ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кейт, – он высунул голову из окна, когда она с Сетом уже ступила на тротуар. – А этот RU-2…

Она повернулась к нему:

– Что?

– Это именно то, что ты пыталась открыть все эти годы?

– Ты угадал, – она улыбнулась ему.

– Тогда не сдавайся. Гони их всех к чертям собачьим!

– Именно это я собираюсь делать.

– Отличный парень, – пробормотал Сет, когда они вошли в здание аэропорта. – Для полицейского, я имею в виду.

– Просто хороший, без всяких «но» и без всяких оговорок, – покачала головой Кейт.

– Наверное, ты права, – согласился Сет. – Ты его знаешь лучше, чем я. Подожди, нам не туда, – остановил он ее, – нам в другую сторону, где обслуживают частные рейсы.

– Ты арендовал частный самолет?

– А как бы тогда я попал сюда раньше тебя?

– Господи! – Кейт сжала его руку. – Это же Огден, – ее взгляд был обращен к телевизионному экрану, стоявшему в зале ожидания для пассажиров. Огден как раз выходил из машины, и его сопровождали полицейские. – Что случилось? – Оставив Сета, она подошла к экрану как можно ближе, чтобы расслышать слова диктора.

– Никаких серьезных улик против Огдена еще не найдено. Его адвокат настаивает на том, что магнат фармацевтики не виновен ни в чем. Он просто должен дать показания относительно убийства Уильяма Бланта. Сам мистер Огден отказывается прокомментировать эти события. – На смену диктору пришла рекламная заставка.

– Блант мертв? – Кейт повернулась к Сету. – Это и есть та «разведывательная операция»?

– Быть может, – он взял ее под руку и повел туда, где их ждал арендованный им самолет.

– И Огдена обвиняют в его убийстве? – настойчиво переспросила она.

– Не думаю, что его действительно смогут обвинить в этом. Свидетелей убийства нет. Они просто привлекут к нему внимание тех, кого надо, – он улыбнулся. – А выводы уже последуют сами собой.

* * *

– Ты выглядишь ужасно, – заявила Филис, когда они вошли в номер. – Немедленно иди прими ванну, причешись и подкрась глаза и губы. Иначе ты до смерти перепугаешь Джошуа. Он и без того расстроен до невозможности.

– А где он?

– В своей комнате. Читает.

– Ему еще ничего не известно?

– Нет. Но он ведь неглупый мальчик. Когда я не разрешила ему включить телевизор, мне пришлось поклясться на Библии, что ни ты, ни Сет не ранены, не убиты и что вы не в больнице.

– Спасибо тебе, Филис, – Кейт посмотрела на Сета. – Мне хочется поговорить с ним наедине. Он кивнул и повернулся к Филис:

– Что мне нужно сделать, чтобы вы приняли мое предложение пойти позавтракать в ресторанчике?

– Принять душ. И слегка опрыскаться дезодорантом.

Он усмехнулся:

– Удар нанесен прямо в сердце. Когда же я смогу угодить тебе?

Кейт, направившись в комнату Джошуа, волновалась ничуть не меньше, чем тогда, когда шагнула в тень деревьев, где ее ждал Ишмару.

"Постарайся понять меня, Джошуа.

Представь себя на моем месте.

Просто постарайся понять и более ничего".

* * *

– Ты обманывала меня, – Джошуа смотрел мимо нее. – А говорила, что никогда не лжешь. Ты столько раз объясняла, что нельзя лгать друг другу. Это нечестно.

Кейт вздрогнула как от удара:

– Да, это нечестно. То, что я делала, – не правильно. И мне нет оправданий. Но другого пути я не видела.

– И дедушка обманул меня, когда вынудил тебя лгать.

– Ему не хотелось, чтобы тебе было больно, Джошуа. Это ужасная болезнь. Тебе трудно представить даже.

– И все равно он не имел права так поступать, – пылко возразил мальчик. – Я все равно не переставал бы любить его. Ведь ты же не перестала?

Джошуа не хотел даже взглянуть в ее сторону.

– Нет, не перестала. Но, должна тебе признаться, это было очень тяжело. Даже для меня.

– Значит, я должен был помочь тебе. Вдвоем нам было бы легче. Я обязан был помочь тебе.

– Но я дала ему обещание, Джошуа.

– Почему ты не сказала мне ничего? Я должен был помочь тебе.

– Признаю, что я была не права. И дедушка поступил не правильно. Ты простишь нас когда-нибудь?

Мальчик молчал, по-прежнему глядя в стену.

– Джошуа?

Он наконец перевел взгляд на нее:

– Мне надо увидеться с ним.

– Нет, Джошуа. Он уже не тот, что был. Я же тебе говорила, насколько сильно он изменился.

– Мне надо увидеть его. Отвези меня к нему.

Кейт огорченно смотрела на своего сына. Ей казалось, что это будет ошибкой, если она позволит Джошуа увидеть дедушку таким, каким он стал. Но, с другой стороны, в его воображении мог бы возникнуть еще более ужасный образ дедушки, с которым ему не дают встретиться. Но и то, и другое одинаково болезненно отзовутся на его чувствительной и впечатлительной душе.

Резко поднявшись, она пошла к двери.

– Собирайся. Я попрошу Сета организовать это как можно быстрее.

* * *

В Дандридже они оказались уже на следующий день, после обеда. И тут же пересели в машину, которая повезла их к клинике.

Остановившись у дверей больничной палаты, в которой находился ее отец, Кейт спросила:

– Ты не возражаешь, если я войду вместе с тобой?

Мальчик кивнул.

– Я же тебе сказал, что нам будет легче вдвоем, – и, помедлив, он посмотрел на Сета.

– Ты прав, – улыбнувшись, тот ободряюще похлопал мальчика по плечу. – Я подожду в холле.

Джошуа быстро кивнул:

– Это только потому, что ты не знал нашего дедушку.

– Незачем извиняться.

Бросив на сына взволнованный и обеспокоенный взгляд, Кейт отворила дверь палаты. Мальчик был бледен и почти всю дорогу хранил молчание. Правильно ли она поступает, согласившись на эту встречу?

Отец лежал на кровати, повернувшись лицом к окну. Видел ли он что-нибудь? А если да, то осознавал ли то, что видит?

Кейт мягко подтолкнула Джошуа к кровати:

– Папа, я привела Джошуа. Ему очень хотелось повидаться с тобой.

Никакого ответа.

Мальчик медленным шагом прошел к постели деда.

– Ты его помнишь, папа? Это мой сын…

Молчание.

– Ему не хочется разговаривать, – заметил Джошуа. – Иной раз мне тоже не хочется ни с кем разговаривать, дедушка. – Он остановился прямо перед ним. – Ну и не надо. От этого ничего не меняется. Мы будем приходить к тебе с мамой и вместе гулять. Мы сами тебе будем обо всем рассказывать, а тебе незачем отвечать. Ты узнаешь все про нашу бейсбольную команду и про фильмы, которые я буду смотреть по телевизору. – Он помолчал. – И про моего отца. Ты знаешь, что он умер?

Молчание.

– А может быть, нам удастся сделать еще что-то для тебя. Мама сказала, что надо будет попробовать действие RU-2 на эту болезнь. – Джошуа замолчал и потом медленно проговорил:

– Но даже если из этого ничего не получится, мне хочется, чтобы ты знал: я все время буду думать о тебе. И значит, мы по-прежнему будем вместе.

«Помоги ему, пожалуйста. Скажи хоть что-нибудь, папа!»

Молчание.

Джошуа расстегнул рюкзачок, который держал в руке.

– Я принес тебе кое-что. Мне казалось, что если ты будешь смотреть на нее, то тоже будешь вспоминать обо мне. – Джошуа вынул бейсбольную рукавицу – рукавицу, которую он всегда вешал у себя в изголовье. И положил ее на столик возле кровати деда. – Это самая лучшая рукавица в мире. Я играл в ней, когда мы победили на соревнованиях. В тот день у меня получилось неплохо несколько подач. И теперь мне хочется, чтобы она оставалась у тебя.

Молчание.

Кейт была бы и рада помочь сыну, но понимала, что это невозможно.

– Вот и все, – проговорил Джошуа, застегивая рюкзачок. – До свидания, дедушка. До следующей встречи. – Слегка нахмурившись, мальчик посмотрел на мать. – Перестань плакать. Все в порядке.

– Да, я знаю. – Она попыталась улыбнуться. – Пойдем?

Он кивнул.

– Думаю, что да. Пока, дедушка, – повторил Джошуа, подходя к двери, – я думаю… Мама! – Счастливая улыбка озарила его лицо.

84
{"b":"8028","o":1}