ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Какого черта ты приехал сюда? – спросил Ной. – Я же просил тебя ждать моего звонка.

– Мне пришло в голову кое-что относительно Ишмару. – Сет закрыл дверь и прошел в номер. – И я понял, что понадоблюсь тебе здесь.

– Я вполне могу справиться с ним сам.

Сет покачал головой:

– Ошибаешься. Ты не представляешь, с кем тебе придется иметь дело. – Плюхнувшись в кресло, Сет закинул ногу на ногу. – Ты сейчас не в такой форме, какой был прежде. Во всяком случае, не в такой, какая требуется для поединка с Ишмару.

– А что такого особенного ты разузнал про него?

– Он маньяк. Безумец. Помешан на убийствах. Тебе это трудно представить и вообразить. Ты другого плана человек.

– А ты?

– Иногда я тоже бываю слегка не в себе. – Сет поморщился. – Как ты понимаешь, я не собираюсь приносить себя в жертву этому подонку. – И обвел взглядом более чем скромную обстановку номера. – Кофеварки нет. Теперь я по-настоящему понял, насколько это убогая дырища. Давай поедем куда-нибудь позавтракаем. Я не ел со вчерашней ночи.

– Я не могу выйти отсюда, потому что в любую секунду может приехать Кейт. – Глядя в глаза другу, Ной повторил:

– Поезжай, куда я тебя просил, Сет. Тебе не следовало появляться здесь. Мне не нравится, когда кто-то вмешивается в мои планы.

Каждое слово звучало как удар хлыста. И Сет сразу выпрямился в кресле. От его расслабленности не осталось и следа.

– А я терпеть не могу приказного тона. В былые времена мы вместе обсуждали планы.

– Но не сейчас. Это мое личное дело, как действовать и что надо предпринять.

– Твое личное дело… – Сет окинул его изучающим взглядом.

– Знаешь, что сейчас мне пришло в голову? Мы не виделись с тобой довольно долго. Пока ты вдруг сам не начал суетиться и разыскивать меня пять лет назад. Это произошло после того, как ты нащупал свой RU-2?

Ной насторожился и таким же испытующим взглядом смотрел на собеседника:

– И что вытекает из этого?

– А я все ломал голову: из-за чего? Чтобы вспомнить былое? Или же для того, чтобы я мог помочь тебе в этом деле?

Ной хранил молчание.

Значит, понял Сет, он нащупал ниточку. Ной никогда не был способен лгать.

– Ты потратил много времени, чтобы незаметно подготовить меня к самому важному моменту. Вспоминая со мной о наших денечках, ты старался все сделать так, чтобы я не забыл про свой должок. Все эти дни в Кардо…

– Не говори глупостей. Ты мой друг. И я в любом случае нашел бы тебя. Независимо ни от чего.

– Ты бы попытался придумать подходящие доводы, чтобы отыскать меня. Ненавижу, когда меня используют. У меня это вызывает отвращение.

– Значит, ты выходишь из игры?

– Нет. – Улыбка Сета выглядела непонятно. – Однажды ты оказал мне неоценимую услугу. Я дал тебе обещание и сдержу его. Этот чертов RU-2 почему-то так много значит для тебя. – Он встал и пошел к двери. – Так что я послушно направляюсь в указанном мне направлении и буду ждать сигнала.

– Сет. – Нахмурился Ной. – Ты мой друг. Мой самый лучший друг.

– Знаю. Тебе нравится то, что я умею идти напролом. Это тебя и привлекает, так ведь? – Сет открыл дверь. – Не беспокойся. Я не собираюсь оттеснять тебя с капитанского мостика. У меня тоже не так много близких друзей. – Он посмотрел прямо в глаза Ною. – Но я никогда не использую их вслепую. И больше не пытайся указывать мне, что делать, Ной. – Сделав еще шаг, он помолчал и затем продолжил:

– Если ты хочешь, чтобы Кейт Денби осталась жива, то не отогревай свою задницу в кресле и не жди, чем закончится все дело. Бери ноги в руки и не спускай с нее глаз. Ишмару знает свое дело, черт тебя побери.

– Друг ее мужа послал полицейскую машину к дому, которая стоит там всю ночь. А мне надо оставаться на тот случай, если она придет сюда, – ответил Ной и, немного помолчав, закончил:

– И я не из твоих подручных, Сет. Эта игра, которую веду я.

«Он поймет только тогда, когда его стукнут мордой об стол. Ну и что? Почему его это должно волновать? Ведь он уже предупредил его. Значит, можно умывать руки».

– Конечно. Это твоя собственная игра.

Сет закрыл за собой дверь и быстро прошел к взятой напрокат машине. Глупо было с его стороны приезжать сюда. Кому, как не ему, знать, что Ной не потерши ничьего вмешательства. Что он сам себе голова.

Теперь Ной знает все как есть. Остальное его дело.

Что с того, что должок остался и что Ной его друг. Он отвечает сам за себя и за свои поступки. Ной идет на это сознательно. Это его личное дело. Если ему нравится балансировать на краю пропасти – кто в состоянии запретить это? Никто.

Сет посмотрел на часы. Полчетвертого. Сегодня вечером он улетит отсюда. Руки его чисты. Ишмару его не касается.

Счастливо оставаться, Кейт Денби!

* * *

Вечерние лучи солнца, падающие сквозь ветви деревьев, прокладывали путь, по которому Ишмару осторожно пробирался вперед. Он любил такие мотели, стоящие на открытом месте. Ему казалось, что именно здесь удобнее всего обдумать предстоящее убийство.

Он побежал быстрее. Сердце его забилось сильнее, но не от усталости, а от предвкушения наслаждения.

Теперь Ишмару летел как стрела, выпущенная из лука. И ничто не могло остановить его.

Потому что им двигала воля воина и бойца.

Но воин не должен подчиняться указаниям таких глупцов, как Огден. Способ убийства должен был прийти как результат наития, а не холодного расчета. Прошлую ночь он долго лежал, не в силах заснуть, обдумывая, как подготовить нынешнее убийство. И отчего-то тревога все больше и больше нарастала в нем.

Взлетев на вершину холма, он застыл, чтобы успокоить дыхание. Прямо перед ним раскинулся прихотливый узор, составленный крошечными домиками. Прищурив глаза, он представил, что видит дом и участок Кейт Денби. Ишмару, когда следил за Кейт, испытал особое чувство удовлетворения от того, что ее дом стоял в такой непосредственной близости от домов ее соседей. Это вызывало особенное возбуждение: проползти неслышно, как змея, и ужалить в точно намеченное место. Попасть в цель.

Но Огден не желает, чтобы эту «цель» обнаружили другие. Огден хочет спрятать концы в воду. Чтобы о содеянном никто не смог догадаться. Чтобы героический поступок был завален грязной ложью, обманом и притворством.

Так что тревога Ишмару имела под собой основания. Его безошибочный инстинкт сразу подсказал, что Кейт Денби – не обычная женщина. Она требует особого подхода. И, впрямь, похоже, что этот вызов, посланный Эмилией?.. Ему надо помедитировать и попытаться уловить знак, посланный свыше.

Опустившись на колени, он погрузил пальцы во влажную землю, прочертил полоски на лбу и на щеках, а затем расправил плечи:

– Веди меня, – прошептал он. – Очисти мой ум и сознание. Я готов услышать тебя.

Это была древняя молитва, обращенная к Великому Духу. Но Ишмару мудрее, чем воины прошлого. Он знал, что Великий Дух находится в нем самом. Он сам одновременно является тем, кто ведет к Славе и Бесславию.

Ишмару продолжал стоять на коленях, раскинув руки в сторону час… два… три…

Лучи солнца поблекли. А потом начали надвигаться сумерки.

Вот-вот должен был прийти ответ. Без особого знака Ишмару не смог бы выполнить волю Огдена.

И вдруг он услышал смешок в кустах, справа от себя.

Радость пронзила его насквозь.

Он не двигался. Не шевельнул ни рукой, ни ногой, лишь чуть-чуть скосил глаза в сторону куста.

На него смотрела маленькая девочка. Ей было лет семь или восемь. На ней было платье в клеточку и ранец за спиной. Его счастье достигло предела, когда Ишмару увидел, что у нее были светлые волосы. Не такого пепельного цвета, как у Кейт Денби, но того соломенного оттенка, какие были у Эмилии Сантос. Это не случайность. Сила его воли, его желания привела сюда эту девочку.

Она принесла долгожданный знак. И если он примет его в расчет, значит, можно не слушать Огдена и действовать так, как ему подсказывает собственное чувство.

23
{"b":"8028","o":1}