ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Он исчез, скорее всего был украден, когда солдаты национальной гвардии ворвались в Версаль. Но откуда вам известно о втором флаконе? Вы коллекционер?

Кэтлин покачала головой:

– К этому флакону у меня особый интерес.

Алекс догадался, куда направляет разговор Кэтлин, и подхватил:

– Жан Марк Андреас? Я угадал?

Кэтлин в который раз подивилась, с какой фотографической точностью отпечатываются в его памяти сведения, о которых он читает. Он сразу вспомнил страницу из дневника Катрин, где упоминалось об этом флаконе.

– Считается, – с интересом глядя на Кэтлин, сказал Ле Клерк, – что эти духи подарил Марии-Антуанетте ее брат Жозеф.

Кэтлин отрицательно покачала головой:

– Имена двух королевских особ, причастных к истории этого флакона, несомненно, увеличивают его ценность. Но его появление связано совсем с другим человеком.

– Вы так уверенно говорите. Значит, вам известна эта тайна, – проговорил еще более заинтригованный Ле Клерк. – Надеюсь, вы понимаете мои чувства коллекционера. Мне очень хочется знать, каково происхождение этого флакона.

– Конечно, я не смею утверждать со всей определенностью, но все же описание именно такого флакона приводится в дневнике, который хранится в архиве нашей семьи, – спокойно сказала Кэтлин.

– И вы говорите, что их было два? – Ле Клерк казался чрезвычайно заинтересованным. – И вы знаете доподлинную историю?

– Конечно. Ведь эти флаконы были наполнены духами, созданными в нашем Вазаро. – Она улыбнулась. – Вы увидите, что истинные события намного интереснее и ярче тех, что были выдуманы потом.

– Аукционер уверял, что это были любимые духи королевы. Духи из розовых лепестков.

– Хотя прежде она предпочитала духи из фиалок.

Ле Клерк улыбнулся:

– Кажется, нам есть о чем поговорить. Не согласитесь ли вы и месье Каразов пообедать вместе со мной?

Глядя на его оживленное лицо и сияющие глаза, Кэтлин воспряла духом. Счастливый случай, подаренный судьбой, вывел их из тупика.

«Дай им то, что они хотят, и взамен получишь то, что нужно тебе».

Кэтлин посмотрела на Алекса, который не сводил с нее задумчивого взгляда, и обернулась к Ле Клерку:

– Думаю, наша беседа за столом будет более непринужденной, если мы сначала закончим обсуждение того вопроса, с которым мы к вам пришли.

И когда они через три часа выходили из кабинета, то у них не оставалось сомнений в том, что Ле Клерк сделает все мыслимое и немыслимое, чтобы через месяц образец флакона и коробки появился у них на столе.

Кэтлин снова не было рядом с ним в постели.

Алекс знал, где она.

Укоризненно покачав головой, он посмотрел на пустую подушку, откинул покрывало и, сидя на постели, потянулся, расправляя плечи.

Вскоре он не спеша спускался по ступенькам в холл. Было уже около четырех часов утра. Мало того, что Кэтлин до изнеможения работала с рассвета до заката, продумывая до последней мелочи план презентации в Версале, которая должна была состояться уже на следующей недели, – среди ночи она еще ухитрялась тихонько пробираться в кабинет, чтобы любоваться на эти дурацкие снимки. Он распахнул дверь кабинета.

Кэтлин, склонившаяся над столом в своей длинной ночной рубашке, подняла на него глаза с виноватым видом нашалившего ребенка.

– Немедленно в постель! – приказал он непререкаемым тоном. – Сию минуту! – Подойдя к столу, он отобрал у нее увеличительное стекло. – Ты же сама говорила, что на десять утра у тебя назначена встреча с представителем фирмы, который будет обслуживать презентацию.

– Я не могла уснуть. Должно быть, сказывается то, что я перестала работать физически. – Нервное напряжение и в самом деле словно наэлектризовывало ее. – После долгих лет работы на полях у меня набралось столько сил, что я, наверное, могла бы, взявшись за дело, вычистить весь Париж.

– Именно поэтому ты тайком прокрадываешься в кабинет и таращишься на эти снимки? В третий раз за эту неделю!

– Не думала, что ты заметил.

– Я замечаю все. – Он посмотрел на дюжину снимков, разбросанных по столу, и на блокнот с пометками, написанными быстрым почерком Кэтлин. – Ты ведь жаловалась, что снимки оказались плохого качества.

– Но лучше, чем ничего. И, кажется, они помогают прояснить одну вещь…

– … что ты измотана до предела, – закончил он вместо нее.

– Повторяю тебе, что я не устала.

– Ты просто не чувствуешь, потому что у тебя нервы натянуты как струны.

– Может быть. – Она потерла глаза тыльной стороной ладоней. – Скорее всего я устала от ожидания. Мне так, нужны дневники. Мне необходимы, как воздух, дополнительные материалы. Я задыхаюсь без них.

Алекс думал, что она, как случалось прежде, попытается перевести разговор с Танцующего Ветра на что-нибудь другое, но после короткой паузы Кэтлин продолжила:

– Семье Андреас всегда удавалось сохранить в секрете то, что им было известно о Танцующем Ветре. Образцом их скрытности может служить книга Лили Андреас. Она ухитрилась рассказать обо всем и ни о чем.

– Ну а как насчет твоей курсовой работы «Танцующий Ветер в истории»?

– Это все описание слухов, легенд, но у меня нет никаких сведений об истории его происхождения. Первое упоминание о Танцующем Ветре восходит к Трое, когда Андрос бежал из гибнущего города со статуэткой и с женщиной, имя которой переводится как «прекрасная».

– Андрос?

– Да, первый из рода Андреасов. Принято считать, что он был морским разбойником и его захватили в плен троянцы. Когда разразилась война, он находился у них в плену.

– Он был греком?

– Не знаю. Его должны были приговорить к смерти во время осады. Но брат царя – Парадигн – вручил Андросу статуэтку и показал подземный ход, по которому тот выбрался за пределы города.

– Почему он отпустил его?

– Тоже не знаю. – В голосе ее прозвучала досада. – Здесь столько вопросов, на которые нет ответов!

– Возможно, нет ответа и в дневниках, которые ты так ждешь, Кэтлин. Почему ты так стремишься разгадать эту тайну, словно речь идет о жизни и смерти? И еще говоришь, что я страдаю от чрезмерного любопытства.

Она, не принимая шутливого тона, серьезно посмотрела ему в глаза:

– Это не любопытство, это… – Она замолчала и потупила глаза. – Он пытается мне что-то сказать.

– Не понял?

– Ну вот, ты смотришь на меня так, словно боишься, не повредилась ли я в уме.

– Но вообще-то это и в самом деле попахивает…

– Вот поэтому я и не хотела тебе ничего рассказывать. – Теперь она снова смотрела на фотографии. – Впервые мне на глаза попался снимок Танцующего Ветра, когда мне было восемь лет. Я наткнулась на него в книге Лили Андреас. И с тех пор я не расставалась с ней ни на минуту. Повсюду носила ее с собой… Мне не хочется лишаться того, что так много значит в моей жизни.

– Пегас – сказочной красоты статуэтка. Она вполне могла заворожить любого впечатлительного ребенка. Крылатый конь, который может унести тебя к звездам.

– Не совсем так. В нем была… Кажется, что ему известна некая тайна… – Кэтлин беспомощно пожала плечами и подняла на него глаза. – И он ждет, когда я разгадаю ее.

– И?

– Ты не понимаешь? Большинство самых влиятельных людей, которых знает история, стремились завладеть им, потому что считали, что он является не просто символом власти, но помогает добиться и удержать ее в руках. Очевидно, у них были какие-то основания так считать.

– Чем больше слухов и легенд, тем сильнее распалялось воображение каждого следующего правителя. И, заполучив статуэтку, он тем самым как бы подтверждал и свое могущество, и право на власть.

– Нет. Это слишком простое объяснение. Я не хочу сказать, что его занесли пришельцы из космоса или что он появился как чудесное знамение. Но он существует. Кто-то создал его. И должна быть причина, почему он оказывает такое сильное воздействие. Ответ скрывается в надписи.

– Да. Рецепт, как достичь величия… – Алекс оборвал себя на полуслове, заметив, как изменилось выражение ее лица. После стольких месяцев упорного молчания, нежелания заговаривать с ним на тему, которая так много значила для нее, она наконец доверилась ему, а он…

32
{"b":"8032","o":1}