ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Гейдж!

Он беспокойно оглянулся.

Как ей рассказать ему, верившему только своим глазам, о чудовищном сне, о своем-предчувствии опасности? Он ни за что ей не поверит и только посмеется над ее нелепыми страхами.

— Пошла! — Она пришпорила лошадь, пустив ее в галоп, и поехала рядом с Гейджем. — Я устала ехать шагом, — сказала она, схватив его жеребца за круп.

— Что за…

Он бросил на нее испуганный взгляд. Его жеребец понесся вперед, храпя и вскидывая круп.

Она помчалась на лошади следом, стараясь не отставать, пока они не нагнали Малика и Эдвину.

— Бринн, что-нибудь… — начал Малик.

Впереди на тропе виднелся поворот. Что, если Ричард именно там поджидает Гейджа?

Пришпорив лошадь, она обогнала Гейджа.

Никого.

Но кто-то по-прежнему не спускал с них глаз. Замерев, когда они останавливались, и устремляясь вперед одновременно с ними.

Пробирается украдкой. Ждет. Там.

Остановив лошадь у ручья, Бринн соскочила с нее, тяжело дыша, словно везла на себе непосильную ношу.

— Что там случилось? — спросил Гейдж, пытаясь осадить своего жеребца, прежде чем спешиться. — Ты едва не сбросила Малика и Эдвину с тропы.

— Кобыла захотела пить. — Бринн отпустила лошадь к воде. — Мне хотелось поскорее добраться сюда.

— Похоже на то, — мрачно заметил Малик, подъехав с Эдвиной к ручью. — Мы наверняка не выпили бы всю воду из ручья до твоего приезда.

— Знаю. — Ощущение преследования ушло. Вечерело. Солнце уже скрылось за деревьями. Скоро упадет темнота, и они будут в безопасности. Если беде и суждено случиться, то днем. — Нам бы успеть разбить лагерь до темноты.

— Пойду соберу дров. — Гейдж направился к кустарнику слева от тропы.

— Нет! — Она рванулась за ним. — Я сама. Привяжи жеребца. Он еще не пришел в себя.

— Как и я, — пробормотал Гейдж, глядя, как она уходит в лес. — И с каждой минутой мне все больше становится не по себе…

— Так расскажи мне, что же с тобой происходит? — спросил Гейдж, когда после ужина они расположились на ночлег.

Она знала, что расспросов не избежать. Она приготовилась к его мрачному настроению, едва они доехали до ручья. Странно, что он не заговорил с ней во время ужина или когда она его только готовила.

— Рассказать тебе о чем?

— О том, что волнует тебя.

— Со мной все в порядке.

Гейдж шумно засопел.

— Черта с два! Сейчас тебе получше, чем тогда на тропе, но ты еще напряжена, как копье.

— Мне пришлось пережить… замок, дом…

— Но что тебя так напугало?

— Я не испугалась. — Она закрыла глаза. — Спокойной ночи!

Она думала, он продолжит начатый разговор, но он только обнял ее.

Темнота окутала их, а в темноте он в безопасности. Ей надо проснуться засветло, только дневной свет таит для него угрозу. Она верила в свой вещий сон.

Вряд ли сегодня она вообще сможет заснуть.

— Я с радостью покину эту проклятую землю! — резко сказал Гейдж. — Мне не по душе, что она творит с тобой.

Виноват не остров, а дьявольское зло, которое привела сюда она, — Ричард и его алчность к богатству. Если Гейдж погибнет, то в ответе будет она.

— Гвинтал не виноват.

— Ну, разумеется, это такое прекрасное место!

— Ну и не надо… Спокойной ночи!

Он пробормотал что-то нечленораздельное и еще крепче сжал ее в своих объятиях.

Не подходи, убийца, молила она невидимого преследователя! Оставь его невредимым. Пусть ночной кошмар останется только сном.

Он опять появился.

Она в ужасе проснулась среди ночи, охваченная еще большим страхом, чем во время приснившегося кошмара.

Потому что он пришел.

Она чувствовала его взгляд из кустарника. Он следил за ними.

Как давно он притаился здесь?

Обливаясь холодным потом, она лежала не двигаясь. От невозможности что-то предпринять ее обуяла паника. Она должна броситься за ним в кустарник, опередить его.

«А почему нет?» — в отчаянии подумала она. Почему бы ей не кинуться за ним? Это лучше, чем ждать его нападения. Она не может допустить убийства Гейджа.

Он и — убит. При мысли об этом ей стало плохо. Она этого не вынесет.

Не спеша, осторожно она сняла руку Гейджа со своего тела и села.

Шорох. Что-то мелькнуло там, в темноте… Взгляд ее, выжидающе-настороженный, по-прежнему не отрывался от кустов.

Тихонько встав, неслышно ступая, Бринн вышла из светлого круга, оставленного догорающим костром, и вошла в лес.

Где он?

Она закрыла глаза, вслушиваясь в тишину ночи и стараясь определить направление.

Вдруг ее веки резко поднялись.

Он идет!

Она чувствовала его движение через редколесье… быстрый, смертельно опасный.

Потом она увидела его глаза.

Желтые, дикие, блестевшие в лунном свете.

Желтые?

— Селбар? — прошептала она.

От облегчения у нее закружилась голова. Она бессильно прислонилась к ближайшему от нее дереву. Не Ричард. Селбар. Когда волк выступил из кустов, она сразу узнала его по длинному шраму, проходившему через все плечо и шею.

Улыбнувшись, она шагнула вперед.

— Ты пришел поприветствовать меня? — вполголоса ласково спросила она. — Подойди ко мне, мальчик мой, давай…

— Не двигайся! — раздался у нее из-за спины голос Гейджа. — Стой, где стоишь, Бринн!

Насторожившись от звука его голоса, Селбар тихо зарычал и выгнулся, приготовившись к прыжку.

— Уйди! — сказала Бринн Гейджу, шагнув к волку. — Он мне ничего не сделает. Иди сюда, малыш, иди и…

Что случилось с Селбаром? Он смотрел на нее, оскалившись.

Гейдж загородил собой Бринн.

— Не двигайся! — повторил он и поднял свой меч.

— Убери меч. Не трогай его!

Продолжая рычать, Селбар медлил. Мгновение — и он исчез так же тихо, как и пришел.

Бринн опечалилась. Последняя надежда — Селбар — не узнал ее.

— Тебе не следовало вмешиваться. Селбар не тронул бы меня.

— Ради Бога, ты что, не видела, как он подкрался к тебе? Он вот-вот прыгнул бы и разорвал тебе горло.

Она покачала головой.

— Он не стал бы… — Бринн замолчала, вспомнив позу волка, нацелившегося на нее. «Селбар не признал меня!» — с отчаянием подумала она. Он мог бы вообще разорвать ее, как сказал Гейдж. — Он не вспомнил меня.

— Ты вся дрожишь. Пошли к костру.

Она покорно позволила ему провести себя через лес к лагерю и удрученно присела у огня, не в силах прийти в себя.

— Не понимаю. Он угрожал мне, словно я его враг. Я была к нему привязана… Я любила его.

— Я знаю. — Он нежно уложил ее на одеяло и накрыл другим, закутав поплотнее. — Он просто лесной зверь. Нельзя требовать от него такой же долгой памяти, как твоя.

Он уже говорил это, припомнила она. Она даже спорила с ним.

— Я думала, здесь все осталось по-прежнему. Я была уверена, что и он не изменился.

Гейдж сел рядом и притянул ее к себе.

— Откуда ты узнала, что он здесь?

— Почувствовала. Он шел вслед за нами.

— Тогда ты, должно быть, решила, что он может тебе угрожать, иначе ни за что не взяла бы мой нож.

— Нож?

Она посмотрела на него в панике, а затем перевела взгляд на свою руку.

Ее рука сжимала костяную ручку ножа Гейджа.

— Не помню, когда я взяла его, — прошептала она.

— Ты разбудила меня, когда вынимала его из ножен. Не слишком надежное оружие для защиты от волка.

Но смертельно опасное для человека. Резкий удар — и нож унесет человеческую жизнь. Разве она взяла его не для того, чтобы разделаться с Ричардом? И с какой яростью она бросилась в лес! Неужели она убила бы человека ради спасения Гейджа? «Господи, спаси и помилуй!» Она в ужасе поняла, что смогла бы.

Нож выпал из ее рук, и она спрятала лицо на груди у Гейджа.

— Все пройдет, Бринн, — прошептал он. — Все меняется. Может, он и узнал тебя, если шел за тобой следом. А может, я напугал его и в нем сработал инстинкт.

Все меняется.

Селбар мог разорвать ее.

Она могла пойти против того, во что верила, ради спасения Гейджа.

65
{"b":"8027","o":1}