ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не думаю, — тихо сказал Зак. — Все это как-то странно. Я связался со своими людьми в Белахо, и они сказали, что вообще ничего не слышали ни о каких поисках. Словно и не было никакого побега. Удивительней всего то, что они никак не могут связаться со своими агентами во дворце.

— Странно, не правда ли?

Зак кивнул.

— Я велел им не оставлять попыток и связаться с нами, как только что-нибудь узнают.

— Так ты думаешь, нам не опасно остаться здесь еще на день?

— Во всяком случае, можно отложить отъезд на завтрашний вечер, вместо того чтобы вылетать с утра.

— Вот здорово! Это очень обрадует Марну.

— И меня тоже, — подмигнул ей Зак. — Потому что с утра я буду очень занят. — Рука его сжала грудь Киры, и дрожь пробежала по всему телу девушки, прогоняя задумчиво-спокойное оцепенение последних часов. — Вообще-то, я буду занят всю ночь. — Его длинные сильные пальцы теребили тонкую ткань блузки. — Сегодня под ней ничего нет, правда?

— Белье показалось мне… — Кира запнулась, когда Зак легонько сжал двумя пальцами ее сосок, — неуместным.

— И ты совершенно права. — Зак тихонько рассмеялся. Рука его скользнула к обнаженному плечу принцессы, лаская мягкую теплую кожу. — Никогда еще не приходилось мне видеть такие восхитительные совершенные плечи. — Он медленно спустил блузку с плеч девушки. Зак чувствовал, как напрягается под его взглядом высокая грудь Киры, словно стремясь вырваться на волю. Он все ниже опускал блузку, и все тело Киры наполнялось восторгом предвкушения. Дыхание ее стало хриплым и порывистым. Наконец груди ее оказались на свободе, и Кира ощутила новый прилив желания. Нагую кожу ее ласкал жар костра, соски набухли от возбуждения.

Зак не шевелился, но Кира чувствовала на себе его взгляд. Она ждала, затаив дыхание, слушая, как учащенно бьется сердце Зака. Медленно протянув руку, он сжал обнаженную грудь Киры длинными загорелыми пальцами, которые в свете костра казались почему почти прозрачными.

— Зак!

— Я знаю, — пробормотал он, щекоча губами ее щеку. — Я тоже схожу с ума от желания. Но на этот раз я не позволю себе быть грубым, как сегодня утром.

Сегодня утром он вовсе не был груб! Он был великолепен. Неистовая сила его страсти лишь делала ее еще прекраснее. Кире захотелось сказать ему об этом.

— Ты не был… — она осеклась, когда Зак внезапно отстранился.

Встав на колени, он принялся расстегивать рубашку, не сводя глаз с лица Киры.

— Мне нравится, какая ты сегодня. Люблю, когда твои волосы рассыпаны по плечам. — Зак снял рубашку и отбросил прочь. Грудь его отливала золотом в отблесках костра.

— Сядь, Кира, — велел он и, не дожидаясь, пока возлюбленная исполнит его просьбу, рывком поднял ее на колени, помог стащить через голову блузку и снял с нее мягкие сапожки. Затем Зак выпрямился и взглянул на Киру. В глазах его загорелся алчный, почти хищный огонь. Напряжение между ними нарастало. — Знаешь, я начинаю привыкать к тому, что ты — моя. — Дрожащими руками он развязал кружевные завязки ее пояса, но прежде чем снять его, вдруг остановился, проворно затянул пояс так крепко, что талия ее стала еще тоньше, а груди вызывающе поднялись.

— Что ты делаешь? — удивленно выдохнула Кира.

— Воплощаю одну из своих эротических фантазий. Боже мой, я и не знал, что хочу этого, пока не увидел тебя в цыганском наряде! — Все сильнее стягивая пояс, он медленно опустил голову. — Тебе не больно?

— Нет… — Губы Зака уже ласкали ее сосок, и Кире трудно было говорить. Она не чувствовала боли, только нараставшее возбуждение, страстное желание слиться с ним воедино.

— Что же это за фантазия?

Зак ослабил кружева, развязал и снял пояс Киры. Глаза его влажно потемнели.

— Не знаю, — задумчиво проговорил он. — Когда я увидел тебя в этом наряде, я испытал какое-то странное чувство… может быть, ностальгию? Словно все это уже было с нами. Сегодня ночь волшебства и фантазии, Кира. Есть у тебя мечты? Что-нибудь такое, о чем ты грезила в ночной тишине? Расскажи мне. — Он смотрел прямо в глаза девушки. — Я так хочу, чтобы ты поняла: я не всегда бываю тем неистовым безумным варваром, каким предстал перед тобой сегодня утром.

У Киры путались мысли, она не могла вспомнить никаких фантазий, хотя всегда любила помечтать.

— Мне кажется, твоих фантазий нам хватит на двоих.

Зубы его блеснули в улыбке.

— Очень хорошо. Тогда начнем с того, на чем остановились. Я сейчас, любовь моя.

Он встал и быстро разделся, затем снова опустился рядом с Кирой на колени, взял в ладони ее лицо и нежно поцеловал в губы.

— Иди сюда, Кира.

Он широко расставил ноги и привлек любимую к себе, так что ее широкие юбки накрыли его почти до пояса. Рука его проникла под юбки и коснулась ее тела, сокровенного местечка между нежными горячими бедрами. Пальцы Зака двигались размеренно, вкрадчиво, и Кира тихо вскрикнула, впиваясь пальцами в его плечи. Затем Зак усадил ее верхом на свое колено, и она обвила гибкими ногами его узкие мускулистые бедра.

И едва не закричала, когда он вошел в нее, заполняя ноющую пустоту лона своей горячей плотью.

— Это как охота за сокровищами — разыскать тебя под всеми этими юбками. — Он хрипло рассмеялся. — Мне кажется, я нашел дорогу… но что-то я иду по ней слишком медленно.

Кира была полностью с ним согласна.

— Так поторопись же! — Она сама не заметила, как вонзила ногти в плечи Зака. — Иначе я… сойду с ума.

Зак пошевелился, дрожь пробежала по телу Киры.

— Подожди немного, — попросил он. — Я тоже схожу с ума от промедления, но хочу… — он осекся. — Вот оно. А теперь обними меня покрепче.

И Зак зарылся лицом в ее спутанные волосы, прислушиваясь к нараставшим внутри ощущениям. Близость. Страсть. Полнота жизни!

Затем он толкнул Киру навзничь, взметнув ворох бесчисленных юбок и накрыв ее жаркой тяжестью своего распаленного тела.

— Вот теперь, Кира, настало время поторопиться, — нежно прошептал он. — Например вот так.

И Зак отдался во власть своих неистовых порывов, проникая в нее все глубже и глубже, двигаясь все сильней и стремительней. Вне себя от страсти, Кира лишь могла выгибаться в такт его движениям, изо всех сил стиснув его плечи. Наконец губы Зака властно впились в ее губы, и они вместе вознеслись к вершинам наслаждения.

Очнувшись от забытья, Кира поняла, что не может двигаться. Господи, она совсем обессилела. Ее возлюбленный лежал, закрыв глаза, грудь его тяжело вздымалась. Он тихо рассмеялся, едва переводя дыхание.

— Знаешь, дорогая, еще одна такая фантазия, пожалуй, окажется для меня последней. Я никогда еще не испытывал такого исступленного наслаждения. — Он открыл глаза, и Кира изумилась, снова разглядев в них огонь желания. — Но… знаешь, что я тебе скажу? Дай мне пару минут — и я готов проделать это снова. Вы меня заводите с пол-оборота, ваше высочество.

— Ну, мне-то понадобится куда больше времени, чтобы отдышаться, — пробормотала Кира. — Я только что побывала на вершине вулкана.

— Очень жаль, — искренне вздохнул Зак и перекатился на овечью шкуру рядом с Кирой. — Знаю, что я — эгоист, но никак не могу насытиться тобой. — Медленно и осторожно он расстегнул и снял все ее юбки. — Скажи, когда придешь в себя, хорошо? Можешь не сомневаться — я в любое время в твоем распоряжении.

Он лег на шкуру и увлек за собой Киру. Они посмотрели в глаза друг другу, затем Зак тихонько вздохнул.

— Хотя нам и так очень хорошо.

— Да, — Кира крепче прижалась к нему. — Я никогда еще не была так счастлива.

Через минуту она вдруг зевнула, и Зак увидел, что у нее слипаются глаза.

— Поспи немного, дорогая, — предложил он. — У нас ведь впереди вся ночь.

Кира кивнула. Да, сейчас она заснет, но сначала ей хочется полежать вот так рядом с Заком. Они снова сплели пальцы, Кира улыбнулась, и веки ее сомкнулись. Последнее, что она видела, прежде чем заснуть, было полное любви и нежности лицо Зака.

22
{"b":"8029","o":1}