A
A
1
2
3
...
13
14
15
...
25

— Он что, родственник или потомок герцога Сен-Симона?

— С чего вы взяли? — удивилась Полонская.

— Герцог Сен-Симон, Луи де Рувруа, один из наиболее известных французских писателей восемнадцатого века.

— Я не слышала об этом. Однако как хорошо вы знаете родословные французских аристократов. Действительно, вас послал мне бог.

— Мне неизвестны их родословные. Просто я люблю французскую литературу.

Вернемся к нашим проблемам. Что было написано в письме? Оно с вами?

— Конечно. — Полонская протянула ему уже пожелтевший конверт.

— Откуда пришло письмо?

— Из Южной Америки. Из Аргентины.

— Отправитель, конечно, неизвестен. Женщина горестно промолчала. Дронго достал сложенный лист бумаги и прочел письмо. «Дорогая Кэт! У меня все в порядке. Не волнуйся. Немного побуду в Аргентине, Бразилии. Деньги пока есть.

Береги себя.

Твой Серж».

— Кому это он писал письмо?

— Мне, — вздохнула женщина, — в доме все знали, что он называл меня Кэт. Меня зовут Екатерина Григорьевна.

— Очень приятно. — Он встал, поцеловал руку женщине. Все-таки у нее было такое горе. — Давайте договоримся сразу, — предложил Дронго, — я не маг, и у меня не бывает видений. Чудес делать я не умею. Вы расскажите мне, кто был у вас в доме пять лет назад и кто будет завтра. Я приму приглашение и приду на ужин. Но должен предупредить: в успех я почти не верю. Ваш внук мог исчезнуть где угодно.

А крестик? — возразила Полонская. — А поддельное письмо?

Поэтому я и собираюсь завтра к вам. У вас собственный дом? Где вы живете?

— Это дом еще моих родителей. Он был куплен на часть тех ценностей, которые удалось вывезти моей покойной матери. Дом находится недалеко от Салерна, там целое поместье.

— Большое? — уточнил Дронго.

— Около десяти гектаров.

«Кажется, работа усложняется, — подумал Дронго. — Найти что-нибудь на такой территории почти невозможно».

— Кроме вашего друга, кто-нибудь знает об этом кресте?

— Больше никто. Я не хотела заранее говорить. Кроме того, мы встречаемся лишь несколько раз в году.

— Значит, если я вас правильно понял, завтра вечером у вас собирается абсолютно тот же состав, что и пять лет назад?

— Да, почти.

— Что значит почти?

— Не будет нашего повара. Он умер в прошлом году. Потом сменилась одна из наших горничных.

— Сколько слуг в доме?

— Всего пятеро. Водитель, сторож, повар, две горничные.

— А сторож тогда не видел ухода Сержа? Кстати, он ушел или уехал?

— В том-то и дело. Он уехал. Но на первой заправочной станции его автомобиль вышел из строя. Правда, рабочие видели, как он поймал такси. Номера они не запомнили.

— Он поехал в сторону города?

— Да, но больше его никто не видел. А машину через два Дня пригнали к нам.

— Она и сейчас стоит там?

— В гараже. После исчезновения Сержа на ней никто не ездил.

— Что за автомобиль?

— Кажется, «Шевроле». Я плохо разбираюсь в этих моделях.

— Теперь подумайте, прежде чем ответить. Ваш внук мог вернуться в поместье незамеченным?

— Конечно, мог, — она достала платок, вытерла лицо, у нас не такая высокая ограда. Он любил лазить где попало.

— Теперь подробно перечислите, кто именно будет сегодня вечером у вас в гостях.

— Мой друг, о котором я говорила. Мы знакомы уже много лет. Он посвящен во все наши семейные тайны.

— Сколько ему лет?

— Много, — покраснела женщина, — как и мне. Мы почти одного возраста.

— Давайте дальше.

— Моя старшая дочь Мария. Она ботаник, работает в научном центре в Париже. Ее муж — Михаил Дольский. Он предприниматель, из очень известной семьи Дольских. Его мать…

— Мадам Полонская, давайте для начала просто перечислим всех присутствующих, — довольно невежливо перебил ее Дронго.

— Да-да, конечно. Простите. Еще присутствовали наш сосед Морис Лепелье и его супруга Тереза. Они живут рядом, мы дружим уже давно.

— Сколько им лет?

— Морису за пятьдесят. Тереза лет на десять моложе. А почему вы спрашиваете их возраст?

— Если я возьмусь за ваше дело и буду завтра ужинать в вашем доме, то должен предварительно знать все интересующие меня детали. Поэтому я и спрашиваю. Продолжайте перечислять.

— Еще был мой племянник Игорь. Ему около тридцати. Они очень дружили с моим внуком, практически вместе росли. Его мать — моя младшая сестра, умершая два года назад.

— Она присутствовала в тот последний день, когда исчез Серж?

— Нет. Она уже тогда болела. Ее дом в Нормандии. Они живут там почти сорок лет. Еще был управляющий делами нашей семьи — Жигунов Илья Устинович. Его родители из терских казаков, ушли из Крыма вместе с армией Врангеля. Жигунов работает у нас много лет. Я знаю его уже двадцать лет. Вот и все.

— Значит, вместе с вами восемь, а если считать и прислугу то еще плюс три. Правильно?

— Да. Но сторож сидел весь вечер у проходной. В тот вечер передавали какой-то футбольный матч и к нему зашел его приятель.

— Вы это проверяли?

Конечно. Его команда проиграла, и они от огорчения пили всю ночь. Я это хорошо помню. А вторая горничная отпросилась у меня в тот вечер.

— А водитель?

— Он был в гараже, смотрел автомобили.

— В любом случае ни у одного из троих нет твердого алиби, — убежденно сказал Дронго, — нужно будет все проверить. Дом далеко от гаража?

— Да, довольно далеко. Метров пятьсот. Гараж не виден, он серый, за деревьями.

— У вас в парке много растительности?

— Много. Нужно содержать садовника или рабочих по уходу за садом. А на это уже нет денег. Иногда сторож или девушки льют воду, а вообще-то парк сильно запущен.

— Дом большой?

— Не очень. Два этажа. Всего десять комнат. Наверху шесть комнат для гостей, внизу, в левом углу, моя спальня, кабинет покойного мужа, В правом — большая гостиная. Библиотека. Кухня, кладовые пристроены к дому, потом выходят в коридор, в задней части дома.

— У вас есть подвал?

— Совсем небольшой. Мужу нравилось хранить там новые сорта французских вин. Вы беретесь за это дело?

— Мадам Полонская, что конкретно вы хотите?

— Я хочу знать твердо, что моего Сержа… в общем, я больна, тяжело больна. Мне нужно пересмотреть завещание.

— У вашей дочери есть дети?

— Двое. Они уже достаточно взрослые. Борису, старшему, Уже двадцать два, он заканчивает Гарвард. Очень способный молодой человек, но он не Полонский. Он — Дольский, у Меня нет больше прямых наследников. Так вы беретесь за о дело?

— Вы серьезно считаете, что, поужинав сегодня в вашей компании, я смогу определить, куда исчез пять лет назад ваш внук и кто его предполагаемый убийца?

— Вы верите в бога? — вдруг спросила женщина. — Это имеет отношение к нашему делу?

— Имеет, — серьезно ответила Полонская, — бог видит все. Нельзя снимать освященный крест с убиенного. Завтра вы скажете мне, кто убил Сержа.

— А почему вы считаете, что этот кто-то из ваших близких людей?

— Другой не может быть, — убежденно ответила Полонская. — В тот вечер Серж был навеселе, немного возбужденный, он громко разругался со всеми и пошел к своей машине. Больше мы его не видели.

— Почему он ругался?

— Сейчас не помню. Сначала он наговорил гадостей Жоржу, затем громко поскандалил с Морисом. Жигунов пытался его остановить, но он резко оборвал и его. Затем ушел к машине. Игорь побежал за ним, пытаясь его вернуть, но все безрезультатно. С тех пор мы его не видели. Да. После смерти родителей у него бывали нервные срывы. Так вы будете завтра вечером у меня дома?

— Буду, — наконец выдавил он, — напишите ваш точный адрес для такси.

Она протянула свою визитную карточку. Встала. Он поднялся вслед за ней.

— Последний вопрос, — произнес Дронго. — В случае подтверждения смерти вашего внука ваше завещание сильно меняется?

Она испугалась, да, скорее испугалась, чем удивилась.

— Разумеется, — быстро произнесла Полонская, отходя от его столика.

14
{"b":"803","o":1}