ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Каким образом, если второй охранник оставался стоять?

– Он исчез после того, как я проверил сейф и убедился, что Танцующий Ветер на месте. Ледфорд, должно быть, сумел найти к нему подход.

– О каком дубликате ты говоришь? – недоверчиво вскинулся Джонатан. – Невозможно выполнить вторую такую статую, которая могла бы ввести тебя в заблуждение.

– Но она существует.

Все повернулись к Кэтлин.

– Есть одна копия, которую почти невозможно отличить от подлинника. – Кэтлин прижала трясущиеся руки к губам, чтобы унять дрожь. – Статуэтка выполнена венецианским художником – Марио Дезедеро. Я видела ее как-то раз, когда работала над материалами о Танцующем Ветре. При неясном освещении их невозможно отличить одну от другой.

– Никогда не слышала о том, что у Танцующего Ветра есть двойник, – сказала Челси.

– Эта копия сделана по заказу Жана Марка Андреаса в восемнадцатом столетии. Сейчас она находится в частной коллекции Альфреда Коннафа, английского промышленника, который живет в Йоркшире.

– Боже мой! Я ведь знал об этом, – простонал Питер. – О ней говорилось в твоем докладе, Кэтлин. Как я мог забыть о…

– Но как она оказалась здесь? – перебила его Челси.

– Ледфорду было намного легче выкрасть копию, чем подлинник, – сказал Алекс. – Возможно, имеет смысл позвонить и справиться о здоровье мистера Альфреда Коннафа?

– Кошмар! – прошептала Челси. Джонатан в отчаянии покачал головой:

– Нет! Не могу поверить, что ее уже нет! – Его взгляд остановился на Алексе: – Послушай, ты, ублюдок, статуэтка хранилась в нашей семье с тех пор, как… – Он сделал глубокий вдох, пытаясь не терять контроля над собой. – Не могу поверить, что она пропала…

– Я верну ее, – сказал Алекс.

– Как? До сих пор тебе даже не удавалось выйти на след Ледфорда.

– Это моя вина, что он сумел украсть Танцующий Ветер. Я найду Ледфорда хоть под землей и верну статуэтку обратно.

Кэтлин подошла к Джонатану.

– Простите меня, Джонатан! – Глаза ее наполнились слезами. – Не могу передать, что я чувствую. Обещаю, что мы вернем ее вам.

– Мы? – Алекс покачал головой. – Нет, только не ты. Я не позволю тебе рисковать.

– А где мне спрятаться? – Кэтлин повернулась к нему. Глаза ее сверкали от гнева и слез. – Ты думаешь, я могу уехать домой, чтобы навести это чудовище на Вазаро? Это из-за меня Танцующий Ветер оказался здесь. Когда мне стало известно все, я должна была предупредить Джонатана. Просто поднять трубку и позвонить. Но я не сделала этого. – Она судорожно вздохнула. – Из-за того, что хотела добиться своего…

– Никто тебя не обвиняет, Кэтлин, – вмешалась Челси. – Мы знаем, как эти духи нужны были для спасения Вазаро…

– Значит, это моя вина… – не дала ей закончить Кэтлин. – В такой же степени, как и Алекса. И даже больше. Меня заворожила сказка, которая становилась жизнью… Танцующий Ветер… Я так люблю Вазаро, что готова была заплатить любую цену ради его спасения. Я не могла остановиться на полпути… – Голос Кэтлин сломался. Судорожно сглотнув комок, застрявший в горле, она посмотрела на Алекса. – Я сказала тебе, что не позволю, чтобы Джонатан пострадал от нашей затеи.

Каразов обернулся к Джонатану, на лице которого застыла маска скорби.

– Теперь, когда Танцующий Ветер оказался у Ледфорда, он постарается сделать все, чтобы уберечь его. Он одержим им. Роли переменились. И я верну Танцующий Ветер. Но если вы обратитесь в полицию, та тончайшая нить, что должна привести меня к Ледфорду, оборвется.

– Вы сами мне говорили, что у вас нет никакой зацепки, – сказал Джонатан.

– У меня есть человек, который занимается прошлым Ледфорда. Мы воспользуемся его материалами.

Джонатан по-прежнему недоверчиво и испытующе смотрел на Алекса.

– Если мы не сможем найти самого Ледфорда, то, возможно, удастся выйти на его сообщника. Ледфорд упоминал о том, что его партнер возражал против похищения Танцующего Ветра. Единственное логическое объяснение – этот человек, вероятно, сам присутствовал на презентации в Версале.

– Вы хватаетесь за соломинку.

Алекс твердо посмотрел в глаза Джонатану:

– Соломинка все же лучше, чем ничего. Дайте мне двадцать четыре часа, и я вычислю партнера Ледфорда.

Джонатан помолчал, потом пожал плечами:

– Хорошо. Двадцать четыре часа. И ни минутой больше.

Алекс обернулся к Кэтлин:

– Ты занималась рассылкой приглашений. Мне нужен список гостей.

Она подошла в столу, открыла средний ящик и вытащила бумаги. Затем вернулась и вручила их Алексу:

– Тебе нужна моя помощь?

– Нет! – Он посмотрел на нее. – Но мне будет легче сосредоточиться, если я буду уверен, что ты в безопасности.

Она покачала головой:

– Я не собираюсь возвращаться в Вазаро.

– Поговорим об этом позже. Не знаю, где тебе будет сейчас безопаснее. – Он подошел к двери. – Побудьте с ней, пока я не вернусь, Джонатан. Я пришлю двух охранников – в холл и в соседний номер. – Обернувшись, он еще раз посмотрел на Кэтлин. – Ради бога, никуда не выходи из номера!

– Не беспокойся! – ответила Кэтлин, не глядя на него. – Я еще хочу жить. И у меня нет никакого желания дать этому маньяку убить меня.

– Я не позволю ему и пальцем прикоснуться к тебе. – Алекс закрыл дверь номера и прошел через вестибюль к лифту.

Было около шести утра, и дневной свет уже пробивался в окна гостиной, когда Алекс открыл дверь своего номера, находившегося по соседству с номером Кэтлин.

Боже, как он устал.

Алекс сделал несколько резких движений, чтобы сбросить накопившееся напряжение. Дойдя до кресла, он рухнул в него. Но ему нельзя позволять себе расслабиться ни на минуту. Взяв в руки список приглашенных гостей, он стал просматривать фамилию за фамилией, отгоняя от себя дремоту.

Двадцать четыре часа.

Он пробежал глазами первый лист. Колонку имен и фамилий.

За час ему удалось подчеркнуть лишь два имени: Рауля Далпре – главы Интерпола, и Бенджамина Картера – английского миллионера и знатока древностей, любителя антиквариата. Далпре занимался непосредственно ловлей похитителей шедевров. А Картер слыл фанатиком-коллекционером, который шел на все, чтобы заполучить нужную ему вещь. Его не остановило бы даже то, что предмет украден из музея.

Он откинулся в кресле и потер глаза. Нет, эти выводы не слишком убедительны и в любом случае бездоказательны. Алекс продолжал размышлять об этих двух людях, пытаясь выстроить картину, где их линии бы пересекались. Как ему не хватало нескольких часов сна, чтобы освежить ум.

Алекс набрал номер телефона Гольдбаума в Нью-Йорке.

– Господи Иисусе! Ты хоть когда-нибудь спишь? – пробормотал сонный голос.

– Время не терпит. Мне срочно нужно что-то на Ледфорда. Любая информация.

– Вчера после обеда в офис поступила какая-то информация. Но я не успел просмотреть ее. Перезвони мне завтра в нормальное время, я скажу, что там есть.

– Отправляйся в офис сейчас же!

– Да ты знаешь, который час?

– Отправляйся немедленно.

– Это обойдется тебе втрое дороже.

– Не в первый раз.

– Ну хорошо. – Гольдбаум вздохнул. – Только вряд ли это будет стоить тех денег, которые ты потратишь.

– Я в Париже. Отель «Континенталь».

– Я позвоню. – И Гольдбаум повесил трубку.

Алекс откинулся в кресле. Любая, самая ничтожная мелочь может сейчас помочь, думал он, пытаясь отогнать от себя мысли о Кэтлин, о враждебном выражении, застывшем на ее лице. Что тут особенного? За свою жизнь он привык к враждебным и недоверчивым взглядам. Люди, казалось, чувствовали его цинизм и его собственное недоверие и платили той же монетой. Но не Кэтлин. Поначалу она встретила его в штыки, а потом…

Алекс отодвинул кресло и встал. Он не должен думать о ней сейчас – это глупо и бессмысленно. Надо сосредоточиться только на Ледфорде и этих именах. Он отправился в ванную, принял душ, заказал в номер кофе и стал заново тасовать имена, выискивая между ними невидимую связь.

46
{"b":"8032","o":1}