ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Наверное, доставили платных пикетчиков на автобусах, – Сет взял ее под руку и помог протиснуться к выходу. – Идем. Мы уже можем уходить. Лонгуорт поставил нам мат. Сейчас репортеры сосредоточились на демонстрантах.

– Значит, все пропало?

– Нет, почему же? Видимость интервью все же создалась. – Он придержал для нее дверь. – Ты вела себя великолепно. Иной раз твои реплики выглядели как удары мачете, которые пронзают воздушные шарики.

– А что мне еще оставалось? – Кейт оглянулась и посмотрела на сенатора, который непринужденно болтал с Мерил Кимбро. Лонгуорт встретил ее взгляд, и в улыбке его чувствовалось торжество, прежде чем он снова повернулся к журналистке. – До чего же мне хочется выбросить этого ублюдка из окна.

– Слишком много свидетелей.

– Неужели его наивные доводы могли кого-то убедить? Он… он все превратил в какое-то посмешище.

– Успокойся! Матч выиграл он. Но и ты набрала определенное количество очков. Теперь нам предстоит сделать еще один шаг. – Он открыл дверь. Внизу, возле лимузина сенатора Майгеллина, нас ждет Тони. Мы выйдем через запасной вход. Этот сброд может узнать тебя по тем фотографиям, что напечатали в газете.

Тони стоял наготове возле длинного черного лимузина и тут же помахал рукой, завидев Сета и Кейт:

– Что случилось? Эта демонстрация произвела впечатление на сенатора.

– Он в машине?

Тони кивнул в знак согласия, а Сет тем временем открыл дверцу перед Кейт, и все трое сели в лимузин.

– Вы и есть та самая Кейт Денби? – Ральф Майгеллин улыбнулся. – Сколько шума вам удалось поднять. – Взгляд его остановился на толпе, запрудившей соседнюю улицу. – Со дня своей предвыборной кампании я не видел такого большого сборища людей.

Сет протянул руку и представился:

– Сет Дрейкин. Спасибо, что согласились встретиться с нами.

– Это был единственный способ поговорить, не привлекая ничьего внимания. Я не уверен, что мне хочется вмешиваться в это дело, связанное с RU-2. Поскольку дорожу своей репутацией и карьерой. – Он пожал плечами. – Хотя случается, что у человека не бывает выбора. От всей души надеюсь, что на сей раз речь об этом не пойдет.

– Тони вам все объяснил? – спросил Сет. Майгеллин кивнул. Взгляд его снова обратился к толпе:

– Это тоже род противодействия? И мне придется столкнуться с тем же самым?

– Да, – кивнул Сет без особого воодушевления.

– Что ж, по крайней мере вы честны. – Он повернулся к Кейт. – Ваш RU-2 на самом деле заслуживает внимания? Это действительно чудодейственное лекарство?

– Ной Смит считал его таковым, – ответила Кейт. – И он погиб из-за него.

– Я спросил ваше мнение.

– Да, действие его поразительно. Но из-за него моей семье грозит опасность. Если с ними что-нибудь случится, вряд ли я буду считать его заслуживающим внимания. Я не настолько самоотверженна.

– Тем не менее вы здесь.

– Не потому, что я благородна и возвышенна, а потому что устала от преследования и надеюсь таким образом прекратить его.

– RU-2 в состоянии спасти тысячи человеческих жизней, как вы говорите?

– Может быть, намного больше. Наши исследования шли только в главном направлении. Если начать разрабатывать дополнительные, то могут открыться и более широкие перспективы его применения.

– Понимаю, – Майгеллин некоторое время изучающе смотрел на нее, прежде чем тяжело вздохнул. – Боюсь, что я поверил вам. Это печально. А я надеялся, что мне удастся спокойно закончить год. – Он достал записную книжку из кармана и что-то в ней пометил. – Однако наш разговор был слишком короткий. Мне бы хотелось встретиться с вами завтра в моем загородном доме. Я приглашу кое-кого на эту встречу.

– Кого? – уточнил Сет.

– Во-первых, Фрэнка Купера. Он возглавляет движение зеленых. Общественное мнение в Вашингтоне имеет очень важное значение. – Он улыбнулся. – Они все очень озабочены собственным здоровьем.

Кейт почувствовала некоторое облегчение – сенатор собирается помочь им.

– Вы попробуете приостановить подписание законопроекта, который выдвинул Лонгуорт? – спросила она.

– Я этого не обещал. Мне нужны серьезные доводы. Подготовьте их к завтрашнему дню. Только после этого я смогу прийти к какому-то решению.

– Мы не успеем, – ответил Сет. – Давайте перенесем встречу на послезавтра. Кейт повернулась к нему:

– Почему?

– Завтра после обеда назначены Похороны Ноя Смита.

Майгеллин кивнул:

– Понимаю. А где его собираются хоронить? Мне бы хотелось проводить его в последний путь.

– На загородном кладбище. Мне не хотелось, чтобы газетчики присутствовали на похоронах.

– Маловероятно. Такое нельзя сохранить в тайне. У них повсюду есть свои люди. Но я приеду непременно.

– Почему? – спросила его Кейт прямо. – Вы ведь никогда не встречались с Ноем Смитом.

– Он храбрый человек. И мне очень жаль, что я не имел чести знать его. Так что единственное, что я могу сейчас сделать для него, – это выразить свое уважение. – Сенатор кивнул. – Итак, встречаемся в моем загородном доме, в три часа, послезавтра. А сейчас, боюсь, что мне надо возвращаться к себе. Вас довезти до отеля?

– Это было бы очень любезно с вашей стороны, – ответила Кейт.

Сенатор отдал распоряжение своему водителю.

Он отличался от Лонгуорта как день от ночи. И у нее осталось после встречи с ним ощущение покоя и уверенности. Какое счастье знать, что не все политики – продажные твари, как этот ублюдок Лонгуорт.

Кейт перевела взгляд на Сета и подумала, что он по-прежнему не перестает удивлять ее. Сегодня он постоянно делал так, что все внимание было приковано к ней, а сам при этом держался в тени. И в то же время она постоянно ощущала, что находится под его защитой.

Сет почувствовал ее взгляд и поднял голову:

– Как ты?

Она кивнула:

– Кошмарный день, да?

– Будут и почище этого, – улыбнулся он ей.

* * *

После того как Майгеллин привез их в отель, Тони немедленно уехал. Когда они вошли в номер, Сет заказал ужин.

– Заказ принесут минут через сорок, не раньше, – проговорил он, обращаясь к Кейт. – Иди прими душ и отдохни. Ты выглядишь совершенно измочаленной.

Она и в самом деле почувствовала, что силы покинули ее. Кейт сбросила туфли на каблуках и стянула пиджак.

– Почему ты не сказал мне, что завтра – похороны?

– Мне удалось организовать все только сегодня утром. И я думал, что тебе лучше сосредоточить все внимание на Лонгуорте.

– Понятия не имела, чем ты занимался…

– Тебе было неспокойно, что его тело находится в морге. Я заметил это, когда мы разговаривали с Тони.

– А тебе нет?

Он покачал головой:

– И не думаю, что Ноя это беспокоило бы или занимало сколько-нибудь. Смерть есть смерть. Вся внешняя сторона этого дела выглядит столь ничтожной по сравнению с самим фактом. Но тебя это тревожило.

– Да, – кивнула Кейт и попыталась придать голосу как можно больше твердости. – Почему-то мне было не по себе. Спасибо.

– Не стоит, – он направился в спальню. – Официанту я открою. Только позвоню Римильону, чтобы убедиться, все ли в порядке.

Кейт кивнула и пошла в ванную.

Секунду спустя она уже стояла под теплыми струями воды. Теперь Ной сможет отдохнуть от всего. И они попрощаются с ним так, как он того заслужил. За весь этот кошмарный день только два более-менее утешительных события.

Вода струилась по плечам, по всему телу, и Кейт почувствовала, как напряженные мускулы начинают постепенно расслабляться. Она привыкла работать у себя за столом. Выступать же перед репортерами, выгораживая свое дело, – ей было в новинку. Этот мерзкий Лонгуорт… Это собранная им толпа…

Хватит! Что прошло, то прошло. Надо, как заметил Сет, думать о том, каким будет их следующий шаг. Легко ему говорить. Похоже, что он забавлялся происходящим, словно игрой.

Создается впечатление, что он везде чувствует себя как рыба в воде. До чего же они с ним разные люди.

60
{"b":"8028","o":1}