ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Пожелай ей спокойной ночи, Джошуа.

– Спокойной ночи, мама. Хороших тебе снов.

Сет посмотрел в ту же сторону, что и Джошуа. Без бинокля он мог разглядеть только крохотное светящееся пятнышко.

Сильное, ясное, чистое пламя…

– Спокойной ночи, Кейт, – негромко проговорил и он следом за Джошуа.

* * *

– Добрый вечер, мистер Блант, – охранник, стоявший у входа в гараж, заискивающе улыбнулся. – Желаю вам приятного времяпрепровождения. До завтра.

– Спасибо, Джим, – Блант пошел в ту сторону, где стояла его машина, испытывая легкое чувство удовлетворения от услужливого тона охранника. Люди, работавшие у Огдена, постепенно начинают понимать, как много от него зависит. Они угадывают, в чьи руки переходит реальная власть. Если вспомнить, что отец в этом возрасте еще не обладал подобной властью, а носился с бандой по Чикаго, нагоняя страх на его жителей.

А значит, когда ему будет столько же лет, сколько отцу, он станет одним из самых могущественных людей Америки. Отец об этом и мечтать не мог.

Отперев дверцу своей машины, Блант сел за руль. Марку автомобиля он выбирал с большим тщанием. Покупать такую броскую и дорогую машину, как отцовский «Роллс-Ройс», он и не думал. Его выбор пал на «Лексус» – типичная марка делового, достаточно обеспеченного, не пускающего никому пыль в глаза молодого бизнесмена, занятого вполне законными операциями. Нельзя сказать, что у Огдена настолько чистые руки, но ведь главное – это впечатление, которое ты производишь на тех дураков…

– Не шевелись!

Блант замер, глядя в зеркальце заднего обзора.

Ишмару.

Волна страха прокатила по телу, но Блант постарался подавить его и улыбнулся, глядя на этого ублюдка, который спрятался на заднем сиденье, а теперь вынырнул за его спиной:

– Что это за представления ты устраиваешь? Неужто нельзя было позвонить? Могли встретиться где-нибудь за столиком…

– Ты все последнее время водил меня за нос!

– Не правда. Я выдал тебе все, что удалось узнать о Тони. И вспомни – сразу предупредил тебя, что это дохлый номер.

– Дохлый номер, потому что ты не передал мне записи секретных переговоров, которые он вел.

– Потому что сами не смогли раздобыть их. Работа идет. Но на руках пока ничего нет.

– А мне сдается, что записи у тебя уже есть. И мне сдается, что тебе известно, где сейчас находится этот Лински.

– И скрываю это от тебя и от Огдена?

– Где он?

– Ишмару, пораскинь своими мозгами, с какой бы стати я стал это делать? Я знаю, как сильно ты хочешь… – Холодное лезвие кинжала коснулось его шеи. – Перестань дурить. Я как раз собирался тебе все рассказать. Только ждал подходящего случая. Сейчас Лински пользуется цифровым телефоном. А прослушать цифровой телефон невозможно. Даже заполучить запись оказалось невозможно. Но ведь сам по себе он нам ни к чему. Нам нужен Смит и эта женщина. Без меня тебе до них не добраться. Все концы в моих руках. Смотри не промахнись.

– Не промахнусь, не бойся. Он скажет мне все, что мне нужно. Где он?

Липкий пот выступил на теле. Если сейчас сказать, где Лински, Ишмару может счесть, что он ему больше не нужен, и прикончит здесь же, в машине. А если утаить, то этот ублюдок не успокоится, пока не перережет ему горло.

– Что ж, может, ты и прав. Может быть, ожидание не самый лучший способ. Только не спугни Ноя и Кейт Денби. Тогда без моей помощи ты ни за что не найдешь их. – Он почувствовал, как из-под острия кинжала на шее выступила кровь, и быстро добавил:

– Мне приходится отрабатывать несколько вариантов для большей надежности. И я буду держать тебя в курсе всех дел. Ведь мы с тобой в одной команде.

– Где Лински?

– В Джорджтауне, отель «Бренден». Зарегистрировался под именем Карл Уайлли. – Кинжал по-прежнему впивался в кожу. Блант вцепился руками в руль. – Если ты считаешь, что это только пойдет на пользу делу, садись ему на хвост, но держи меня в курсе дел. Тогда мне будет легче прорабатывать свои другие версии. Идет?

Молчание.

– Идет, – недоверчиво выдавил из себя Ишмару и убрал кинжал.

Блант почувствовал, что в нем вскипает гнев. Черт бы побрал этого выродка, из-за которого он пережил такой страх и такое чувство беспомощности.

– Только дай мне еще несколько дней, чтобы я смог выудить новые сведения из телефонной станции. От тебя не убудет, если ты просто последишь за ним это время. Договорились?

– Посмотрим, – Ишмару вышел из машины. Неяркий свет фонарей в гараже высветил его лицо, оно было бесстрастным. – Только не вздумывай обманывать меня в следующий раз.

– Никто тебя и не обманывал. Просто…

– Ишмару пошел прочь от машины, не обращая никакого внимания на говорившего Бланта. Словно он был бессмысленно жужжавшей мухой. Блант вспыхнул от злости. Этого выродка надо прибить без всяких разговоров. Стоит только позвонить отцу и сказать… Нет, так действовал его отец. Это его типичный прием. А Блант знает, что нельзя убивать кого-то только потому, что он разозлил тебя. Убивать имеет смысл тогда, когда это выгодно. Когда наступает нужный момент. Когда ты все продумал до конца и отработал человека на полную катушку.

Вынув носовой платок, он приложил его к ранке на шее, чтобы унять кровь. Каким образом Ишмару попал в охраняемый гараж? Надо выгнать к чертям собачьим этих простофиль-охранников. Придя к такому выводу, Блант почувствовал, что ему стало легче. В конце концов, власть, как и прежде, у него в руках.

Это всего лишь легкая заминка на пути. А всю ситуацию он по-прежнему держит под контролем. Главное, чтобы Ишмару сумел добраться до лекарства.

А потом он прикажет, чтобы этого ублюдка сначала кастрировали, а потом вышвырнули в канализацию.

10.

– Не могу поверить своим глазам, – прошептала Кейт, протягивая листы с последними результатами проверок. – Взгляни сам.

– Трусиха, – глубоко вздохнув, он принялся проглядывать столбцы цифр.

– Ты что, собираешься рассматривать их целый день? – нетерпеливо сказала Кейт. – Говори же! Быстрее! Что ты думаешь?

– Ну вот! – Он посмотрел на нее и улыбнулся. – В самое яблочко!

Радость пронзила ее, как молния, и она кинулась обнимать его, чуть не сбив с ног.

– Ты уверен? Никакой ошибки?

– Да ты и сама знаешь, – он поднял ее на руки и закружил. – Мы получили его!

– А что, если все-таки вкралась ошибка? Надо проверить еще раз…

– Сколько раз ты повторяла эту фразу за последнюю неделю? Не волнуйся. Еще не одна лаборатория проведет сотни проб, прежде чем его примут и начнут им пользоваться. Вот почему я так много внимания уделил фактору подавления отторжения. Наше открытие тем и замечательно, что…

– Да, – кивнула Кейт, отступая на шаг и улыбаясь ему. – Только я хочу уточнить: не «наш RU-2», а «твой». Ной покачал головой:

– Наш. Я уже предупредил Тони, чтобы он внес поправки в патентную заявку. Там теперь будут фигурировать две фамилии.

Кейт, выпрямившись, посмотрела на него:

– Я не давала тебе на то разрешения. И никогда не позволю. Я присоединилась к работе на самой последней стадии.

– Да, но сделала самый серьезный вклад в разработку.

– Вклад, да. И горжусь тем, что смогла сказать свое слово. Но я не создавала сам препарат.

– Но без твоих разработок он бы не пошел. И это весьма существенный момент. – Ной закрыл ей рот ладонью, когда она собралась было протестовать. – Все равно уже дело сделано. И Тони уже наверняка успел подготовить соответствующие бумаги. Он чуть из собственной шкуры не выпрыгнул, когда услышал мою просьбу.

Кент отодвинулась от него.

– Но я не хочу присваивать то, к чему не имею отношения. Только попробуй вписать мое имя! Я тотчас же соберу пресс-конференцию и заявлю журналистам, что это всего лишь великодушный жест по отношению к своему коллеге. – В ее улыбающихся глазах светились озорные огоньки. – После чего все поймут, что ты на самом деле святой Ной. Нравится тебе такой вариант?

47
{"b":"8028","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Японская нечисть. Ёкай и другие
Жеребец
Как Католическая церковь создала западную цивилизацию
Урок первый: Не проклинай своего директора
Магическая сделка
Спасти диплом, угнать дракона
Оранжевый цвет радуги
Убить Ангела
ГОРМОНичное тело