескивая, наполняя комнату жарким теплом. — Но это никогда не значило… что это особое место. Я хотела оказаться здесь вместе с тобой.

— Понимаю. Зал чисто убран, и ты положила дрова в камин сегодня днем.

Он все подмечал. Редко что ускользало от его внимательных глаз.

— Я не все успела. — Бринн посмотрела на обломки старого дубового стола, стулья и перевела взгляд в дальний конец зала, куда она все сдвинула. — Мне надо было бы избавиться от всего этого много лет тому назад, но они — неотъемлемая часть этого зала заседаний. Его я чувствую кожей, когда прихожу сюда. — Она повернулась к нему. — Я боялась, ты не сможешь…

Она замолчала: волнение сжало горло, стало трудно дышать.

Пламя красноватым огнем высветило крупную фигуру Гейджа, и его тень легла на гобелен, совместившись с изображением Гевальда. На мгновение ей показалось, что Гевальд сошел со стены, настолько они напоминали один другого.

— Что с тобой? — Гейдж подошел к ней. Тень следом проплыла по гобелену. Она улыбнулась.

— Ничего. Игра теней.

«Гейдж и Гевальд», — подумала она. Ну, конечно. Как же она не догадалась раньше!

Остановившись рядом, Гейдж пристально посмотрел ей в лицо.

— Что-то мне не очень нравится этот Гевальд.

— Почему?

— Потому что ты его слишком любишь.

Его слова рассмешили ее.

— Верно. У меня к нему особое, глубокое чувство, но со временем, думаю, ты все поймешь. Он очень был похож на тебя.

Гейдж покачал головой.

— Не думаю, чтобы мне пришла мысль построить крепость для мирной жизни. Скорее, я был бы в рядах рыцарей Гевальда, затосковал бы, а потом бежал бы отсюда. — Глянув через плечо на прекрасные, хотя и выцветшие гобелены, он поставил факел в кольцо у камина. — Готов поспорить, он сам заскучал! И если бы не его упрямство, то уверен, он бросил бы замок и уехал из Гвинтала.

— Он не вернулся бы к войне. Он устал и потерял здоровье в сражениях.

— Наверняка уехал бы! — Он пристально всмотрелся в лицо Гевальда на гобелене. — Но в жизни для мужчины есть приключения поинтереснее, чем рубить головы мечом.

Бринн улыбнулась.

— А вдруг он стал бы принцем торговцев?

— Все может быть. — Он перевел взгляд на нее и улыбнулся в ответ. — Правда, для этого требуется умение и терпение, такими качествами вряд ли обладал Гевальд. Не так много на земле мужчин, которые сумели бы превзойти меня в умении торговать.

Она усмехнулась.

— Ты говоришь, как Малик.

Он посерьезнел.

— Нет, не так. У Малика гораздо больше терпения, чем у меня. — Присев на корточки возле нее, Гейдж ожидающе посмотрел ей в глаза. — Почему ты решила привести меня в этот зал, Бринн?

Время пришло. Она не думала, что именно сейчас ею овладеют такая робость и неуверенность. Бринн облизала пересохшие губы, во рту стало сухо.

— Это особое место.

Он ждал.

— Я хочу, чтобы ты знал… Я не могу сказать тебе, что не верю в то, что видела… — Наклонившись к нему, Бринн взяла его за руки, — Но даже если это действительно случилось… если ты убил Делмаса, Я хотела бы… — Она закрыла глаза. — Я принимаю это.

Он напрягся.

— Принимаешь что?

— Принимаю чувство вины, даже если с ним мне придется прожить до конца моих дней. Я найду в себе силы для этого. — Она склонила голову к нему на грудь и прошептала: — Потому что не могу жить без тебя.

— Слава Богу! — Прижав ее голову к себе, он качнулся. — Я уже перестал надеяться, что это случится.

— Я не устану молить Господа простить тебе все вольные и невольные прегрешения. В том, что случилось, только моя вина. Ты не виновен в…

— Помолчи! Я перестал быть невиновным с того дня, как впервые отправился в поход с Хардраадой. — Он губами потерся о ее затылок. — Но для тебя было бы гораздо легче, если бы ты мне поверила.

— Я бы хотела, чтобы ты… Ты… — Она повернулась так, что ее губы коснулись голубой жилки на его шее. — Я хочу принадлежать тебе сегодня. Здесь. В этом месте. Пожалуйста, не отказывай мне!

Он отстранил ее от себя, чтобы вглядеться в ее лицо.

— Не знаю, буду ли я способен, — сказал он дрожащим голосом.

Она встала.

— Раздевайся!

Она направилась в неосвещенную сторону зала и вернулась с шерстяными одеялами, приготовленными ею заранее. Расстелив их у огня, она сняла платье и положила его рядом.

Бринн повернулась к Гейджу.

Обнаженный, мощный, возбужденный. Когда он шел к ней, дрожь охватила ее.

Ей казалось, что приближается неистовый ураган, способный подхватить, закружить, унести, погубить, но и подарить восторг и всепоглощающую радость, упоение, нежность. Она сделала один маленький шаг, затем другой ему навстречу.

Гортанный, хриплый возглас восторга! Он поднял ее и вошел в нее с той же необузданной животной силой, как и в первый их день.

63
{"b":"8027","o":1}