ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кэтлин попыталась последовать советам своей наставницы. Оказалось – это не так-то просто сделать, когда тебя разглядывают в упор.

Челси уверенно вышла вперед, как полководец перед своим войском, призывая его в атаку. Держалась она с достоинством особы королевской крови.

– Бонжур, мадам. Это мадемуазель Кэтлин Вазаро. Вы, конечно, уже слышали о ней? – Челси с удивленным видом посмотрела на продавщицу и покачала головой. – Нет?! Странно! На прошлой неделе президент лично вручил мадемуазель орден за самоотверженную службу в Конго. – В глазах Челси промелькнуло сожаление и даже сочувствие.

Продавщица невольно повернулась к Кэтлин, и холодная презрительная маска начала медленно сползать с ее лица.

– Я понимаю, Кэтлин, тебе хотелось приобрести что-нибудь интересное и неповторимое, и, право, даже не знаю, правильно ли я поступила, приведя тебя сюда. Скажите, в вашем магазине могут предложить мадемуазель что-нибудь такое, чего не может предложить Диор?

9

– Господи! Сколько же мы всего понакупили! – Кэтлин со вздохом облегчения откинулась на спинку сиденья. За те три часа, что они провели в магазине высокой моды, она устала намного сильнее, чем после двенадцатичасовой работы на поле в Вазаро. – Хорошо, что мы купили для мамы эти чудесные платья. Она будет страшно рада. Но не знаю, зачем мы набрали столько для меня. Куда их девать?!

– Все до одного тебе пригодятся, – оборвала ее Челси, как-то само собой переходя на дружеский тон. – Три вечерних туалета. Два деловых. Один костюм и платья для коктейлей. Осталось только купить к ним обувь. – Она свела брови. – Думаю, для презентации в Версале более всего подойдет черное бархатное платье. Оно так оттеняет цвет твоей кожи!

– Да! Открывая ее больше, чем требуется, – иронически заметила Кэтлин. – Но почему ты ничего не купила для себя?

– Мне нужны два платья, которые я уже заказала: для презентации и для рекламной распродажи. – Челси, обратившись к водителю, попросила: – Жорж, притормози, пожалуйста, у дома номер четырнадцать по Сен-Жермен.

– Разве мы едем не в отель? – Кэтлин решительно покачала головой. – С меня хватит! Еще одного магазина я уже не вынесу.

– Успокойся! Это не магазин. Мы заедем ненадолго на чай к супружеской паре. Два очень симпатичных старичка.

– С большим удовольствием я бы прилегла на кровати у себя в номере.

– Успеется! – с присущей ей резкостью заявила Челси. – Тебе совершенно необходимо познакомиться с месье Пердо и его женой. Это два самых обаятельных человека в Париже. Они тебе понравятся.

Неожиданно для самой себя Кэтлин с первой же минуты была очарована Жаном Пердо и его женой Миньон. Они занимали небольшой домик, почти такой же старый, как и дом Андреасов. И, переступив порог гостиной, Кэтлин сразу же ощутила уют викторианского стиля, подействовавший на нее самым успокаивающим образом, равно как и ромашковый чай, который мадам Миньон подала им в прозрачных чашках севрского фарфора.

Мадам Миньон – маленькая седовласая женщина в платье мягких оттенков голубого, казалась образцом утонченной нежности и изысканности. Ее муж, напротив, был высок, сухощав, с львиной гривой серебристо-белых волос и пронзительными голубыми глазами. Они обменивались остроумными репликами, не скрывая восторженной привязанности друг к другу. С Челси они держались по-дружески, а к Кэтлин выказали живой интерес.

Когда Челси поднялась и начала прощаться, Кэтлин даже почувствовала некоторое разочарование, что все так быстро кончилось.

Жан Пердо проводил их до двери и поцеловал Челси в щеку.

– Это платье просто ужасно! Ты знаешь, что оно совершенно не в твоем стиле? – нежно проворковал Пердо. – Мы и без того знаем, какая у тебя роскошная фигура. Нет необходимости подчеркивать это лишний раз.

Кэтлин чуть не споткнулась от удивления, услышав столь фамильярную фразу от человека, который всего лишь несколько секунд назад являл образец изысканной куртуазной вежливости.

– Я очень довольна, что вы заметили это, Жан, – радостно отозвалась Челси. – Для того и надела его.

Он улыбнулся, и в глазах его промелькнуло одобрение.

– Ого! Вы набираетесь мудрости не по дням, а по часам.

– Стараюсь. – Челси кивнула в сторону Кэтлин: – Лебедь? Я правильно угадала?

Жан медленно покачал головой:

– Роза. Темно-алая роза! С острыми шипами.

– С шипами? – Челси нахмурилась. – Не думаю!

– Только потому, что еще не успели заметить их, – улыбнулся он. – Может статься, она и сама их не замечает. – Он взял руку Кэтлин и поднес к губам. – Был чрезвычайно рад познакомиться с вами, дитя мое. Будем рады видеть вас в любое время.

– Благодарю за приглашение, месье Пердо.

– Ты ему понравилась, – удовлетворенно сказала Челси, как только их лимузин рванул с места. – Лучшего приема трудно было ожидать.

– Да. Но минуту назад я чувствовала себя, как насекомое под микроскопом.

– Ты не поняла. Это был комплимент. Если бы ты не заинтересовала его, он не стал бы утруждать себя поисками сравнения. Сослался бы на то, что пока не видит твой образ.

– Образ? Он что – психолог?

– Нет. Лучший в мире модельер.

Кэтлин растерянно посмотрела на подругу.

– А почему я никогда не слышала о нем?

– Потому что он, кроме того, лучше всех в мире умеет хранить секреты. Он требует от каждой из своих клиенток, чтобы та не разглашала, кто шил ее платье.

– Но почему?

– Он принадлежит к известной семье банкиров. Никогда не испытывал нужды в деньгах. Занимаясь этим делом в течение сорока лет, он даже не подумал открыть свой Дом высокой моды. Он творит лишь из любви к искусству. Каждое его платье – неповторимое произведение, потому что учитывает индивидуальный образ заказчика. А мадам Миньон шьет.

– Невероятно.

– Мне тоже так казалось. Особенно когда я узнала, что он чаще отказывает клиентам, чем соглашается. – Челси усмехнулась. – Например, принцесса Ди находится в числе тех, кому он отказал. Пердо сам признавался, что у него очень ограниченный круг клиентов. За десять лет появляется всего лишь несколько новых человек.

– И ты оказалась в этом избранном кругу?

– Да, мне повезло. Один из его старейших заказчиков представил меня Пердо. Жан сказал, что я заинтересовала его. Моя внешность – это своего рода вызов модельеру. Как он признался – внешний вид и внутренняя суть не отвечают друг другу. Найти гармоничное сочетание – очень непросто. Задача увлекла его.

Кэтлин поняла, что имел в виду Пердо.

– Он не принимает заказов. Шьет платье, а затем посылает кого-нибудь сообщить вам, что оказал честь, создав для вас наряд. Одно из его платьев я надевала, когда мне вручали «Оскар».

– Жаль, что я пропустила эту передачу.

– Меня поразило то, что он разглядел во мне. – Челси искоса посмотрела на Кэтлин. – Я покажу тебе это платье, когда вернемся в отель.

Кэтлин казалось, что после стольких часов, проведенных в магазине Лакруа, она уже никогда не захочет смотреть ни на один наряд, но тут в ней проснулось любопытство. Ей было интересно узнать, какой увидел Челси этот красивый и умный человек.

– А, вот и он! Молодец! Действительно толковый парень, – сказала вдруг Челси, увидев кого-то за окном лимузина.

Кэтлин не поняла, о чем идет речь.

– О ком ты?

– О человеке в темно-сером костюме.

Кэтлин продолжала недоумевающе смотреть на Челси.

– Это детектив Рено, которого нанял Алекс, чтобы охранять тебя все то время, что ты будешь заниматься перевозкой всяких этих штучек из Версаля и обратно. – Челси удивилась тому, что Кэтлин явно не догадывалась об этом. – Разве он не предупредил тебя? Мне он сказал, чтобы я не волновалась, если замечу «хвост». А он знал, что я сразу замечу. – Она слегка скривилась. – Во время съемок студия всегда нанимает детективов, чтобы застраховаться от всевозможных случайностей. Ведь тогда неустойку платят они.

Алекс не стал предупреждать Кэтлин о том, что теперь за ней повсюду будет следовать по пятам телохранитель. Приехав в Париж, Кэтлин сразу оказалась столь загружена работой, что почти забыла о Ледфорде. Теперь прежние страхи вновь проснулись в ней.

39
{"b":"8032","o":1}