A
A
1
2
3
...
10
11
12
...
25

— А почему вы считаете, что Слейтер был любовником хозяйки дома? — спросил Дронго.

— Он сам сказал, что был другом. А во Франции друг семьи — это больше чем любовник.

— А в Англии — это просто друг, — возразил Дронго. — Вы, кажется, ошибаетесь, мистер Дюбуа. Кроме того, у вас нет никаких доказательств.

— Я проведу очные ставки и найду доказательства, — убежденно заявил Дюбуа.

— А если нет? Это не выход, комиссар. Давайте сядем вместе читать все показания заново. Кто-то из наших знакомых врет. Не нужно зацикливаться только на Слейтере или молодом Харрисоне. Здесь было еще трое мужчин.

— Из них двое сейчас сидят в этой комнате, — кивнул Дюбуа. — Кого из вас я должен подозревать?

— Обоих, — усмехнулся Дронго. — Вам не кажется, каким идеальным убийцей мог быть ваш бывший учитель? Пока я поднимался в свою комнату, он быстро проскользнул в комнату Анны Харрисон, задушил ее и затем вернулся в гостиную.

Полицейские наверняка видели его не все время. Он вполне мог отлучиться.

— Что вы говорите? — возмутился мистер Росс. — Зачем мне убивать эту несчастную женщину?

— Именно потому, что вы вне подозрений. Все знают, что вы — бывший учитель комиссара Дюбуа, а это значит — вы вне всяких подозрений. Но именно поэтому, заплатив вам деньги, неизвестный убийца обеспечивает себе абсолютное алиби и достигает желанной цели.

— Вы это серьезно? — выговорил вконец изумленный Стивен Росс.

— Конечно, нет. Я привожу эту версию в качестве примера для нашего дорогого комиссара. Нельзя быть таким убежденным в своей правоте. Нужно всегда сомневаться. А если серьезно, то в обоих случаях главным подозреваемым должен быть я сам — я был последним из видевших или слышавших и мистера Эдварда Харрисона, и его супругу. Кстати, дайте мне еще раз эти протоколы. Там есть интересные моменты. А потом пойдем осмотрим комнаты погибших супругов.

Он снова начал изучать перечень вещей, найденных в кармане убитого Харрисона.

— Что за ключи были в его кармане? — спросил Дронго, словно пытаясь что-то вспомнить.

— Обычные. От гаража, — удивился Дюбуа, — и, кажется, от автомобилей.

— А почему не у водителя? — спросил Дронго, продолжая изучать протоколы. — Вы спрашивали у Хуана?

— Не знаю, — пожал плечами комиссар, — а впрочем, какая разница. Там была связка ключей.

— Вспомните, комиссар, — оживился Дронго, — там не было небольшого серого ключа? Примерно таких размеров, — показал он пальцами, — совсем небольшого.

— Нет, точно не было, — еще больше удивился Дюбуа. — А почему вы спрашиваете?

— Просто интересно, — чуть помедлив, сказал Дронго, — здесь, кажется, есть очень интересный момент. Давайте прогуляемся по вилле.

— Вы же хотели осмотреть комнаты Харрисонов, — напомнил Дюбуа.

— Это потом, — отмахнулся Дронго, — сначала погуляем.

— Хорошо, — недовольно заметил комиссар Дюбуа, — как хотите. Я знаю, вы часто принимаете нестандартные решения, но не могу понять, почему нам сначала надо прогуляться по саду, а уж затем осматривать комнаты Харрисонов.

— Так надо, — загадочно произнес Дронго, — я вам потом все объясню, пошли.

Они вышли втроем в сад, где уже работало несколько полицейских экспертов. Саперы с миноискателями внимательно проверяли каждый метр земли.

Дронго пошел в глубь сада. Ничего не понимающие Дюбуа и Росс следовали за ним.

— Вы думаете что-нибудь так найти? — спросил Дронго у комиссара, показывая на саперов.

— Не знаю, но на всякий случай, — сказал Дюбуа. Они прошли за дом.

Дронго остановился, посмотрел на окна второго этажа, затем, подойдя к дому, стал тщательно осматривать землю под окнами. Неожиданно он резко поднялся.

— Здесь же побывало столько ваших людей, — сказал он недовольно, направляясь в глубь сада, туда, где виднелся теннисный корт. Пройдя еще шагов двадцать в полном молчании, он подошел совсем близко к дверям корта. Чуть приоткрыл их и затем, снова закрыв, обернулся к Дюбуа.

— Мне нужно немедленно обыскать комнату покойного Харрисона, а вы соберите всех в гостиной. Кажется, я начинаю что-то понимать в этих непонятных убийствах. Во всяком случае, я постараюсь найти вам обвиняемого, — улыбнулся Дронго.

— Вы что-нибудь поняли? — взволнованно спросил Дюбуа.

— Пока не до конца. Соберите всех вместе и пришлите, пожалуйста, наверх ко мне Шарлотту. Это очень важно, господин комиссар.

Стоявший сзади Стивен Росс утвердительно кивнул головой, и ничего не понимавшему Дюбуа пришлось в который раз согласиться.

Собрав всех в гостиной, комиссар нетерпеливо ходил по комнате. В левом углу на креслах удобно устроились супруги Холдмен. У стола сидели Роберт и Клаудиа Харрисоны. Недалеко от скульптуры, взяв стул, примостился Боб Слейтер.

За столом сидел Стивен Росс. Неожиданно в гостиную вошла Шарлотта. Все вздрогнули. Не сказав ни слова, служанка прошла к столу и села рядом с Россом.

Еще через несколько минут появился Дронго. Тщательно одетый, чисто выбритый, подтянутый, он сегодня впервые казался намного моложе своих лет. Оглядев всех присутствующих, он улыбнулся.

— Я рад вас всех видеть, господа. Признаюсь, эти два дня были для меня очень трудными. Впервые в своей жизни я столкнулся с преступлениями, где убийца исчезал в считанные секунды, не оставляя после себя следов. Это было очень интересное дело.

— Вы хотите сказать, господин Леживр, что оно уже завершено? — не выдержал комиссар Дюбуа.

— Практически да. — Сделав эффектную паузу, Дронго подошел к столу, взял один из стульев, стоявших рядом, и, спокойно сев, еще раз улыбнулся. — Но это было самое трудное расследование в моей служебной карьере. Во всяком случае оно войдет во все учебники криминалистики.

— Говорите быстрее! — еще раз сорвался Пьер Дюбуа.

— Вы хотите сказать, что раскрыли эти два преступления? — удивленно спросил Стивен Росс.

Дронго встал, заложил руки за спину и начал неторопливо ходить по гостиной.

— Одну минуту терпения. Итак, я все время спрашивал себя: каким образом был убит мистер Харрисон? Ведь убийца ни при каких обстоятельствах не мог исчезнуть из закрытого изнутри помещения. Я с самого начала не верил ни в какие потайные ходы, ни в какую комнату дьявола. И хотя наш друг Пьер Дюбуа тоже не верил в эту чертовщину, тем не менее он терпеливо искал скрытый выход из этой комнаты. Мне пришлось исходить из невероятной с первого взгляда предпосылки о том, что, кроме Харрисона, в комнате никого не могло быть. Но кто тогда запер изнутри комнату и убил Харрисона? Ведь мы с миссис Холдмен очень четко слышали крики хозяина виллы. Значит, за мгновение до того, как мы ворвались в комнату, в ней кто-то был. Я очень долго размышлял над этим. И только разгадка второго преступления привела меня к разрешению первой задачи. Ведь и в случае с убийством Анны Харрисон все внешне повторилось. Последними, кто ее видел, были мы с мистером Холдменом. Внизу нас ждал Стивен. А через несколько минут женщина была убита. Конечно, самое большое подозрение падало на Боба Слейтера.

При этих словах художник ощутимо вздрогнул.

— Но после такого виртуозного убийства, которое произошло в первом случае, я не мог и представить себе, чтобы убийца, окажись он Слейтером, решился на такой примитивный трюк. Самому задушить миссис Харрисон и затем выбежать на балкон было бы слишком примитивно. Но я не отбрасывал и такой версии. Однако, поднявшись наверх, я сразу заметил, что тело несчастной миссис Харрисон уже начало остывать, и Боб Слейтер при всем желании не мог убить ее за несколько минут до нашего появления. Именно тогда у меня шевельнулись первые подозрения: Анна Харрисон была убита минут за двадцать-тридцать до нашего появления в комнате, но я ведь видел, как она передавала ключи мистеру Холдмену. Загадка казалась мне неразрешимой до тех пор, пока я не увидел сегодняшних протоколов осмотра вещей погибшего Харрисона. Среди изъятых ключей отсутствовал ключ от теннисного корта. — Леживр в упор посмотрел на Гарри Холдмена и успел заметить, как тот переменился в лице.

11
{"b":"803","o":1}