ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Зато намного проще, — пробормотал Зак, открывая дверь. — Приятного вам вечера, дамы. Увидимся завтра, Кира.

Дверь за ним закрылась, и сердце девушки сжалось вдруг от странной боли.

— Кира, — тихо окликнула Марна. — Вы расстаетесь не навсегда — только на одну ночь.

— Я не знаю, что происходит, — пожаловалась принцесса. — Не понимаю, что со мной.

— Понимаешь!

Кира заглянула в глаза цыганки.

— Я люблю его? Но почему? Я ведь совсем его не знаю!

Марна пожала плечами.

— Ты отлично знаешь его. Он — твоя половина. Когда две половинки соединяются вместе, не должно быть места сомнениям. Прими это как должное.

— Марна! — Кира вдруг бросилась в ее объятия. — Никогда со мной такого не было… Помоги мне!

Рука Марны нежно гладила ее волосы.

— Я уже помогла тебе… а теперь ты должна сделать кое-что для меня.

Кира резко вскинула голову.

— Что же?

— Забудь его. Забудь на одну ночь и стань снова моей девочкой.

Кира долго смотрела ей в глаза, потом медленно кивнула.

— Если это то, что тебе нужно…

— Да, именно то, — Марна на миг прижала девушку к груди, затем разжала объятия. Взяв принцессу за руку, она подвела ее к кушетке и усадила на мягкие подушки, а сама опустилась рядом.

— Знаешь, какой я увидела тебя впервые? Тебе едва сровнялось полгода, когда меня привели во дворец. Я была напугана и тосковала по своим. Ты спала, когда меня впустили в твою комнату. Я склонилась над колыбелькой, и ты открыла глаза. В тот миг я и поняла, что больше никогда не буду одинока. Пока у меня есть ты, пока я могу заботиться о тебе, оберегать тебя, в моей жизни не будет больше одиночества и печали, и нет такой битвы, которую я не смогу выиграть.

У Киры защипало в горле.

— Не все сражения, Марна, мы смогли выиграть, но победы наши были одержаны лишь благодаря тебе.

— Поговори со мной сегодня, — тихо произнесла Марна. — Будем вспоминать…

Кира не совсем понимала, чего хочет от нее цыганка, но тут ее осенило. Настало время собрать воедино воспоминания о детстве и юности, чтобы отодвинуть их в сторону, освобождая место новым мечтам и планам. Марна хотела стать хранительницей этих воспоминаний, потому что не была уверена, что для нее найдется место в новой жизни принцессы.

Все это было так, и Кире хотелось сказать, что она никогда не бросит Марну, но ведь одними словами ее не убедить. Потом Кира докажет ей свою верность, а пока… исполнит ее просьбу. Устроившись поудобнее на кушетке, девушка взяла цыганку за руку.

— Я больше всего люблю вспоминать, как ты повезла меня впервые к людям твоего племени. Мне сровнялось года три-четыре, и я была в восторге. Стояла весна, и цыганский лагерь купался в солнечном свете. Блестела конская сбруя, а фургоны были так ярко раскрашены, что болели глаза… Все смеялись и радовались нашему приходу. Сначала я стеснялась незнакомых людей, но ты держала меня за руку, и я так гордилась тем, что пришла с тобой! Я знала, что могу ничего не бояться, пока…

Они проговорили почти до утра. Догорали свечи, начинало светать, а они все перебирали свитки памяти, готовя место для новых записей.

Глава 5

Король Стефан внушительно высился среди окружавшей его свиты. В синем мундире, увешанном медалями, король Тамровии весьма выделялся в толпе. Каштановые с проседью волосы блестели в свете роскошной люстры, украшавшей бальную залу. Король смеялся и был как никогда красив.

— Похоже, твой братец сегодня в хорошем настроении, — шепнул Зак на ухо Кире.

— Чего не скажешь обо мне, — призналась принцесса, лучезарно улыбаясь направо и налево. — Мне что-то не по себе.

— А с виду и не скажешь, — Зак окинул взглядом хрупкую девушку в платье из тонкого розового шелка. — Какая же ты красивая! Настоящая принцесса.

— Всю жизнь упражнялась, — Кира поморщилась. — Я чувствую себя маленькой девочкой, которой хочется убежать и спрятаться за занавеской. Я так боюсь, что Марна может пострадать.

— Ей ничего не угрожает — серьезно произнес Зак. — Я ясно дал понять своим людям, что их ждет, если Марна повредит во время этого побега хотя бы ноготь на мизинце. Уверен, они не станут рисковать понапрасну. Потерпи — скоро все будет кончено. Через час Марна уже покинет дворец.

— Ты уверен, что стража не поднимет панику, решив, что предложенная им сумма ничто по сравнению с гневом Карпатана?

— По-моему, паникуешь по этому поводу только ты.

— Ну, я ведь не привыкла… Кстати, где Карпатан? Я что-то не вижу его.

— Вон он, в углу, — успокоил девушку Зак. — Не беспокойся. А то ты уже решила, что Карпатан залег с пистолетом в покоях Марны, чтобы предотвратить побег.

— От него можно ожидать чего угодно. Долго мы еще должны тут торчать?

— Думаю, еще часа два.

Стефан поднял глаза на приближавшихся Зака и Киру, и сделал несколько шагов в их сторону.

— Мистер Деймон, мы ждали вас, — произнес он с дружелюбной улыбкой. — Очень многие в этом зале хотят познакомиться с вами. — Он с упреком взглянул на Киру. — Какая вы эгоистка, милочка. С вашего приезда мы почти не видим мистера Деймона.

Кира вымученно улыбнулась.

— Мне очень жаль, Стефан. Я и не подозревала, что приезд Зака произведет такой фурор. Я просто хотела показать ему свои любимые места, — она выдержала паузу и добавила: — И представить его тем, кто мне дорог.

Улыбка на лице монарха чуть поблекла, но не исчезла.

— Да, я слышал об этом, — улыбка вспыхнула с новой силой. — Мы восхищаемся вашей верностью своим друзьям, принцесса, пусть даже и считаем, что вы направили ее не по адресу. Уверен, мистер Деймон понимает, что иногда для всеобщего блага нам приходится отдавать не очень приятные приказы.

Не переставая улыбаться, Кира мысленно сосчитала до десяти, чтобы успокоиться. Она давно усвоила, что со Стефаном лучше не спорить, не сердить его понапрасну. Король верит в то, что говорит. И если он считает, что это необходимо для блага Тамровии, то не стесняется в средствах для достижения цели. А то, что угодно ему, Стефану, конечно же, способствует процветанию его народа. Как-никак, он король.

— Постараюсь не забыть об этом, когда снова навещу Марну и увижу, как она мечется в своей золотой клетке! — не выдержала Кира. — Она ведь цыганка, Стефан! Свобода нужна ей, как воздух.

— Шандор сказал, что Марна давно смирилась со своим положением и отлично себя чувствует. Не надо преувеличивать, Кира, не то мистер Деймон решит, что все мы тут в Тамровии такие же дикие и необузданные, как твоя цыганка.

— Марна вовсе не дикая! — с жаром возразила Кира. — Ее соплеменники иначе смотрят на мир, но это не значит…

Зак предостерегающе сжал ее локоть.

— Так уж вышло, ваше величество, что я полюбил Киру именно за ее необузданность, — сказал он. — И если она переняла свои лучшие качества от бывшей няни, значит, я многим обязан этой женщине. До вас ведь наверняка дошли слухи, что и сам я вырос среди не слишком цивилизованных людей.

— Ну, я уверен… — король был явно смущен. Он замолк и нахмурился, но лицо его тут же просветлело, едва он заметил в углу зала своего советника. — Шандор! Я как раз гадал, куда это вы запропастились. Мы должны представить мистера Деймона нашим гостям.

Карпатан невозмутимо улыбнулся и, подойдя к королю, чуть склонил голову.

— Именно это я и собирался сделать, Стефан. Я поспешил к вам, как только увидел, что наш почетный гость уже прибыл. — Он повернулся к Кире с изящным поклоном, в котором, однако, сквозила некоторая издевка. — Вы сегодня обворожительны, ваше высочество.

— Спасибо, — кивнула Кира. «Обворожительны». Слово это неприятно задело ее, напомнив реплику Марны, что Карпатан испробовал свои чары на короле Стефане. Сегодня советник выглядел так, что Кира готова была в это поверить. Черный фрак подчеркивал его высокий рост и стройную фигуру, грудь пересекала элегантная сине-белая перевязь, служившая единственным украшением, и простота костюма лишь подчеркивала исходившую от этого человека ауру внутренней силы. — По-моему, Шандор, вы тоже обворожительны.

14
{"b":"8029","o":1}