ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Просто не представляю, куда переставить этот огромный стол. — Бринн была озабочена. — Он занимает много места, и некуда будет поставить кровать малыша.

— Давай выкинем его на конюшню, — предложил Гейдж. — Он просто развалина. Да и зачем он нужен теперь?

— Гевальд так не считал! — сердито посмотрела на него Бринн. — И я так не думаю. Не надо быть неблагодарным.

Он насмешливо поклонился.

— Прошу принять мои извинения вам и Гевальду.

— Я прощу тебя, если найдешь место для стола.

— Может, в спальню у большого зала, — вздохнул он. — Если, конечно, Гевальду не покажется слишком далеко.

— Думаю, так мы и сделаем.

— Какая глупость! — проворчал Гейдж. — В замке столько залов, покоев, столько комнат! Почему именно здесь надо устраивать спальню для ребенка?

— Потому что здесь удобно. — Она повернулась к двум солдатам, нетерпеливо поджидавшим у дверей. — Отнесите эти вещи в спальню у нижнего зала. — Она проследила, как они вынесли стол, и посмотрела на гобелен с изображением Гевальда. — А еще потому, что я хочу, чтобы твой сын родился именно в этом зале для военных советов, в зале заседаний.

— А вдруг будет дочь? — Пройдя через весь зал, он, обняв Бринн, нежно поглаживал ее большой живот. — Подождем еще два месяца.

— У нас будет сын. Я чувствую это, — улыбнулась она ему через плечо. — А рождение девочки тебя очень расстроит?

Он усмехнулся.

— Я буду любить ее, как и ее мать.

— Это не ответ.

Он задумался.

— Я буду рад, если ты разрешишь мне обучать ее владению мечом и луком, а еще…

— Не разрешу!

— Боюсь, придется на это пойти, — поддразнил он ее. — Мужчине нужен рядом надежный союзник, когда он идет на битву.

Улыбка сошла с лица Бринн.

— Собираешься воевать? Неужели Вильгельм решится отобрать Редферн у Малика и Эдвины?

— Не исключено. Ему не понравилось, что я отдал Редферн Малику. Мысль о том, что сарацин отхватил такой лакомый кусок, привела в негодование его баронов.

— Тебе он был ни к чему, у тебя Гвинтал и Бельрив. Вильгельм обещал тебе Редферн, и какое ему дело до того, как ты им распорядился?

— Пока бы я был там хозяином.

— Эдвина, как жена сакса, сохранила его титул. Это-то что-нибудь да значит для Вильгельма?

— Абсолютно ничего, — нахмурился он. — Мне было бы спокойнее, если бы Малик и Эдвина поскорее вернулись с Востока и вступили во владения Редферном. Присутствие там Лефонта — прекрасная защита, но вопрос надо решать. Как только наши друзья поселятся там, у нас не останется забот по этому поводу. Бароны могут подавиться своей злостью и завистью. Со мной они не вступят в борьбу.

— Малик говорит, что восточные врачи умеют многое, что не по силам нам, — сказала Бринн. — Он ищет чуда для Эдвины.

— Помолимся Господу, чтобы он нашел его.

— Уверена, что найдет. Счастье само по себе чудодейственное средство, а я никогда не видела Эдвину более счастливой. — «Почти такой же, как я сама», — подумала Бринн. Нет, никто не испытывал и малой доли ее довольства и радости. — После рождения нашего ребенка я бы хотела поехать к ним, быть рядом с Эдвиной, когда ей понадобится моя помощь.

— Сдается мне, тебе пришлись по нраву переезды.

— Может быть. — Ей понравилось при дворе Вильгельма, но задерживаться там ей не хотелось. С другой стороны, Бельрив оказался столь же красивым, как и Гвинтал, но при этом настолько погрязшим в мирской суете, что ее так и подмывало применить свой дар. — Пока могу бывать в Гвинтале, возвращаться к себе домой…

— А разве мы так не делаем? — Он губами притронулся к мочке ее уха. — Я держу слово, Бринн.

— Это правда. — Она подняла глаза на гобелен. Бринн показалось, что Гевальд улыбнулся ей. Должно быть, солнечный блик или ее воображение. В эти дни ей казалось, что весь мир улыбается. — Я подумала… назовем нашего сына в его честь.

— Если родится сын.

— Я же сказала тебе, что уверена в этом. Ты не возражаешь, если мы дадим ему имя…

— Гевальд? Как хочешь.

— Нет, не Гевальд. Это имя слишком трудное и некрасивое. Честно сказать, мне оно никогда не нравилось. Я думала назвать сына Артуром.

— Но ты ведь сказала, что ты хочешь назвать его в честь Гевальда?

— Воином его знали под именем Артур. Он и все солдаты, что пришли с ним в Гвинтал, стерли следы своей прошлой жизни, поселившись здесь. Они вычеркнули из нее все, что было до прихода сюда.

— И даже изменили имена?

— Для них началась новая жизнь, — согласно кивнула она.

Он задумался.

— Кажется, я слышал об этом Артуре?

— Разумеется. Я же говорила тебе, что он был очень знаменитым.

— Но Британия еще не весь мир. А что ты скажешь о своем предке, о Бентаре? Его главном советнике. Он тоже сменил имя?

Бринн удивленно посмотрела на него.

— Конечно. Он был очень сговорчивым и сделал так, как пожелал Гевальд.

— И как же его звали до приезда в Гвинтал?

Она прижалась к Гейджу, задумчиво глядя на гобелен с выразительной картиной давно минувших лет, чувствуя, как новая жизнь толкается в ней.

— Так вот, его звали Мерлин.

ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА

Артур Бритонский — правда или миф?

В Британском музее немало документов, датированных 499 или 519 годом (точные даты еще оспариваются), о мифическом короле бриттов, герое легенд — об Артуре и рыцарях «Круглого стола». В битве при Бадоне он держал на своих плечах крест Господа нашего Иисуса Христа три дня и три ночи. Позже, в средневековье, уэльский монах Ненниус составил произведение, получившее известность под названием Британская история. В ней Артур представлен как предводитель воинства, последний борец за свободу против англосаксов, а не как король. В этом документе он действует под именем Артура Солдата.

Немногие свидетельства существования этого таинственного воина в изобилии дополнены циклами английских, французских и германских сказаний, где героем выступал Артур. Еще в 1170 году настоятель Тьюкесберрийского аббатства писал: «Кто там, — спрашиваю я, — кто не говорит об Артуре Бритонском, хотя он и менее знаком жителям Азии, чем бритонцам, если верить пилигримам, возвращающимся из восточных земель?» Трубадуры складывали о нем баллады, летописцы воспевали и прославляли его деяния. Легенда обрастала событиями и менялась, став частью нашего бытия.

Какие сказания правдивы, а что есть вымысел, сегодня не скажет никто. Нам только известно, что Артур пробуждает страсти и бередит воображение вот уже четырнадцать веков.

Теперь о моем романе «Полночный воин». Существовал ли Гвинтал? Или им был Авалон, остров здоровья, куда монах Джоффри Монмаусский, прозванный Артуром, был привезен на лечение от смертельной раны? Оставляю выбор за вами. Любая история должна позволять себе и стремиться быть понятой каждым по-своему, с присущим ему воображением… и мечтами.

73
{"b":"8027","o":1}