ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Слушая мягкий баритон Стокли, Жанна невольно подумала, что он как будто сошел со страниц английской салонной пьесы. В ее представлениях он нисколько не соответствовал тому типу слуги, которого выбрал бы Сэнтин с его взрывным темпераментом и агрессивной напористостью. На губах ее даже появилась улыбка, которая погасла как только Жанна сообразила, что это свидетельствует лишь о непредсказуемости и сложности характера Сэнтина. Несомненно, он был человеком многоплановым и разносторонним, и это делало его еще более опасным противником.

К счастью, сегодняшней ночью Жанне можно было не беспокоиться о том, что за человек Сэнтин и что может быть у него на уме. Она примет душ и выкинет из головы все проблемы. Завтра у нее еще будет время, чтобы обдумать все возможные последствия их странной сделки.

Приняв такое решение, Жанна прошла в ванную, которая своими размерами едва ли не вдвое превосходила ее спальню в коттедже на территории заповедника. Пол здесь был устлан таким же серо-голубым мягким ковром, что и в комнате, а стены выложены белой и синей кафельной плиткой.

Раздевшись, Жанна встала под душ и пустила воду, отрегулировав ее так, чтобы она была достаточно прохладной, но не бодрила. Несколько мгновений Жанна просто стояла под ее упругими шипящими струйками, наслаждаясь их чувственной лаской, потом начала быстро намыливаться. Через несколько минут она смыла со своей кожи последние следы душистой пены и завернулась в белое махровое полотенце, которое нашла в шкафчике на полке с подогревом. Пока Жанна стояла под душем, она сумела совершенно выбросить Сэнтина из головы и от души поздравила себя с этим успехом.

Но оказалось, что радость ее была несколько преждевременной. Не успела она выключить свет и забраться в постель, под хрустящие накрахмаленные простыни, как мысли о Сэнтине нахлынули на нее с новой силой, легко одолев все барьеры, которыми Жанна надеялась от них отгородиться.

Она никак не могла отделаться от ощущения нереальности происходящего. Ситуация и в самом деле казалась ей безумной. Ни один человек, обладающий прагматизмом и деловой хваткой Сэнтина, не расстался бы с двумя миллионами долларов просто ради того, чтобы удовлетворить свою минутную прихоть. И все же, каким бы невероятным это ни казалось, он поступил именно так, и вот теперь она лежит в этой мягкой постели в роскошной спальне как живое доказательство того, что невероятные вещи все еще иногда случаются.

Несомненно, Сэнтин действительно страдает от скуки, если ее скромная особа неожиданно вызвала в нем такой жгучий интерес, подумала Жанна, улыбаясь в темноту. Она никогда не питала никаких иллюзий относительно своей внешности. Конечно, Жанна никогда не была — и не считала себя — дурнушкой, но с ее внешними данными тягаться с роскошными красавицами, которыми окружал себя Сэнтин, было абсолютно бессмысленно.

«С его любовницами», — мысленно уточнила Жанна и нахмурилась. Впрочем, она все еще надеялась, что до этого не дойдет. Ничто в поведении Сэнтина не указывало на то, что его вдруг обуяла страсть к ней. Кроме того, он сам сказал ей, что женщины ему нужны для того, чтобы получать удовольствие. Быть может, он еще передумает и отпустит ее. Для этого ему достаточно будет только сравнить ее скромные достоинства с достоинствами своей нынешней любовницы, которая, как он и говорил, разделит с ним постель сегодняшней ночью.

Нет, определенно ей не стоило бояться этого человека, которого она до этого дня совершенно не знала и который не знал ее. И все же при мысли о Сэнтине по ее обнаженным плечам, не закрытым теплым стеганым одеялом, пробегал холодок страха. Пристальный и внимательный взгляд черных глаз Сэнтина продолжал преследовать ее даже в темной спальне, и Жанна с дрожью вспомнила, с какой легкостью этот безжалостный взгляд проникал сквозь все ее защитные покровы — как внешние, так и внутренние.

За всю свою жизнь она еще ни разу не чувствовала себя настолько уязвимой и слабой, как в те моменты, когда, парализованная исходящей от Сэнтина властной силой, сидела в библиотеке на низенькой оттоманке.

И он действительно производил на нее странное впечатление. В его присутствии Жанна испытывала предательскую слабость, от которой у нее начинали дрожать губы и колени, но вместе с тем еще никогда она не переживала подобного подъема. Это было удивительно и странно — настолько странно, что в конце концов Жанна решила остановиться на самом простом объяснении, которое только пришло ей в голову. Должно быть, тревоги и треволнения сегодняшнего вечера так подействовали на ее чувства, что она невольно преувеличила обаяние и внутреннюю силу Сэнтина. Стоит ей как следует выспаться, и она снова станет сама собой.

Это умопостроение было таким логичным и естественным, что Жанна мгновенно упокоилась. Взбив подушку, она устроилась на ней поудобнее и мысленно пожелала себе «доброй ночи».

3

На следующий день Жанна по привычке проснулась в тот ранний предрассветный час, когда небо только-только начинает светлеть. Проснулась — и впервые в жизни пожалела, что принадлежит к тем людям, которые, едва открыв глаза, соображают четко и ясно. Пытаться заснуть снова было бесполезно — это она знала твердо. Интересно, чем ей теперь заняться? Как убить время до десяти часов — до завтрака с Сэнтином?

Как бы там ни было, оставаться в постели и лежать, тупо глядя в потолок, Жанна тоже не могла. А раз так, надо придумать себе какое-то дело. Что, если она попробует исследовать дом или территорию поместья?

Приняв это решение, Жанна нетерпеливо откинула одеяло и соскочила с кровати. Двигаясь к ванной упругим и быстрым шагом, она вдруг остановилась в изумлении, увидев возле двери свою сумку с вещами из мотеля и защитный комбинезон с рубашкой цвета хаки, которые висели на спинке стула. Комбинезон и рубашка оказались выстираны и тщательно отутюжены, а ее замшевые полусапожки — вычищены мягкой щеткой.

Тряхнув головой, Жанна довольно улыбнулась. В том, как появились в спальне ее вещи, было что-то волшебное, сказочное. Можно было подумать, что в замке Сэнтина есть свои эльфы и домовые, которые выходят из своих потайных убежищ после того, как все уснут, и принимаются за работу. И самое удивительное, что роль повелителя маленького народца вполне подошла бы Сэнтину.

Все еще улыбаясь, Жанна расстегнула сумку и, достав оттуда свежее белье, скрылась в ванной.

Она нарочно плескалась под душем как можно дольше. Надев на еще влажное тело свой защитный комбинезон с рубашкой, она вернулась в комнату и с удовлетворением отметила, что пока она совершала утренний туалет, небо окрасилось в розовые и голубые цвета, предвещавшие близкий восход солнца. Снаружи стало совсем светло, и Жанна могла спокойно выйти в сад, не рискуя напороться в темноте на какой-нибудь сучок или столкнуться с доберманами, пусть даже ее вчерашняя встреча с этими свирепыми псами закончилась вполне мирно. Впрочем, она тут же подумала, что это была не такая уж плохая идея. Жанна была вовсе не против, чтобы в этих ранних странствиях ее сопровождал хоть кто-нибудь. В первые минуты она даже хотела пойти и выпустить собак из вольеров, но потом с сожалением отказалась от этой мысли. Почему-то ей казалось, что охранники, и без того довольно мрачные на вид, не будут в особенном восторге, если она подружится с их четвероногими помощниками. Как видно, ей придется отправиться на прогулку одной.

Подавив вздох, Жанна бесшумно выскользнула из спальни, спустилась по лестнице в прихожую и, отперев тяжелую дверь с латунными накладками, вышла через черный ход в тот самый внутренний дворик, по которому ее вчера вели под конвоем.

Тихо прикрыв за собой дверь, Жанна огляделась.

При свете разгоравшегося дня она рассмотрела, что внутренний двор вымощен красивыми бежево-розовыми мозаичными плитками, а в самом его центре красуется удивительно изящный четырехъярусный фонтан розового мрамора. Каждую чашу-ярус поддерживали стоящие на хвостах каменные дельфины. В чашах рябила на легком ветру вода, но насос не работал, и струи не били вверх и не низвергались каскадом с яруса на ярус. Основанием фонтана служил неглубокий бассейн с двухфутовым бортиком из светлого песчаника.

10
{"b":"8030","o":1}