ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты и сам знаешь, — прошептала она.

— Во всяком случае, догадываюсь, — взгляд его снова скользнул к ее высокой груди под тонким шифоном сорочки. — Тебе нравится, когда я смотрю на тебя?

— Да.

— Это хорошо. Кажется, что скоро это станет моим любимым занятием.

Он медленно поднял руку и спустил с плеч Киры бретельки сорочки, так что теперь тонкая ткань держалась только на высокой напряженной груди. Зак откинулся на спинку кресла.

— У тебя прекрасная кожа. Она словно излучает солнечный свет.

Кира едва слышала его слова. Как он может просто сидеть вот так и смотреть на нее, когда все тело ее жаждет прикосновений? Почему, почему он не ласкает ее?

Подавшись вперед, Зак прижался щекой к животу девушки. Кира судорожно вздохнула, ощутив сквозь ткань тепло его щеки.

— Чудесная кожа, — прошептал Зак. — Упругая, нежная. — Рука его ласкала ее живот. — И такая мягкая.

Ладонь его скользнула между бедер Киры. С губ девушки сорвался хриплый стон. Зак ласкал ее, рука его двигалась то быстро и сильно, то медленно и почти незаметно, и каждое движение лишь усиливало наслаждение. — Тебе нравится?

Кира кивнула, не в силах вымолвить ни слова. Зак не мог видеть ее кивка, да это и не имело значения. Он и так хорошо знал, как ей сладостны его ласки.

— Что еще мне сделать с тобой?

Неужели он не понимает, как трудно ей сейчас говорить? И все же Зак явно ждал ответа. Он поднял голову и заглянул в ее лицо.

— Что еще, Кира?

Девушка быстро облизала пересохшие губы.

— Зак… — взгляд ее упал на тонкий шифон, покрывавший грудь. Соски так напряглись, что даже касание легкой ткани казалось болезненным.

Зак проследил за ее взглядом.

— Твоя грудь? — другая рука его поднялась и замерла. — Какая она пышная, — шептал Зак. — Как она волнуется, как хочет меня…

Рука его сжала грудь девушки, и Кира затрепетала.

— Да, о, да! — воскликнула она. — Еще, еще, скорее!

— Тс, не торопись, — Зак усадил девушку на свое колено и дрожащими пальцами опустил ткань, обнажая твердые соски.

— Как ты красива, — прошептал он. — Боже правый, как ты красива!

Он медленно наклонил голову, и Кира ощутила его горячее дыхание, а потом властную силу губ. Застонав, она погрузила пальцы в волосы Зака, крепче прижимая его к себе.

Зак негромко рассмеялся. Странно, но в смехе этом не было торжества победителя, только тихая радость заботливого любовника, сумевшего разжечь пожар в груди любимой.

— Ты хочешь меня! Господи, как приятно сознавать это! — И губы его завладели соском Киры. Он ласкал ее языком и губами, преисполняясь щемящего восторга.

Кира и не заметила, как руки его проникли под сорочку и сжали ее бедра. Тела их трепетали, охваченные новым порывом желания. Каждое прикосновение Зака причиняло ей сладкую боль, но Кира с радостью принимала ее. Зак притянул ее к себе, и она ощутила, как сильно он возбужден. Девушка застонала, терзаемая неутоленным желанием. Зак ласкал ее, но теперь и этого было мало, голод ее лишь становился сильнее.

— Знаешь, мы ведь должны остановиться, — пробормотал Зак. — Кира…

— Нет! — Как он может так говорить? Пламя страсти пожирало ее. Неужели и он так терзался, когда мечтал о ней сегодня ночью? Ей вдруг стало жаль Зака, и она погладила его по волосам. — Пожалуйста, не останавливайся! Только не сейчас!

— Неужели ты думаешь, что мне хочется этого? — простонал Зак. Глаза его были закрыты. — Просто я боюсь не совладать с собой. Я не думал, что ты окажешься такой… любящей.

Любящей. Слово это прозвучало странно, и все же оно не казалось Кире неуместным. Только страсть, только желание могло пробудить в ней такие сильные чувства. Наверное, это любовь… Пальцы ее с наслаждением зарылись в густые волосы Зака.

— Да, правда, я сейчас такая, — прошептала она. — Я хочу…

Голос ее сорвался. Она хотела так много, что не могла подобрать слова. Ясно одно — ей мало только физической близости, ей нужно полное слияние с Заком. Но как могла Кира надеяться на это? Ведь они же едва знакомы.

— Я тоже, я тоже хочу тебя, — шептал Зак, и Кира ясно читала это в его глазах. — Но мы не можем пойти до конца. Не сейчас. Еще рано. — Он рывком поднял Киру на ноги и встал с кресла. — Все должно быть правильно.

— Правильно? — Неужели он оставит ее сейчас? Кира была в отчаянии. — Не слишком ли поздно думать о правилах? — спросила она вслед направлявшемуся к дверям Заку. Руки ее отрешенно, помимо воли поправили бретельки сорочки. — Ничего не понимаю. Зачем ты сделал все это, если не собирался… идти до конца?

Зак обернулся с порога, и Кира прочла в его взгляде страдание.

— Знаю, ты не поймешь этого. Я просто не рассчитал. Думал, что хоть отчасти смогу утолить свой голод. Увы, все вышло иначе. Теперь мне еще хуже. — Зак пожирал ее глазами, и Кире чудилось, что он снова ласкает ее. — Один лишь взгляд, одно прикосновение к твоей руке — и я снова сгораю от страсти.

— Почему ты остановился? — недоумевала Кира. — Какая разница — сейчас или потом?

— Ты имеешь право сначала узнать меня поближе, — объяснил Зак. — А я не уверен в себе. Не уверен, что всегда смогу вовремя остановиться. И все же, когда мы впервые будем вместе, я не хочу остаться для тебя незнакомцем, которому ты вынуждена отдать свое прекрасное тело в обмен на свободу Марны. Я хочу, чтобы все было правильно, черт побери! Если б это не было для меня так важно, думаешь, я бы сейчас отпустил тебя? — Он тяжело вздохнул. — А сейчас тебе лучше одеться. Через час мы вылетаем в Тамровию.

Зак бесшумно закрыл за собой дверь.

С минуту Кира недоуменно смотрела ему вслед. Она должна бы рассердиться на Зака за то, что он все решил за нее, но разве можно не уважать его за то, что он пожертвовал собственными желаниями, только бы Кира не чувствовала себя оскорбленной, не мучилась угрызениями совести, отдавшись первому встречному?

Зак давал ей шанс узнать его поближе… но Кире почему-то казалось, что это совсем не важно. Она уже знает этого человека, она словно знала его всю жизнь. Можно не сомневаться в его порядочности, а кодекс чести, по которому живет Зак, предписывает ему относиться к себе еще строже, чем к окружающим. Кира знала, что любовь, которую Зак подарит однажды выбранной им женщине, будет так же незыблема, как эти горы за окном, которые Зак считал своими. Кира встретилась с Заком Деймоном только вчера — и все же была почему-то уверена в этом.

С ними обоими творится что-то странное… но Кира больше не боялась будущего, хотя по-прежнему была немного растерянна.

На смену страху пришло странное волнующее, неведомое прежде ощущение — словно предчувствие увлекательных приключений, которые ожидают впереди. Надо лишь идти вперед, и вскоре с ней произойдет нечто радостное и восхитительное. Господи, как же ей хочется поскорее встретиться с будущим, сулящим радость наслаждения!

Соскочив с кресла, Кира подхватила с пола шелковый желтый халатик. Надо быстро принять душ, одеться и уложить вещи. Потом бросила взгляд на поднос с едой и поморщилась. Даже если завтрак еще не остыл, она была слишком возбуждена, чтобы отдать должное стряпне Хуаны. Может быть, она проголодается позже, в самолете.

Быстрыми легкими шагами девушка прошла через комнату и скрылась за дверью, ведущей в ванную.

— Кажется, ты в хорошем настроении, — сказал Зак, внимательно глядя на Киру. — Я и не думал, что тебе будет так приятно вернуться в Тамровию. Мне почему-то казалось, что ты не без ума от своей родины.

— Ты почти что прав… и все же я люблю Тамровию. — Кира надела светло-серый жакет, который сняла, усаживаясь в кресло. — Просто всякий раз, ступая на родную землю, я не чувствую себя свободной. — Она наморщила носик. — И вовсе не потому, что я чересчур чувствительная натура. Стефан внушает подобное чувство всем своим подданным. Никто никогда не говорил ему, что король не должен быть цензором свободной прессы и объявлять вне закона профсоюзы. Впрочем, если б кто-то и попытался, Стефан просто не стал бы его слушать.

9
{"b":"8029","o":1}