ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Империя бурь
Целуй меня в ответ
Карпатская тайна
Вакансия для призрака
Кремль 2222. Одинцово
Думаю, как все закончить
Цвет жизни
Застигнутые революцией. Живые голоса очевидцев
Сидней Рейли. Подлинная история «короля шпионов»
A
A

— Не могу, — признался Дюбуа, — он был первым, кто увидел убитого Харрисона. Женщина не в счет. Она сразу потеряла сознание.

— Сразу после того, как был убит Харрисон. Значит, в любом случае алиби Леживра безупречно, — уточнил Стивен Росс.

— Здесь вы правы, — согласился Дюбуа, — может, все-таки Харрисона убили из окна?

— Нет, — возразил Росс, — я видел труп. Там у раны характерный пороховой песок. Стреляли с очень близкого расстояния — это будет безусловно.

Может, Харрисон подошел к окну, получив выстрел в сердце, а затем поспешил к дверям, прося о помощи. Так скорее похоже на правду.

— А зачем он тогда закрыл окно? — спросил Дюбуа. — Это же нелогично. Вы не находите?

— В состоянии шока он бессознательно мог это сделать, — предположил Росс. — В любом случае это преступление довольно загадочное и странное. Я вам не завидую, Пьер Дюбуа, у вас очень сложная задача. Не старайтесь идти по пути наименьшего сопротивления, это не всегда самый верный путь. Ищите, подумайте, а мы вместе с мистером Леживром постараемся помочь вам. В конце концов, вам даже повезло. Вчера здесь случайно оказались один из самых лучших экспертов ООН по проблемам преступности и, смею думать, достаточно известный в Европе ученый-криминолог. Втроем мы что-нибудь придумаем.

— Будем надеяться, — согласился Дюбуа, — иначе мне придется поверить в дьявола.

— Лучше в бога, — серьезно предложил Росс, — это перспективнее. Вы не знаете, отчего все французы такие ужасающие материалисты?

— Мы страна революций, — засмеялся Дюбуа, вставая. — Поеду в город, узнаю про свои запросы. Заодно заберу с собой вашего Хуана. Он мне поможет лучше сориентироваться при получении бумаг Харрисона.

— Вы его тоже подозреваете?

— Я должен подозревать всех. Так, кажется, учил нас когда-то известный европейский криминолог Стивен Росс.

— Победили, — поднял руки Росс, — делайте, что считаете нужным. Я полностью в вашем распоряжении.

После отъезда комиссара Дронго долго сидел один. Перебирая в уме события последнего дня, он пытался понять сложный механизм данного убийства. Не придумав ничего особенного, он решительно встал и направился во двор. Там уже дежурил полицейский, оставленный Дюбуа до приезда экспертов из Лиона.

Подозрительный Пьер не особенно верил рассказам об исчезнувшем преступнике.

Комиссар был большим материалистом и не верил в появления дьявола. Не подходя близко к окнам, Дронго внимательно осматривал землю вокруг дома. На это он потратил около двух часов. Но все было тщетно. Никаких подозрительных следов, ничего, что могло привлечь внимание. К обеду Дронго вернулся в дом.

Обед проходил в полном молчании. Место хозяина дома пустовало, так как Анна не решилась сесть на его место. Все перебрасывались короткими фразами, стараясь не смотреть друг на друга. Прислуживавшая Шарлотта неторопливо разносила блюда; казалось, она была единственным человеком, которого не смутила смерть Харрисона.

Дронго обратил внимание на Клаудиу. Она была чем-то взволнована, стараясь не выдавать своего состояния. Но чем дольше длился обед, тем более нервной и напряженной становилась невестка покойного хозяина виллы.

Напротив, Марта была спокойной, хотя он видел, каких трудов стоит ей это спокойствие. Страшная картина убийства дяди была перед ее глазами, но молодая женщина держалась неплохо.

— Нужно будет покормить полицейских, — напомнил Росс.

— Да, да, конечно, — спохватилась Анна Харрисон. — Шарлотта, — обратилась она к служанке, — покормите, пожалуйста, их вместе с Хуаном.

— Хуан уехал с полицейскими, — почти неслышно прошептала старушка.

— Когда? — удивился Роберт. — Я не видел, чтобы они его увезли.

— Это я попросила его поехать, — быстро вставила Анна, — я думала, он уже вернулся. В городе потребуются какие-то формальности при оформлении, а Хаун обычно был в курсе всех дел моего мужа.

— Нужно было сказать мне, — возразил обиженный Роберт, — в конце концов, я сын, и мне тоже следовало поехать.

— Я как-то не подумала, — слабо улыбнулась Анна, — но там нет ничего серьезного. Просто надо быть… в морге, — голос ее дрогнул, — там требуются какие-то формальности. Простите… — Она быстро встала и вышла из комнаты.

Оставшиеся сидели в неловком молчании.

— Напрасно ты так, — мягко сказала Марта. — Хватит, — разозлился Роберт, — в конце концов, я его сын. Мой безумный отец слишком часто влюблялся.

Из-за этого он несколько раз менял свое завещание. А сколько денег он потратил на своих знакомых!

— Ты несправедлив к отцу, Роберт, — возразила Марта, — он очень любил тебя.

— Еще больше он любил себя, — недовольно отрезал Роберт. — Несколько дней назад он опять менял свое завещание. Думал, что я не узнаю. И большую часть завещал моей мачехе. Он почему-то считал, что документы взял именно я. А я до сих пор не знаю, о каких документах идет речь.

— Он говорил об их пропаже, — оживился Боб Слейтер, — мне рассказывала Анна об этих документах. По-моему, она была в курсе его дел. Это какие-то компании, связанные с добычей алмазов в Южной Африке. По-моему, купчие или что-то в этом роде…

— Разве Харрисон рассказывал о своих деловых операциях жене? — удивился Росс.

— Нет, но она случайно услышала, когда он говорил по телефону с представителями какой-то компании. Я точно не знаю, но кажется, она слышала название этой компании.

— Бедная женщина, — вставил Гарри Холдмен, — такой удар в ее годы.

Потерять такого мужа. Клаудиа улыбнулась:

— Зато она теперь стала очень богатой вдовой. И будет очень много охотников на ее состояние.

— Перестань, — раздраженно бросил Роберт, вставая из-за стола.

За ним поднялись и остальные. После обеда Росс отвел Дронго в сторону.

— Вы собираетесь оставаться здесь еще на один день? — спросил он своего знакомого. — По-моему, с нас вполне достаточно всего увиденного. Мы можем уехать немедленно.

— А убийство? — спросил Дронго. — Такое блестящее убийство. Без всяких следов убийцы. Это же классический случай. Я не уеду отсюда ни за что на свете, пока мы не найдем разгадку. Такое убийство бывает раз в сто лет. Я чувствую, что оно войдет во все учебники криминалистики. Не знаю еще, кто убийца, но кто бы он ни был, это гений. Великолепное преступление, и уехать отсюда было бы непростительной глупостью.

— Вы в своем амплуа, — покачал головой Стивен, — хорошо, останемся еще на одну ночь. Все равно завтра все уедут отсюда. Пьер Дюбуа попросил задержаться всех только на один день. Что мы будем делать здесь одни?

— Посмотрим, во всяком случае, постараемся помочь комиссару в его расследовании. Он должен к вечеру вернуться.

Они вышли из гостиной на балкон. Полицейский, стоявший во дворе, увидев Росса, махнул рукой; очевидно, он знал профессора Стивена Росса лично. Дронго не удивился.

Многие расследования запутанных дел проходили с участием Росса, в результате чего многие полицейские знали его очень хорошо. Кроме всего прочего, фотографии профессора Росса часто появлялись в разделе полицейской хроники.

Вернувшись в гостиную, Дронго вышел через комнату в коридор. Пройдя по коридору, он дошел до той комнаты, где был убит Харрисон. Затем вернулся и снова несколько раз проделал этот путь. Ничего странного обнаружить не удалось, и он попытался войти в комнату, но неожиданно обнаружил, что она закрыта. Более того, комната была опечатана личной печатью Пьера Дюбуа. Еще раз внимательно осмотрев дверь и прилегающий коридор, Дронго снова вернулся в гостиную. Там уже сидел Росс. Он успел переодеться и был в легких спортивных брюках и куртке.

— Хочу пройтись по этой вилле, — сказал он. — Я видел, как вы мерите коридор, и решил подождать вас здесь. У Харрисона был неплохой вкус, тут великолепный сад. Может, пойдем погуляем?

— Пойдем, — согласился Дронго, — я только поднимусь наверх и переоденусь.

Поднявшись по лестнице на второй этаж, Дронго вошел в свою комнату.

Рядом в соседней комнате размещался Стивен Росс. Кроме этих двух комнат в левой части здания, на втором этаже, в правой части, размещались спальные комнаты хозяев виллы. В центре, прямо над лестницей, комнаты соответственно занимали семейные пары Холдменов и молодых Харрисонов. Комната Боба Слейтера была ближе к правой стороне и находилась недалеко от апартаментов хозяйки дома.

8
{"b":"803","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Путешествие за счастьем. Почтовые открытки из Греции
Кнопка Власти. Sex. Addict. #Признания манипулятора
Тайны Баден-Бадена
Бумажная принцесса
Время-судья
Прощение без границ
С милым и в хрущевке рай
Академия пяти стихий. Возрождение