ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я вспоминал твой запах, вкус твоих упругих нежных грудей. Я пролежал без сна всю ночь, думая о том, как мы сольемся наконец воедино. Когда ты вошла в комнату, я едва не толкнул тебя на постель и… — Зак глубоко вздохнул. — Но я знал, что на этот раз не смогу остановиться, пока не утолю свой голод, а мне не хватит дня, чтобы насытиться твоим телом, любимая. — Он целовал ее все настойчивее. — Или двух дней… или недели… — Рука его скользнула в вырез платья и сжала грудь Киры. Девушка затаила дыхание.

— Мне нравится чувствовать, как набухла твоя грудь под моей рукой, — шептал Зак, не сводя с нее глаз. — Я чувствую, как твердеет твой сосок. Это чудесно — знать, что ты желаешь меня. Жду не дождусь той минуты, когда мы снова окажемся в моем доме… чтобы знать, едва мне захочется, довольно лишь протянуть руку — и снова ощутить твой жар, твое желание… — Он сильнее сжал ее теплую трепещущую грудь, и Кира едва не застонала в ответ — Я хочу, чтобы ты сходила с ума от страсти, как схожу с ума я.

Пальцы ее впились в его плечи.

— Зак, пожалуйста, не надо…

Он тяжело вздохнул, но рука его все ласкала грудь Киры, словно жила своей собствен ной жизнью.

— Знаю, что не надо, но я не могу… — Он осекся. — Ну, хорошо. Извини. Я понимаю, что сейчас не время и не место. — Зак отвернулся. — Но лучше бы это произошло поскорее. Я просто не в силах больше терпеть.

— Я тоже, — дрожащим голосом отозвала Кира. Грудь ее тяжело вздымалась. Больше всего на свете ей хотелось, чтобы Зак продолжал свои ласки…

— А теперь иди, — велел он — Я догоню тебя, как только буду в состояния предстать перед гостями его величества.

Лицо Киры пылало. Девушка не сомневалась: ее возбуждение видно также хорошо, как возбуждение Зака.

Возможно, использовать страсть в качестве предлога было не такой уж хорошей идеей, — с неловким смешком пробормотала она. — Что ж, увидимся через несколько минут.

— Кира…

Девушка оглянулась через плечо.

— Это ведь не просто страсть.

— Я знаю, — тихо сказала она, направляясь к двери — Знаю, Зак.

Кира успела сменить вечерний туалет на джинсы и бежевый свитер, когда Зак наконец открыл дверь в ее спальню. На нем были темно-серые брюки, черный свитер, в руках он нес кожаный пиджак.

— Готова?

Девушка кивнула, надев кожаную куртку, и сунула в карман паспорт и портмоне. Затем она с сожалением окинула взглядом висящие на стенах фотографии. Раньше ей не было так горько расставаться с ними: ведь она всегда знала, что вернется… но сегодня Кира не могла быть уверена, что ей разрешат когда-либо пересечь границу Тамровии.

— Я устрою, чтобы снимки выкрали и доставили тебе, — пообещал Зак, понимающе глядя на Киру.

Девушка принужденно улыбнулась.

— Они не имеют никакой реальной ценности, но для меня… — Она поспешно отвернулась. — Возможно, Стефан будет так зол, что прикажет сжечь все это. А Шандор Карпатан с удовольствием поднесет спичку.

— Может, попробуем унести их с собой?

— Слишком громоздко. К сожалению, у меня нет негативов. Стефан велел уничтожить их, когда у меня отобрали фотоаппарат. Нам, возможно, придется бежать, так что лучше выйти налегке. — Кира пожала плечами. — Ничего страшного. Затевая все это, я знала, что во многом придется себе отказать. И я готова на это ради свободы Марны.

— Даже если лишишься родины?

— Я, в общем, не так уж хорошо знаю страну, которую считаю своей родиной. Стефан, а до него родители все время держали меня под стеклянным колпаком и не выпускали наружу. Всякий раз, когда мне казалось, что я нашла ключ от своей тюрьмы, они меняли замок. — Взгляд ее упал на фото Налдоны. — Тогда, на собрании, этот человек говорил о том, чего и мне хотелось бы для Тамровии. И я мечтала и лишь принести столько же пользы, сколько приносит он своей борьбой.

Зак подошел к ней и нежно обнял за плечи.

— Пора идти.

— Знаю. — Кира мягко отстранилась, упрямо вскинула подбородок. — Наверное, профсоюзный активист из меня все равно получился бы неважный. Единственный раз, когда я попыталась сделать что-то для Тамровии, я лишь навредила Налдоне. — Она подошла к стене, завешанной книжными полками. — Потайной ход начинается здесь. Видишь канделябр возле пятого ряда полок? — Кира подвинула стержень канделябра, и целый стеллаж медленно отделился от стены, открывая узкий черный проем. — Вот он.

— Действует практически бесшумно, — заметил Зак, настороженно вглядываясь в темноту. — Должно быть, механизм частенько смазывают.

Кира загадочно улыбнулась и зажгла фонарик, осветив витую каменную лестницу.

— О да, это что-то вроде священной обязанности, перешедшей ко мне от Лэнса.

— Священная обязанность? — удивился Зак.

— Ну, может быть, «священная» — не вполне подходящее слово. Раньше эти покои принадлежали моему брату Лэнсу. — Кира вошла в подземный ход и подождала, пока к ней присоединится Зак, прежде чем повернуть стержень точно такого же канделябра. Стеллаж так же бесшумно встал на место. — Ты, возможно, слышал, что Лэнс до того, как женился, вел немного… бурный образ жизни.

— Немного? — улыбнулся Зак. — Насколько я помню, в газетах его называли «Неистовый Лэнс».

Кира кивнула, неспешно спускаясь по ступенькам.

— Ну вот, Лэнс обнаружил этот ход еще подростком и использовал его, чтобы выбираться из дворца на свидание с одной из своих девиц. Он рассказал мне об этом, когда я гостила в Седихане. Вернувшись, я уговорила Стефана переселить меня в эти покои. Это сильно облегчило жизнь мне и Марне. Мы могли ускользнуть ненадолго, когда начинали совсем уж задыхаться в душной дворцовой атмосфере.

— Это единственный подземный ход в замке?

— Насколько известно нам с Марной — да, но и этот долгое время не использовали, прежде чем его нашел Лэнс. — Кира достигла подножия лестницы и повернулась к Заку, прижимая палец к губам. — Теперь нам надо идти очень тихо. Коридор проходит рядом с бальным залом, затем спускается ниже, туда, где дворцовая тюрьма, и идет под лесом, что напротив главных ворот. Я не знаю, насколько толстые здесь стены, но лучше не рисковать.

Зак кивнул и молча последовал за Кирой, быстро шагавшей по хорошо знакомым ей извилистым коридорам.

Фары «Мерседеса» освещали серебристые бока вертолета, стоявшего на поляне. Рядом с вертолетом стоял небольшой «Порш», двери которого открылись, едва «Мерседес» затормозил. Из «Порша» вышли двое мужчин. Сердце принцессы учащенно забилось, когда один из мужчин помог выбраться из машины Марне. Так она и вправду свободна! Только сейчас Кира осознала, какое напряжение владело ею до сих пор. Зак не сводил с нее глаз.

— Я ведь говорил тебе: Марну освободят.

— Да, знаю. Но мне казалось почти невозможным, чтобы все прошло так гладко, — пробормотала принцесса, смахнув непрошеные слезы. — И дело вовсе не в том, что я тебе не верила.

Зак крепко сжал руку девушки.

— Спасибо, что сказала мне об этом. Это много для меня значит. — Он открыл дверцу машины. — Что ж, начнем нашу маленькую одиссею? Если уж нам суждено провести еще сутки в этой стране, то давайте хотя бы выберемся из города. — Он помог Кире выйти из машины и повернулся к Марне. — Может быть, ты передумала и согласна прямо сегодня лететь в Швейцарию?

— Нет, — сказала Марна. — Швейцария много лет пробыла на одном месте. Надеюсь, она и завтра никуда не денется.

— Именно этого я и боялся, — покачал головой Зак. — Забирайтесь в вертолет, леди. Я должен отдать своим людям кое-какие распоряжения, прежде чем мы поднимемся в воздух.

Он вернулся через несколько минут и аккуратно положил в задней части вертолета какой-то металлический ящичек. Фары машины исчезли из виду, поляну окутала тьма и зловещая тишина.

— Ты собираешься вести вертолет сам? — удивилась Кира. — Я-то думала, что ты прикажешь пилоту доставить нас куда нужно, а потом вернуться за тобой.

Зак покачал головой.

16
{"b":"8029","o":1}