ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стазис
Рыцарь Родриго и его оруженосец
Ромео должен повзрослеть
Тьяна. Избранница Каарха
Дети-одуванчики и дети-орхидеи
Без паники!
Уйти, чтобы выжить
#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы
Страх близости: Как перестать защищаться и начать любить
A
A

Она вскрикнула от боли и сладострастия, когда они слились воедино.

Его грудь поднималась и опускалась в такт тяжелому дыханию и яростным движениям в ней. Крепче, еще ближе к нему. Приподняв голову, он накрыл ее губы ртом.

Сладкая истома. Дикое упоение. Только Гейдж мог дать сразу и то и другое.

Она заметила в его глазах слезы.

— Я… правда… я… люблю… О, проклятие!

Он встал на колени хрипло, глубоко дыша.

Раскинувшись, она лежала на шерстяных одеялах и не спускала с него глаз. Его иссиня-черные волосы спутались, в них мерцал огонь. Его ноздри раздувались в такт его движениям. Он глубоко и крепко вошел в нее.

Она выгнулась ему навстречу, стараясь вобрать в себя всего его.

— Гейдж…

Безмолвные изображения на гобеленах у него за спиной нашептывали о своих мечтах, о былой славе. Огонь и пламя камина. Гевальд над ней, его тень поглотила ее, давая наслаждение. Нет, это Гейдж. Живой, трепетный, любящий. Он один. Такой же. Одно целое с ней.

Навеки.

— Мне бы хотелось, чтобы ты произнес это, пожалуйста. — Бринн приподнялась, облокотившись на локоть. — Прямо сейчас.

— Произнес что?

— Все вместе. А не обрывки.

Гейдж застенчиво улыбнулся.

— Ну, ладно. Хотя мне это нелегко. — Он поцеловал ее розовый сосок. — У тебя потрясающие груди. Я обожаю их.

— Я Бринн из Фалкаара.

— Позволю себе не согласиться. Ты — это великолепное тело и прекрасные груди. — Его рука прошлась по завиткам волос на лобке. — И еще это место для неистощимых удовольствий. — Он положил ее на себя и крепко прижал, приподняв ее упругие ягодицы. — Как я люблю эту прелестную узкую норку! Как она сжимает моего богатыря в своих нежных объятиях!

— Ты не войдешь туда, пока я не услышу от тебя другие слова.

— Так ты хочешь услышать, что ты моя госпожа и моя супруга? Что я с уважением отношусь к тебе, ценю твой ум и сердце так же, как и твое тело? — Его голос звучал глухо у нее в волосах. — Это официальное предложение. Не знаю, заслуживаешь ли ты его после того, как заставила меня пройти такое испытание.

— Заслуживаю.

Он усмехнулся.

— Раз так, ладно. — Он хрипло произнес: — Я… люблю тебя, Бринн из Фалкаара.

Ее глаза заволокли слезы счастья.

— Вот видишь, не так уж трудно.

— Тяжелее, чем тебе кажется. — Он нежно положил ее на спину и посмотрел на нее сверху вниз. — А теперь я жду твоего слова. Когда мы поженимся?

Она сжалась.

— Поговорим об этом позже.

— Нет, сейчас.

— Я же не желала… — Она нетерпеливо бросила на него взгляд снизу вверх. — Пожалуйста, не порти нам эту ночь.

Едва слышно он выругался.

— Ты жить без меня не можешь, но не хочешь выйти за меня замуж? Что за глупость?

Она не ответила.

— Мне это не нравится! — Он четко выговаривал каждое слово. — Ты приводишь меня сюда. Ты пользуешься мной. Ты заставляешь меня…

— Я просто хотела… Почему ты так настаиваешь на этом? Зачем тебе больше, чем ты получил?

— Потому что я люблю порядок и ясность во всем: я хочу все поставить на свои места, не смешивая все в одну кучу. — Он замолчал, внимательно всматриваясь в ее лицо. — Весь сегодняшний день ты странно вела себя, следила за мной, подобно хищнику, готовому вцепиться в жертву, а потом уговорила меня лечь с тобой.

— Уговоры тебе не повредили.

— Верно. Мне хотелось верить, что все прекрасно, но оказалось, не все так хорошо?

— Поговорим снова тогда, когда ты получишь сокровища. — Она решительно сжала губы. — Не хочу думать о…

— Свадьбе? Детях? — Он помолчал. — Об отъезде из Гвинтала?

Уехать из Гвинтала. Даже самой себе она не решалась сказать о такой возможности после того, как выйдет замуж за Гейджа. Она вообще не имела в виду свадьбу. Ей просто хотелось слиться с ним, отдаться ему, взять его. Она стремилась ухватить призрачный миг счастья, прежде чем…

Дрожь снова пробежала по ее телу… Этот кошмарный сон…

— Нет! — Она притянула его к себе и крепко прижалась к его телу. — Молчи! — с отчаянием пробормотала она. — Пожалуйста, ничего не говори. Не сейчас. Еще не время.

Его ставшее было неприступным тело вдруг обмякло, и он прижал ее сильнее.

— Прекрасно! Не сейчас. Думаю, я достаточно завоевал в эту ночь, — сказал Гейдж и мрачно добавил: — Но скоро ты скажешь. Клянусь Господом, скоро, очень скоро, Бринн!

Дом Бринн из Фалкаара время не пощадило. Дерево повалилось на соломенную крышу, проломив в ней огромную дыру. От сада ее матери, где росли травы, осталась только спутанная виноградная лоза да заросшая сорняками земля.

— Здесь мы ночевать не останемся! — мрачно сказал Гейдж, стоя на пороге дома и глядя в зияющую на потолке дыру. — Далеко до пещеры с кладом?

— Не очень. Возможно, несколько часов пути. Но я смогу найти ее только днем.

Малик изучающе посмотрел на солнце.

— До заката не более часа. Давайте разобьем лагерь и двинемся дальше завтра утром. — Он развернул лошадь. — Здесь есть поблизости вода, Бринн?

— Ручей примерно в миле отсюда, в лесу. — Ночь в лесу. Ночь, таящая опасность. Повернувшись к дому, она поспешно сказала:

— Почему бы нам не остаться здесь? Я очень устала, а вы? Мы тут быстро все приведем в порядок, как и в замке. По крайней мере, хоть какая-то крыша над головой.

— Упавшее на твой дом дерево огромное, — поморщилась Эдвина. — И мне не хотелось бы на себе проверить, кто поселился в его ветвях. — Она пришпорила лошадь и вывела ее обратно на тропинку. — Я не боюсь тараканов! — крикнула она, обернувшись. — Но уверена, что слышала, как кто-то там шевелится.

— Это ведь просто дом, Бринн, — сказал Гейдж. — Твоей матери здесь нет, и вспомни, она ведь решила уехать отсюда. Так что тебе не стоит оставаться сейчас в своем далеком прошлом.

Ей не хотелось уходить отсюда: в этом доме ожили бы ее воспоминания о матери. Гейдж напрасно переживал, боясь, что она расстроится. Ей, конечно, было грустно видеть это разрушение. И в то же время сердце сжималось от щемящей радости. Их сад, где росли травы, где она провела не одно счастливое утро, работая в нем вместе с матерью. Здесь она не ощущала присутствия прежних обитателей, как в замке. Ее мать погибла насильственной смертью, но она выполнила свое предназначение в жизни. У нее был дар, и она беззаветно и щедро раздаривала его.

— Ты прав, ее здесь больше нет, — вздохнула Бринн.

Он взял ее за руку и повел к лошади. Волны уверенного спокойствия мягко прокатились по ее телу, когда он посадил ее в седло.

— Я знаю, у тебя сегодня трудный день, но у ручья мы устроим привал. Ты сказала, он всего в миле отсюда?

Ее молнией прострелила мысль о несчастье, которое она предчувствовала и хотела предотвратить. Ей показалось, что эта миля будет тянуться вечно.

Уговорить Гейджа ночевать в доме ее родителей Бринн не удалось. Ей оставалось только ждать, следить и пытаться предотвратить нависшую над ним беду.

— Езжай вперед. Я — следом.

Он удивленно поднял брови.

— Тропа достаточно широка, чтобы ехать рядом. Но если он окажется у нее за спиной, она не сможет уберечь его от гибели.

— Я хочу ехать одна.

Он пожал плечами и пришпорил коня.

— Не отставай!

Она и не собиралась тащиться вдалеке от него. Надо успеть предупредить нападение.

— Я буду держаться очень близко.

Кто-то следит.

Они проехали всего четверть мили по лесу, как Бринн почувствовала озноб. Ее глаза в панике обшаривали густой кустарник по сторонам тропы. Ничего. Никого.

Но как ей узнать: а вдруг за ветками скрываются враги?

Она крепче сжала поводья. Возможно, ей только показалось. А может, страх сыграл с ней шутку?

Господи Боже, это не воображение! Кто-то за ними следил. В этом она была так же уверена, как и в присутствии Гейджа на тропе впереди нее.

Ее ладони стали липкими от страха, холодный пот стекал струйками по спине. Почему Гейдж не чувствует опасности, как она? Куда девался его воинский инстинкт? Он, казалось, вообще ничего не боялся. Вот так обычно и случается. Отвлекся на мгновение, и кинжал торчит из…

64
{"b":"8027","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нищий
Хозяин Замка Бури
Тёмный Травник. Обрести тело
Хранитель драконов
Неласковый отбор для Золушки
День, когда я научился жить
Правда о деле Гарри Квеберта
Большая книга психологических кризисов. Программа помощи от 3 до 103 лет
Лесовик. Хранилище