ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Куриный бульон для души. Истории для детей
The Beatles. Единственная на свете авторизованная биография
Книга воды
Война 2020. На южном фланге
Зови меня Шинигами
Dead Space. Катализатор
Песнь Кваркозверя
Девочка, которая спасла Рождество
Цвет жизни
A
A

Вместе с Жигуновым они перевернули тело. Водитель был мертв, уже не дышал, но по еще продолжающей сворачиваться крови Дронго понял, что убитый получил смертельный удар всего несколько минут назад.

— Успокойтесь, — сказал он кричавшей женщине, — где ваш повар?

— Он спустился в кладовую. А я пошла с ним выбирать вино для десерта.

Появился запыхавшийся толстяк.

По его рыхлому лицу Дронго сразу определил его профессию.

— Все выйдите отсюда, — сказал он. — Господин Дольский, вызовите полицию. Все остальные вернитесь в гостиную.

Он наклонился над убитым, подозвал повара.

— Вы останьтесь.

Жорж увел плачущую служанку в гостиную.

— Скажите, — спросил Дронго, когда они остались одни, — это удар профессионала?

— Я его не убивал, — смутился толстяк, не понявший английского.

— Знаю. Вы были вместе со служанкой в кладовой. Удар. Посмотрите удар, — показал Дронго, — это профессиональный удар.

Толстячок понял. Зажмурил глаза, наклонился, затем открыл один глаз, второй.

— Да, — сказал он, — удар очень сильный, профессиональный. Но это не я.

— Спасибо, накройте его какой-нибудь простыней.

Он вернулся в гостиную.

Там уже собрались все находящиеся в доме. Сама графиня Полонская, Жорж де Рувруа, Дольский, его супруга, спустившаяся вниз на крики, Жигунов, Игорь, супруги Лепелье и две служанки. Старшая, ставшая свидетелем происшедшего продолжала что-то доказывать всем. Вторая, тоже испуганная, молча озиралась по сторонам.

— У сторожа все в порядке, — сообщил Морис, — никто не заходил и не выходил. Мы его предупредили, что сейчас приедет полиция.

— Это божья кара, — простонала Полонская, — у меня было видение.

Все говорили одновременно, взволнованные происшедшим. Дронго отошел к камину и сел на один из стульев.

Итак, совершено убийство. Еще одно. Убийца — один из находившихся в комнате. Это безусловно. Из гостиной выходили четверо — Дольский, он задержался дольше всех, Жорж де Рувруа, Жигунов и Морис Лепелье. Что-то услышанное во время ужина так потрясло убийцу, что он решил сразу начать действовать. Но почему водитель? Что он мог знать? Что-то связанное с машиной. Или он был сообщником убийцы.

В любом случае ясно, что этот Альберт обладал какой-то информацией.

Стоп. Почему только информацией? Судя по всем находящимся в этой гостиной господам, все они люди довольно состоятельные. Крестик хоть и красивый, но стоил не больше пятисот-семисот долларов. Так рисковать за такие ничтожные деньги ни один из них не стал бы. Значит, у убийцы мог быть сообщник. Сообщник, для которого пятьсот долларов огромные деньги. Похоже, Альберту сегодня крупно не повезло. Кроме того, в ту ночь Серж не сумел далеко уехать на своем автомобиле. Если предположить, что «Шевроле» намеренно вывели из строя. Здесь нужна помощь профессионала, водителя. Думай быстрее, через полчаса здесь будет полиция, и тогда все. Ему придется задержаться здесь еще на месяц. Не спасут даже лавры «лучшего сыщика Интерпола».

Вокруг продолжали громко спорить, кричать, суетиться, а он молчал, продолжая сосредоточенно думать.

Жигунова послали за дровами.

Жоржа де Рувруа послали за накидкой.

Дольский помог увести жену.

У них у всех был повод выйти, обоснованный повод.

Морис взялся сам принести воду для жены. Она его, кажется, даже не просила. Дронго вспомнил его рукопожатие. Сильное, крепкое. Такой может ударом топора раскроить череп. В ту ночь Серж мог приставать к его жене по взаимной договоренности. На Терезу это похоже.

Заставший их Морис хотел убить Сержа, но тот убегает к себе до мой.

Затем Морис возвращается, находит Сержа и убивает его. Похоже. Но при чем тут водитель? Тогда скорее второй жертвой должна была быть его Тереза.

Господи, в какую гнусную историю его втянула эта старуха! Он ведь еще вчера чувствовал, что все будет плохо. А теперь все очень плохо. И есть еще один труп. А убийца здесь рядом, смотрит на него и насмехается.

— Скоро приедет полиция, — говорит Жорж де Рувруа.

— Ничего нельзя трогать, — это испуганный голос Игоря.

— Какой ужас! — бормочет кто-то из служанок.

— Не нужно было вообще ничего рассказывать, — это, кажется, Морис говорит своей супруге.

— Господи, у нас в доме, — причитает Мария.

Все эти крики, вздохи, стоны, конечно, отвлекают. Он быстро достал бумагу и ручку.

Написал цифру 1.

Кто мог уйти на кухню и оказаться там в момент убийства?

Затем поставил четыре фамилии.

Написал цифру 2.

Кто мог нанести такой удар?

Подумав, поставил уже три фамилии.

Кто мог договориться с водителем об автомобиле? Четыре фамилии.

Кто должен был дать деньги Сержу Полонскому? Две фамилии.

Кто мог отправить письмо, подделав почерк Сержа? Пять фамилий.

Кто мог быть заинтересован в гибели Сержа Полонского? Три фамилии.

Затем, подумав, дописал: кто не встречался с Полонским в тот вечер? И снова поставил две фамилии.

И наконец, еще один вопрос. И всего одна фамилия.

Затем положил ручку в карман.

Он уже приблизительно знал, чего хочет. Следивший за ним убийца вдруг понял, что Дронго знает.

И отчаянным усилием воли заставил себя улыбаться, игра шла до конца.

Уходить было поздно. Через десять минут приехала полиция.

Дронго подошел к хозяйке дома.

— Вы знали, что у Сержа сломается машина? — спросил он.

— С чего вы взяли? — угрюмо спросила мадам Полонская.

— Я задал вопрос, — терпеливо напомнил Дронго.

— Знала, — отвернулась женщина, — я не хотела, чтобы он уезжал.

— Кому вы дали поручение?

Полонская тихо сказала. Дронго кивнул головой.

Полицейские инспекторы добросовестно осмотрели весь дом, исследовали труп, опросили всех находящихся в доме. По их версии, убийца был посторонний грабитель, проникший в дом из парка. Возглавлявший бригаду инспектор Бувье, долговязый, мрачный, неразговорчивый субъект, дотошно опрашивал каждого свидетеля, пытаясь найти противоречие в их показаниях.

Дронго сидел в стороне, не обращая внимания на суету вокруг. Он для себя выяснил почти все.

Бувье долго разглядывал его документы, удивляясь, что месье Леживр не знает французского. На предложение позвонить в Интерпол или комиссару Дюбуа в Монпелье только неприятно улыбался, обнажая желтые лошадиные зубы. Дронго добросовестно отвечал на все его вопросы, пока наконец мадам Полонская не принесла газету с его фотографией.

— Это знаменитый детектив, — злорадно сказала она, протягивая инспектору газету, — он может найти убийцу и без вашей помощи.

— Очень хорошо, мадам, может, он мне скажет, кто убил водителя? — спросил инспектор.

— Вы правильно ищете, господин Бувье, — кивнул Дронго, — это наверняка мог быть только посторонний. Все остальные мужчины находились в гостиной, сторож слишком стар, а повар ушел в кладовую, где он был не один. Так что ищите этого неизвестного!

— Что я и делаю, — мрачно заявил Бувье, — в любом случае прошу вас завтра зайти еще раз в комиссариат города.

— Разумеется.

Уже под утро полицейские, завершившие предварительный осмотр, уехали, забрав тело с собой. Следом уехали Лепелье. Тереза чувствовала себя очень плохо. За ними ушли Мария и Дольский.

Правда, последний, уложив жену, спустился вниз, выпить чаю. Так они и сидели за столом вшестером. Графиня, Жорж де Рувруа, Дольский, господин Леживр, Жигунов и Игорь.

— А все-таки, — спросил вдруг Жорж де Рувруа, — к какому выводу вы пришли? Это действительно был посторонний?

— Конечно, нет, — спокойно ответил Дронго, — так я говорил только для полиции.

— А что вы можете сказать нам? — поднял на него свои красные глаза господин Дольский.

— Очень много. Даже назвать имя убийцы.

— В таком случае почему вы молчите? — резко спросила графиня.

— Я могу говорить только в том случае, если вы все дадите мне слово, что сказанное мною останется здесь.

17
{"b":"803","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Выдающийся лидер. Как закрепить успех, развивая свои сильные стороны
Четвертая обезьяна
Монтессори с самого начала. От 0 до 3 лет
Резня на Сухаревском рынке
Убийство в переулке Альфонса Фосса
Маленькая женщина в большом бизнесе
Танос. Смертный приговор
Любовный талисман
Белое безмолвие